Большинство исследователей, теоретиков и практиков, авторов многочисленных работ, посвященных управлению экономикой и социальными процессами, едины в мнении о том, что установление целей деятельности и управления деятельностью — ключевая функция управления. Такой вывод распространяется на стратегическое и оперативно-тактическое управление на всех уровнях многоступенчатой системы хозяйственного руководства. Целевая ориентация, как упоминалось выше, представляет исходный пункт подготовки и принятия управленческих решений. Целеустремленность служит важным признаком организации системы подчинения, протекающих в ней процессов, единому системообразующему началу. В работах по системному анализу социально-экономическая система часто определяется как совокупность взаимосвязанных элементов, действие которых подчинено достижению цели (или целей) системы.

  Целеполаганием называют процесс установления, формирования, обоснования целей и задач системы, их ранжирования по степени важности, распределения во времени, периодического пересмотра, обновления, актуализации. Целеполагание может быть внешним, когда цели функционирования заданы извне, и внутренним, при котором система самостоятельно вырабатывает свои цели и ориентируется на их достижение. В действительности цели социально-экономических систем представляют симбиоз внешне заданных и генерируемых самой системой. При этом внешне заданные цели обычно выражают интересы системы более высокого уровня, в которую входит данная система, тогда как внутренние цели — это, с одной стороны, отображение заданных извне и, с другой стороны — выражение собственных, локальных интересов системы.

В определенной мере цели предопределены природой системы, ее сущностью. Поэтому правомерно утверждение о наличии органических, исторически обусловленных целей государства, общества, региона, отрасли, социальных групп, человека. В то же время социально-экономические цели динамичны и изменяются под действием разных обстоятельств. Цели психологичны в том смысле, что в их постановке отражаются интересы органов и лиц, формирующих цели, и одновременно отражены устремления людей, образующих человеческий массив целеустремленной социально-экономической системы.

Целеполагание относится к одной из самых трудно поддающихся анализу и тем более планированию областей проектирования управления. Во многом механизмы целеполагания остаются и будут оставаться неясными, невыявленными, находящимися вне поля логического познания. К целеполаганию менее всего приложимы методы, основанные на формально-логических построениях, экономико-математических расчетах. Это самый творческий, многогранный, неисчерпаемый, непостижимый процесс, о чем свидетельствует многовековой опыт бесплодных попыток уяснить, в чем заключается цель жизни человека и существования человеческого общества.

Строго говоря, следует различать и разграничивать цели системы и цели управления системой, хотя они обладают значительной степенью общности. Несомненно, что цели людей, групп, организаций, общества как управляемых систем и объектов одновременно представляют цели управления этими системами и объектами, так как управление осуществляется во имя достижения целей. Но цели субъектов и объектов управления, органов управления и управляемых ими людей, групп и коллективов способны различаться и действительно различаются при расхождении интересов, выгод, мотивов, устремлений управляющих и управляемых.

Субъекты управления правомерно ставят своей целевой задачей не только достижение целей, удовлетворение желаний объекта управления, от лица которого они осуществляют управление, но и совершенствование форм, методов, технологии, средств управления, повышение качества процессов управления, управленческого персонала. Хотя подобная цель не может быть признана самодостаточной в том смысле, что она должна быть подчинена достижению целей всей системы, т.е. представляет подцель в иерархии целей, это все же значимая цель. О ее весомости свидетельствуют непрекращающиеся реформы управления, с которыми люди обоснованно связывают надежды на достижение основных целей государства, общества, регионов, отраслей, организаций.

Неизбежно и наличие целеполагания со стороны субъектов управления, ориентированного на постановку собственных целей, вытекающих из интересов этих субъектов, умело замаскированных под общие цели управляемой системы или даже подменяющих эти цели.

Недостаточность научных представлений о природе и методах целеполагания в некоторой мере компенсируется развитием познания в области структуры и типологии целей социально-экономических систем.

К числу структурируемых целей, допускающих развертывание в иерархическую систему «генеральная цель — подцели первого и более низких уровней — целевые задачи», есть основание относить класс проблемно-ориентированных (программных) целей. Постановка этих целей обусловлена наличием явно выраженной, ощутимой социально-экономической, экологической, научно-технической, производственно-технологической, кадровой или иной четко понимаемой и воспринимаемой проблемы. Решение этой проблемы, ее ослабление и служит целью системы и управления системой. В этой ситуации цели приобретают количественное выражение, масштабно временную и территориальную ориентировку. Сложнее обстоит дело с неструктурированными целями, о которых мы имеем лишь общее представление (например, цели «развитие», «совершенствование» в их самой общей постановке).

По содержательному признаку выделяют три типа универсальных социально-экономических целей.

Цели стабилизации, поддержания устойчивости заключаются в закреплении стабильного, устойчивого состояния системы, предотвращении ухудшения этого состояния и возникновения кризисных ситуаций, закреплении достигнутого уровня.

Цели развития, прогрессирующего изменения состоят в улучшении системы, благоприятном изменении ее свойств, качеств, эволюционном достижении желаемого состояния системы путем более полного использования ее ресурсных возможностей.

Цели обновлениязаключаются в революционном преобразовании, создании принципиально новой системы на основе существующей или взамен нее во имя выполнения более широкого круга функций, удовлетворения новых потребностей на качественно более высоком уровне, повышения эффективности, действенности системы.

По признаку масштабности целей, охвата ими объектов управления цели делят на мировые, государственные, региональные, отраслевые, организаций, социальных групп, индивидуальные, личные.

  В зависимости от предполагаемого или намечаемого срока достижения цели подразделяют на перспективные долгосрочные (10—20 лет), среднесрочные (от 3 до 10 лет) и краткосрочные (до двух лет).

Разные уровни важности, значимости целей побуждают к разделению их по аналогии с принятым в военном деле на стратегические, тактические и оперативные. Такое разделение может иметь место по отношению к целям самого разного уровня, оно характерно как для мировых, государственных, региональных, отраслевых целей, так и для целей социальной группы, организации, даже семьи и личности.

В литературе по управлению встречается разделение целей на типичные, стереотипные , которые неизбежным образом воспроизводятся, возникают вновь и вновь, и нетипичные, специфические , т.е. сугубо ситуационные, свойственные только данной конкретной ситуации, редко повторяющиеся.

В психологическом аспекте представляет интерес различение декларируемых и реальных целей. Декларируемые — это официально провозглашенные органами, субъектами управления цели, фиксируемые в программных документах, заявлениях лидеров, распространяемые в средствах массовой информации, объявляемые участникам воплощения целей и заинтересованным в них людям. Реальные цели представляют истинные целевые ориентиры, на достижение которых направлена деятельность аппарата управления и исполнителей его воли, выраженной в решениях, проводимых мерах, действиях.

Повсеместно наблюдаемое расхождение декларируемых и реальных целей управления обусловлено рядом обстоятельств.

1.Скрываемое стремление лиц, ведающих целеполаганием, сместить декларируемые целевые ориентиры в сторону лучшего удовлетворения собственных интересов и потребностей, запросов близких людей и социальных групп.

2.Негативное восприятие провозглашаемых целей теми, от кого зависит их достижение, в связи с чем происходит трансформация, смещение целевых ориентиров в сторону интересов данной группы лиц.

3.Необоснованность поставленных целей, необеспеченность их необходимыми ресурсами и условиями достижения, в связи с чем декларируемые цели сужаются и в конечном счете становятся реальными.

4.Декларирование показных, надуманных, виртуальных целей агитационно-пропагандистского характера, достижение которых вообще не входит в задачи постановщиков целей.

Продолжая обсуждение, сконцентрируем внимание на тех сторонах макроэкономического и микроэкономического целеполагания, которые непосредственно связаны с действием психологических факторов.

Ведущим мотивом целеполагания на всех уровнях системы управления экономикой способна стать его связь с удовлетворением потребностей. Есть основания считать, что удовлетворение потребностей государства, страны, народа, регионов, социальных групп, семей, людей в материальных и духовных благах, товарах и услугах и есть высшая цель экономики. В советский период российской истории коммунистические лидеры утверждали, что генеральной целью советской экономики является максимальное удовлетворение непрерывно возвышающихся материальных и духовных потребностей народа. Эта чисто декларативная цель была провозглашена основным законом социализма, но жизнь людей не становилась лучше. Но свою психологическую функцию такая постановка макроэкономической цели, видимо, выполняла.

Характерно, что попытки связать целеполагание с удовлетворением потребностей наблюдаются и на микроэкономическом уровне. В ряде книг, учебных пособий по маркетингу говорится, что маркетинг есть вид человеческой деятельности, направленной на удовлетворение нужд и потребностей. Тем самым утверждается, что управление производством товаров и их продвижением на рынках подчинено достижению цели удовлетворения потребностей в этих товарах. Эта мысль воплощена в призыве: «Выявить потребность и удовлетворить ее!», который, по замыслу маркетологов, должен стать девизом каждой фирмы, компании, производящей и продающей потребительские товары и услуги.

Здесь опять-таки мы имеем дело с декларируемой, а не реальной целью. Истинная цель корпораций — получение устойчивой прибыли и наращивание капитала. Удовлетворение потребностей покупателей есть средство достижения этой цели, а не сама цель.

Лозунговое использование удовлетворения потребностей как главной цели функционирования всей экономики в целом и отдельных хозяйствующих субъектов в частности (включая и управление экономикой) не противоречит тому факту, что достижение определенных уровней удовлетворения общественных и личных потребностей есть объективно важнейшая цель экономики. Но диапазон нужд и потребностей людей в благах, товарах, услугах чрезвычайно обширен, включает многие сотни и тысячи позиций. Материальные, духовные, социальные потребности конкурируют между собой в претензии на первостепенное удовлетворение. Общественные потребности вступают в противоречие с групповыми, семейными, личными. Существуют вредные потребности, с которыми люди не в силах справиться. Восприятие полезности удовлетворения той или иной потребности носит преимущественно индивидуальный характер. Очень трудно установить целевой, нормативный уровень удовлетворения конкретных потребностей.

В связи с отмеченной спецификой потребностей далеко не всегда удается реально выразить целевые макроэкономические и микроэкономические установки в терминах достижения определенного уровня удовлетворения потребностей, хотя такой подход имеет право на существование. В макроэкономике используются целевые ориентиры, воплощаемые в синтетической форме удовлетворения потребностей, такие как «уровень жизни населения», «качество жизни», «образ жизни», «прожиточный минимум», «потребительская корзина», «порог бедности», «среднедушевые доходы», «средняя продолжительность жизни» и др. Формулирование этих целей в виде количественных показателей чрезвычайно затруднено, а то и просто невозможно. Этим обстоятельством и пользуется властная элита, выдвигая такие внешне привлекательные и столь же неконкретные цели как «повышение уровня жизни народа», «более полное удовлетворение материальных и духовных потребностей», «рост социального благосостояния», «увеличение доходов населения».

Шансы на конкретизацию целей, придание им количественной определенности повышаются, когда рассматривается удовлетворение предметных потребностей в масштабе четко очерченного региона или группы потребителей. Это потребности в жилье, коммунально-бытовых услугах, услугах образования и здравоохранения, питании, одежде и обуви, денежных доходах на человека, семью. Здесь уже возможно установление целевых нормативов удовлетворения потребностей.

Особенно остра проблема стратегического целеполагания в масштабах страны, государства, народа, общества. Речь идет о поиске, формировании национальной идеи , воспринимаемой как самой масштабной, величественной, объединяющей весь народ страны цели, выдвигаемой на десятилетия, а то и века. В постсоветской России поиск всепобуждающей и возбуждающей, общепривлекательной и общепризнанной, российской интернациональной и в то же время русской национальной идеи безуспешно продолжается более десяти лет. Нет недостатка в национал-патриотических идеях, есть множество абстрактно-привлекательных национальных целей типа «равенство», «братство», «справедливость», «общинность», «вера», скорее отражающих принципы жизни и сосуществования, чем цели. Заслуживают рассмотрения такие национальные цели как «стабильность», «прогресс», «общественное здоровье» при условии их правильного истолкования.

В России, как, впрочем, и во всем мире, широко распространена практика узковедомственного, регионального, группового целеполагания, осуществляемого в отрыве от всей системы целей экономики, целей вышестоящего и нижестоящего уровней. Такого рода «вырывание» целей из иерархически построенной совокупности или «втискивание» их в сформированную, выстроенную совокупность свидетельствует о наличии корыстных интересов узкой группы лиц, не желающих принимать во внимание признанные интересы других участников и экономической системы в целом. Практика эгоистического, изолированного целеполагания ведет к подрыву всего процесса целеустремленной деятельности и снижает шансы на успех в достижении изолированно поставленной цели в сравнении с вариантом согласованной постановки.

Функция стратегического целеполагания на уровне производственной организации, фирмы, компании и корпорации проявляется в определении общей цели, именуемой миссией организации. Уяснение миссии организации должно сопровождать ее создание и сопутствовать любым преобразованиям, связанным с изменением профиля деятельности, реструктуризацией производства и системы управления организацией. Проблема миссии организации, рассматриваемой в качестве целеустремленной политики фирмы, обрела в России новое звучание в связи с переходом к рыночным формам и методам хозяйствования, экономическим отношениям.

На заре становления рыночных отношений в российской экономике цель предпринимательской деятельности организации однозначно воспринималась как получение быстрой прибыли. В последующем становится очевидным, что в стратегическом плане целевая установка организации состоит в получении устойчивой, длительной прибыли, подкрепляемой вложением капитала. Но и такая постановка стала постепенно исчерпывать себя, оказалась недостаточной. На современной стадии развития рынка и рыночных отношений приобретает популярность постановка стратегической цели на уровне организации, фирмы в формулировке «увеличение рыночной стоимости компании». Такая целевая установка оправдывается тем, что увеличение рыночной стоимости компании характеризует рост ее потенциала, имиджа, производственных возможностей и тем самым отражает долгосрочную стратегию.

Если перенести подобный подход к целеполаганию на макроэкономический уровень, то цель получения прибыли, добавленной стоимости трансформируется в получение валового внутреннего продукта страны, а цель увеличения рыночной стоимости компании — в рост национального богатства страны. Однако было бы неправомерным, на наш взгляд, определять макроэкономические цели как сумму, обобщение микроэкономических. Достижение целей компании должно способствовать целям государства, страны, но цели разных уровней не идентичны. Для народа страны важна не только величина валового внутреннего продукта и национального богатства, но и их структура, способы использования, социальная направленность на удовлетворение первостепенных нужд.

Реальная российская практика социально-экономического целеполагания грешит укоренившимся несовершенством, проявляющимся в приоритете текущих целей над долгосрочными. Долгосрочные цели обычно декларируются как ориентир, но в краткосрочный перспективе они редко пользуются приоритетами и вытесняются целями очередного латания дыр в экономике, отражающими сиюминутные проблемы и интересы. Сказывается также инерционность, консерватизм, в силу которых следование традиционным целевым установкам оказывается предпочтительнее целевой трансформации, порождающей необходимость качественного обновления деятельности.

В социально-экономическом целеполагании неизбежно сталкиваются две противоречивые тенденции: стремление ставить величественные, благородные стратегические цели, влекущие к идеалам светлого будущего, и в то же время — потакать стремлению людей к удовлетворению более мелких желаний дня текущего, а то и просто корыстных, даже низменных интересов, навеянных модой, подражанием заграничному, животными инстинктами, преходящими эмоциональными порывами.