Как следует из предыдущего изложения, участие человека в управлении в качестве как субъекта, так и объекта обусловлено самой природой управления и сутью человеческой личности, представляющей существо одухотворенное, способное к осознанному, целеустремленному поведению и реализующее такое поведение в своих действиях. Исключая самоуправление на уровне подсознания, изучение которого относится к области психоанализа личности, управление представляет не индивидуальный, а социальный процесс, ибо это воздействие со стороны одних людей на других. Несмотря на это, личностное начало в управлении играет огромную, иногда определяющую роль.

Никому не дано превратить человечество или его значительную часть в стадо однообразных, роботоподобных существ. Человек остается человеком, пока он несет в себе активное управленческое начало, выступает в роли не только объекта, но и субъекта управления, самобытной, животворящей личности. Самоутверждение и самовыражение личности относят поэтому к высшим целям, находящимся в вершине иерархии потребностей человека.

Отсюда следует, что, несмотря на в целом общественный характер процессов управления, мы должны видеть и реально наблюдаем в них устремления, интересы, мотивы, действия отдельных людей, выступающих как индивидуумы или относительно самостоятельные, самобытные члены социальных групп, граждане, жители.

Человек как субъект управления

Выделим и систематизируем основные виды участия человека в управлении в качестве активного звена системы управления: управленцев, лиц, вырабатывающих и принимающих управленческие решения, руководителей, работников аппарата управления.

Человек — субъект самоуправления. Каждый человек в той или иной степени управляет сам собой, своими действиями, своим поведением. Здесь имеется в виду осознанное управляющее действие, в процессе которого мозг, душа, разум, сознание человека вырабатывают образ собственных действий исходя из желаний, устремлений, интересов и отдают исполнительные команды органам, частям своего организма на выполнение соответствующих действий. При этом мы оставляем в стороне как объект самостоятельного рассмотрения чисто биологическое и подсознательное самоуправление в виде саморегуляции физиологических функций, поддержания гомеостазиса организма человека. Такой подход не исключает связи подсознательного и сознательного в самоуправлении, влияния подсознания на сознательное управление собственными действиями, что установлено 3. Фрейдом в его работах по психоанализу.

Самоуправление реализуется в рамках предоставленной человеку свободы действий, наличия у него способностей формировать управляющие самовоздействия и силы воли действовать в соответствии с выработанными самоустановками.

Управленческая деятельность человека как субъекта самоуправления в наибольшей степени зависит от состояния его психики, психологических установок и тем самым отражает внутренний, духовный мир субъекта.

Управление собой, своими действиями, поступками, даже не навязанными извне, оказывается чрезвычайно трудным делом. Сказываются многозначность альтернатив поведения, возможных вариантов действий, практическое отсутствие очевидных критериев предназначения, отбора лучших вариантов, неопределенность последствий избираемых решений.

Кроме этих, достаточно типичных трудностей управления проявляется характерная для человека психологическая ситуация раздвоения души, наличие в одной личности нескольких «Я», противоборствующих, соперничающих, осуждающих друг друга в процессе формирования и выбора решений. Такая психологическая борьба человека с самим собой, осложняя самоуправление на уровне личности, в то же время способна повышать качество управления благодаря наличию конкурента, контролера в лице второго «Я», оппонирующего первому в процессе формирования, анализа, отбора вариантов, рационализации избираемых решений.

К числу наиболее характерных объектов и действий, на которые обычно распространяется самоуправление, следует отнести:

•  собственные, принадлежащие субъекту, не связанные обязательствами ресурсы, включая свободное время;

•  любые процессы, виды деятельности, не обусловленной внешними ограничениями, требованиями законов, служебными обязанностями, морально-этическими запретами;

•  ненормированные, ненормативные процедуры обусловленной (обязательной) деятельности, вносящие в нее творческое личное начало, способствующие улучшению результата деятельности;

•  формирование отношения к другим людям, организациям, событиям, явлениям;

•совершенствование собственной личности, ее развитие, создание желательного для себя и других облика;

•удовлетворение личных потребностей, желаний по собственному вкусу и не в ущерб другим людям или при наличии их согласия, непротивления.

Самоуправление по своей сути относится к внутреннему управлению и характеризует внутренний, психологический мир личности. Будучи максимально свободным от воздействия извне, оно предопределяется морально-психологическими установками, заложенными в человеке, трансформирующимися под влиянием возраста, окружающей среды, условий жизни.

Принципиально важно с психологической точки зрения понимать тот, часто остающийся в тени факт, что любое управление людьми содержит элемент самоуправления, который естественно назвать инициируемым самоуправлением. Каково бы ни было внешнее управляющее воздействие, каким бы ни был его источник, прежде чем воплотиться в реакцию управляемой личности, воздействие должно пройти через сознание этой личности, быть ею воспринято. Восприятие управляющего сигнала и обусловленное им реагирование, действие управляемого человека в соответствии с поданным управляющим импульсом правомерно отнести к инициированному, возбужденному извне самоуправлению. Человек, в отличие от автомата, будучи объектом управления, исполняет управляющее воздействие не слепо, а сознательно, пропуская его через собственный мозг. Таким образом, исполняя доведенное до него управляющее воздействие, управляемый человек становится субъектом управления (самоуправления).

Так как управляющее воздействие, проходя через мозг управляемого человека, подвергается психологической фильтрации и когнитивной обработке, продукт такого воздействия в виде собственной исполнительной команды в редких случаях слепо копирует установку субъекта управления, а гораздо чаще накладывает на него установку самоуправления, в которой находят отражение элементы личного интереса. Известно, например, что в служебных машинах, предоставляемых государством (субъектом управления) государственным чиновникам (управляемым лицам) для служебных целей, разъезжают по воле этих лиц не только они сами, но и их жены и дети.

Поэтому приходится иметь в виду, что неизбежное в процессах управления инициированное самоуправление способно трансформировать исходное управляющее воздействие. Впрочем, подобная трансформация способна не только снижать качество и эффективность Управления, но и повышать его. Выполнение исполнителем заданной ему программы действий при экономии предусмотренных расходов — тому пример.

Субъект управления — член или участник социальной группы. Человек способен играть роль и выполнять функции субъекта управления, будучи членом социальной группы и принимая участие в управлении этой группой. Под социальной группой здесь понимается общность людей, объединенных связями и интересами. К числу таких типичных групп относятся: семья или круг родственников, работники одной организации или участники общего дела, общества, клубы, фонды, партнерства, политические партии, единоверцы, принадлежащие к религиозной конфессии, население поселка, города, региона, выходцы из одной среды (например, выпускники одной школы, вуза), лица одной национальности, общей профессии, народ страны. К социальным группам часто относятся также классы и сословия, выделяемые по имущественному признаку и отношению к средствам производства.

Активный член (участник) социальной группы может быть причислен к числу субъектов управления группой в той мере, в которой он влияет на ее функционирование, развитие, деятельность. Чем меньше иплотнее группа, тем в большей степени член группы обладает полномочиями, способен реализовать функции управления либо отстаивать свои права как члена группы.

Так, в семье родители наделены обширными полномочиями управления ее членами, домашним хозяйством, постепенно переходящими к детям, наследникам. В значительных по масштабу социальных группах подлинными субъектами управления являются в основном лидеры группы в лице старейшин родственного клана или общины, старост, руководителей организаций, президентов обществ, председателей и секретарей партий, церковных архипастырей и других подобных харизматических лидеров, наделенных формальными и реальными властными полномочиями.

В меньшей степени к числу субъектов управления социальными группами относятся члены коллегиальных органов управления такими группами — советов, президиумов, комитетов, правлений.

В широком смысле рядовой член (участник) обширной социальной группы в гораздо большей мере является объектом управления со стороны группы, чем субъектом управления группой. Его субъективность как управленца обычно ограничивается единственным голосом, который к тому же поневоле приходится отдавать одному из лидеров группы либо превращать в протестный. Однако видимость того, что вдемократическом обществе, следуя образному выражению В.И. Ленина, даже кухарка способна управлять государством, утешает отдельных людей.

Специфическими возможностями воздействия на людей обладают выдающиеся актеры, певцы, спортсмены, политики, пользующиеся известностью и популярностью.

Гражданин страны и член (участник) гражданского общества как субъект управления государством. Любой гражданин страны как представитель ее народа, налогоплательщик, избиратель вправе считать себя субъектом управления государством, что формально следует из конституции практически всех демократических государств. Но если рассматривать народ страны как самую крупную социальную группу, то на рядового гражданина распространяется высказанное выше утверждение, согласно которому он во сто крат больше является объектом управления со стороны государства, чем субъектом управления государством.

Практический шанс этого простого гражданина стать индивидуальным субъектом управления государством, проникнув в государственные органы управления, пренебрежимо мал. Голос гражданина, как избирателя индивидуальных и коллегиальных субъектов управления государством, тонет в общей массе голосов и потому часто отдается без особых размышлений.

Клич простого гражданина способен прозвучать, как голос субъекта управления государством, только там, где существует и обладает полной силой гражданское общество, способное противостоять государственной монополии на управление государством. Увы, до построения такого гражданского общества не дошли страны со столетней историей демократического управления, не говоря уже о России.

Выше рассмотрены возможности человека, личности быть субъектом самоуправления и управления в силу его наделенности свободой либо принадлежности к социальным группам, народу, гражданскому обществу. Более естественны и привычны ситуации, в которых человек становится субъектом управления согласно приобретенному им статусу хозяина, руководителя, начальника, менеджера, т.е. управленца в узком смысле этого слова, участника аппарата управления фирмой, организацией, корпорацией, регионом, отраслью, государством.

Субъект управления — собственник. В рыночной экономике, в условиях частной собственности на средства производства человек способен стать субъектом управления другими людьми, будучи собственником, хозяином имущественных комплексов, организаций, в которых заняты эти люди, а также посредством воздействия на людей, пользующихся услугами данных организаций. В связи с ликвидацией в мире рабства человек не может или по крайней мере не должен быть собственником других людей и управлять ими на правах собственности. Но он вправе управлять производственной деятельностью людей, использующих принадлежащие собственнику средства производства, работающих на принадлежащих хозяину предприятиях. Это типичная ситуация в предпринимательской деятельности, осуществляемой частными предпринимателями с использованием рабочей силы.

Отметим, что хозяин, наделенный как собственник полномочиями субъекта управления, не всегда склонен принимать на себя функции руководителя — управляющего. Довольно часто, оставаясь собственником и тем самым номинальным руководителем своего дела, он передает полномочия текущего управления специально нанимаемым управляющим, именуемым директорами, топ-менеджерами, менеджерами, администраторами. При этом хозяин-собственник часто занимает должность президента или председателя совета директоров компании.

Субъекты управления — менеджеры частных компаний, предприниматели, миноритарные акционеры, работники аппарата управления негосударственных организаций, учреждений. Это достаточно многочисленная группа лиц, выполняющих определенные, часто весьма ограниченные функции управления в рамках круга полномочий, установленных учредительными документами, собственниками и учредителями компании, организации применительно к занимаемой данными лицами должности, служебному положению. Представительные полномочия управления имеют только руководители и их заместители, члены совета директоров, топ-менеджеры компании, организации. Что же касается, например, миноритарных (мелких, владеющих небольшим количеством голосующих акций компании) акционеров, то их право управления сводится к участию в собраниях акционеров, в обсуждении и голосовании, выборах администрации.

Субъекты управления — работники государственного и муниципального аппарата, законодательных, исполнительных, судебных органов власти. Это очень значительная группа людей, именуемых государственными служащими или чиновниками, наделенных самыми разными полномочиями управления в зависимости от занимаемой должности и функций государственного (муниципального) органа власти, установленных законами, положениями, уставами, другими нормативными актами.

Фактически каждый государственный служащий аппарата центральной власти, министерств, ведомств, региональных администраций, муниципальных органов определенным образом участвует в выработке управляющих воздействий, подготовке и принятии управленческих решений, что и позволяет считать его субъектом управления.

Особую группу субъектов управления представляют работники сферы услуг , в первую очередь — воспитатели, педагоги, врачи, деятели культуры и искусства, частично — работники торговли, пассажирского транспорта, сферы коммунального обслуживания. Все эти категории людей способны оказывать и реально оказывают управляющие воздействия на свою клиентуру, иногда даже не задумываясь об этом. Данная область управления остается вне активного внимания с точки зрения формирования и реализации ее управляющего влияния на множество людей. Обычно к управлению принято относить только собственно управленческие услуги, такие, например, как управленческое консультирование.

Наконец, все люди в небольшой, а то и всущественной степени являются субъектами управления, поскольку они оказывают влияние, управляют действиями других людей в форме советов, рекомендаций, указаний своим знакомым или случайным собеседникам на улице, в транспорте, в кафе, в других общественных местах.

Существует иерархия управленческих полномочий, сила, значение и масштабы которых значительно разнятся на разных уровнях вертикали государственной власти. Поэтому правомерно выделить в указанной группе лиц, составляющих высший эшелон государственного управления . Даже в странах с демократической системой управления и традициями коллегиального принятия государственных решений именно этим лицам принадлежит реальное право осуществления судьбоносных для страны и народа управляющих воздействий.

Стоят ли у вершины пирамиды государственной власти короли, императоры, президенты, премьер-министры, магнаты-олигархи, в любом случае стратегия государственного управления в той или иной мере зависит от личных целей, мотивов и интересов лиц, власть предержащих и стремящихся удержать ее как можно дольше или передать в нужные руки. Даже самые гуманные, праведные, благородные, вышедшие из народа государственные правители — это просто обычные в общем понятии люди и ничто человеческое им не чуждо.

Но власть даже самого высокого субъекта управления не всесильна и не безгранична. Каков результат его управляющих воздействий зависит не только от принимаемых сверху управленческих решений, но и от восприятия и исполнения их многочисленными людьми, выступающими в роли объектов управления.

Человек как объект управления

Человек управляемый встречается в жизни чаще, чем человек управляющий, что обусловлено природой управления как воздействия одного лица на нескольких или многих лиц. Подчиненных все же больше, чем руководителей. В то же время, если исходить из предпосылки, что любой человек в какой-то мере управляет сам собой, то количество управляющих и управляемых формально выравнивается. Рассмотрим основные ситуации и роли, в которых человек выступает в качестве объекта управления, руководимого и направляемого определенным субъектом.

Человек — объект собственного управления. Эта ситуация рассмотрена выше применительно к случаю, когда человек представлен в виде субъекта управления своими действиями, а в широком смысле — собственной личностью. Отсюда личность и ее действия под влиянием самоуказаний, самовнушения, воспроизведения стереотипов поведения других людей становится объектом самоуправления. В процессе самоуправления субъект и объект настолько тесным образом сплочены между собой что их трудно разделить.

Психология процессов внутреннего управления собой и механизмы такого управления мало познаны и с трудом поддаются изучению. Управленцы занимаются этими процессами в минимальной степени, а психологи воспринимают их скорее как поведенческие, чем управленческие. Избегая сколько-нибудь детального рассмотрения объектов внутреннего самоуправления личностью, попытаемся выделить характерные, на наш взгляд, ситуации.

1.Душа, сознание, мозг человека как элементы управляющей системы, основываясь на фиксированных в памяти программах, целевых установках, аналогиях, результатах ситуационного анализа, поступающей извне информации, вырабатывают четкие управляющие команды, поступающие в исполнительные органы человеческого организма, образующие управляемую систему, объект самоуправления.

2.В процессе внутреннего анализа, предшествующего выработке решения по возникшей проблеме, душа (сознание) подвержены психологической бифуркации личности (раздвоению). Бифуркация приводит к возникновению внутриличностной борьбы между, по крайней мере, двумя субъектами, выражающими разные мнения, предлагающими различные альтернативы решения проблемы. Победившая сторона становится субъектом самоуправления, а побежденная, точнее, подчинившаяся, — объектом самоуправления. Особый случай психологической бифуркации наблюдается в форме применения разных внутренних критериев, двойных стандартов выработки решений в однотипных ситуациях.

По отношению «к себе», «к своим» применяются сознательным образом предпочтительные, мягкие варианты решений, а по отношению «к другими «к чужим» — более жесткие.

3.Самоуправление как результат рефлексии имеет место, когда человек, вырабатывая решение, линию поведения, прибегает к самоанализу, само изучению собственной личности, ее опыта, достижений и ошибок, удач: и провалов. Самоуправление своим будущим опирается в этом случае на самопознание себя в прошлом и настоящем.

Приведенные типы ситуаций не исчерпывают возможных случаев, когда человек становится объектом самоуправления, но дают представление о характерных ситуациях такого рода.

Человек — Объект управления как работник, производитель, исполнитель. К типичным условиям, когда человеку приходится становиться объектом внешнего управления (а тем самым и самоуправления), относится его работа, производственная деятельность, исполнение служебных обязанностей. Характерно, что в стандартных учебниках по управлению человек — объект управления рассматривается именно вэтой, а то и только в этой роли. Человек-работник является объектом управления со стороны:

1)  собственников средств производства;

2)  менеджеров, наставников, инструкторов;

3)  вышестоящих руководителей;

4)  контролеров, инспекторов;

5)  потребителей предоставляемых им благ и услуг (в ограниченной степени).

Указанные субъекты оказывают воздействие на управляемого работника посредством приказов, распоряжений, указаний, установленных правил поведения, инструкций, материальных и моральных стимулов, наказаний, продвижения в должности и увольнения с работы, поощрений и порицаний.

Человек — объект управления как гражданин государства, в соответствии с требованиями, нормами законов, действующих в стране и в мире. Любой человек не свободен в своем поведении по той простой причине, что он обязан соблюдать законы, установленные государством от лица общества, народа. Кроме того, на людей распространяют свое действие общепринятые нормы этики, поведения, отношений, неписаные и фиксированные в заповедях нормы общественной и религиозной морали. Все эти установления, с одной стороны, направляют, а с другой — ограничивают действия человека. Установлен порядок, согласно которому незнание законов не освобождает от ответственности за их нарушение, хотя это обстоятельство не останавливает правонарушителей.

Принято считать чуть ли не идеальным государственное управление, в условиях которого страной, миром, людьми правят законы. Увы, это весьма абстрактное, во многом условное утверждение. Во-первых, законы не могут быть всеобъемлющими, определяющими нормы поведения на все случаи жизни. Во-вторых, сами законы несовершенны, ибо они установлены людьми и воплощают позицию законодателей. В-третьих, законы трактуются органами государственной власти, чиновниками, в связи с чем и родилось ироничное народное высказывание «закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло».

О степени цивилизованности страны и населяющего ее народа судят по критериям наличия и исполнения законов. Но такой подход должен учитывать не только очень важное законопослушание людей как объектов государственного управления, но и демократизм, либеральность самих законов, которые не должны угнетать, закабалять людей. Вдобавок цивилизованность подразумевает наличие и соблюдение моральных, культурно-этических норм и правил поведения, толерантность, уважение интересов управляемых, зависимых людей, взаимное расположение.

Человек — объект управления со стороны социальной группы. Входя в социальную группу, определяя свою принадлежность к такого рода группам, человек поневоле становится управляемым со стороны этого общественного образования. В прямой форме подобное управление проистекает из требования соблюдения членами группы ее уставных положений, закрепленных документами, обычаями, традициями, исповедуемой идеологией и моралью. В косвенной форме человек становится объектом управления со стороны своей социальной группы в силу того, что его интересы созвучны с интересами данной группы и потому возникает самонастрой на действия в пользу группы, на участие в реализации ее программы, целевых установок.

Самым ярким образом проявляется управляемость человеком со стороны социальной группы в виде его семьи в узком смысле слова и более обширной группы людей, объединенных родственными связями с данным человеком. В зависимости от конкретной ситуации субъектами управления выступают мужья, жены, родители, дети, братья, сестры, другие родственники. Управляющие воздействия основываются на традициях, обычаях, нормах семейного права, носят характер убеждения, воспитательных мер, принуждения, наказаний, материальных стимулов, указаний, психологического влияния, морального давления.

Каждой из политических, национальных, религиозных, региональных, профессиональных, нетрадиционных социальных групп свойственны собственные непрерывно обновляемые формы и методы привлечения членов, участников и воздействия на них при помощи арсенала зачастую весьма разнообразных средств побуждения, убеждения, принуждения.

Человек — объект управления со стороны своего непосредственного окружения, общественного мнения, средств массовой информации. Человек как существо социальное окружен множеством других людей: соседей, сослуживцев, друзей, знакомых, случайных попутчиков, явно или неявно стремящихся вовлечь его в орбиту своего влияния, превратить в объект управления путем навязывания убеждений, стиля и норм поведения, отношений к событиям и людям.

Такое управление проявляется непосредственным образом в процессе личных контактов и общения либо опосредованно — через телевидение, радио, телефон, кино, театры, газеты, журналы, книги, выставки, рекламу и др.

Современный человек с трудом замечает, каким образом он попадает в силки «мягкого», малозаметного, косвенного управления со стороны лиц, представляющих интересы государства, социальных групп, олигархических группировок, корпораций, амбициозных личностей, очередных течений моды, ловких корыстолюбивых проходимцев, стремящихся поживиться за чужой счет. В подобном явном и скрытом контактном управлении органично сочетаются трудноразличимые благородные и эгоистические, человеколюбивые и человеконенавистнические мотивы, в связи с чем люди слабо противятся превращению их в объекты управления, чьи интересы мало совпадают с подлинными потребностями самих людей.

Более того, приходится признать, что подобное управление, на самом деле являющееся манипулированием индивидуальным и общественным сознанием и осуществляемое путем распространения отобранной, целенаправленной, ориентированной информации, маскирующей подлинные намерения распространителей, становится одним из самых мощных и действенных средств управления людьми.

Психологические типы личностей, рассматриваемых в качестве участников процессов управления

Выступая в перемежающихся ролях субъектов и объектов управления, люди склонны соблюдать определенные, достаточно типичные установки, зафиксированные в их сознании в качестве устойчивых признаков, характеризующих тип поведения человека в обществе, в процессах управления, где он задействован в качестве субъекта или объекта. В отличие от широко известных в психологии личности типов эмоционального поведения (сангвиник, холерик, флегматик и др.), предопределяемых индивидуальной психикой человека, рассматриваемая нами психологическая типология относится к целеустремленному, осознанному поведению людей, определяемому не столько их естественной, биологической натурой, сколько интересами, устойчиво проявляющимися в процессах управления.

По характеру превалирующих интересов и вытекающего из них образа поведения выделим следующие психологические типы людей, участвующих в процессах управления:

1)  человек политический;

2)  человек экономический;

3)  человек социальный;

4)  человек духовный.

Каждый из указанных типов личностей правомерно, на наш взгляд, называть психологическим, так как характерные для этого типа поведенческие установки надолго или навсегда закреплены в сознании человека и в ощутимой мере проявляются в самых разнообразных управленческих ситуациях. Поведенческие установки, свойственные указанным психологическим типам личностей, сказываются и в условиях, когда человек предстает в роли субъекта управления, и когда ему определена участь быть объектом управления.

Отнесение индивидуума к одному из указанных психологических типов не исключает его принадлежность и к другому типу; есть даже основания утверждать, что каждый человек в какой-то степени представляет собой человека политического, экономического, социального, духовного. Но принадлежность к определенному психологическому типу свидетельствует о большем, а именно — о ведущих, определяющих началах его поведения в процессах управления.

Строго говоря, каждому человеку как участнику управления свойственно сочетание психологических типов поведения, выстроенных по характерному для него ранжиру.

Человек политический {политизированный) обладает политическими убеждениями и предпочтениями, опирается на них, будучи субъектом управления, участником принятия управленческих решений, и учитывает их в качестве доминирующего фактора, выступая в роли объекта управления.

Политический человек исходит из примата политики над экономикой, выше всего он ставит политические цели в виде укрепления политического статуса, величия страны и народа, военной силы государства.

Такому человеку свойственно тяготение к непосредственному участию или поддержке определенной политической партии и ее лидеров; доктрину и идеологию этой партии он считает самой правильной, обоснованной, соответствующей интересам и чаяниям народа. Чаще всего человек политический нетерпим к другим течениям политической, экономической, социальной мысли, другим идеологиям. Политические люди амбициозны, стремятся к полной победе своей партии, не гнушаются применением принципа «политическая цель оправдывает применяемые для ее достижения средства». Политический человек склонен оправдывать действия своих единомышленников вне зависимости от их последствий.

Генеральная цель политического человека — овладение властью и удержание ее. Распространена парадигма его мышления: «Кто не с нами — тот против нас!»

Для глубоко убежденного человека политического его политические, идеологические убеждения представляют высшую ценность, за которую он готов отдать не только какие-либо блага, но даже жизнь.

Самыми близкими для политического человека являются люди общих с ним взглядов.

Следует отличать человека политического от человека политиканствующего, стремящегося извлекать экономическую или социальную выгоду за счет своей формальной принадлежности к политической партии. Это, по сути, человек экономический, рядящийся в тогу политического. Так что так называемые политики не всегда являются людьми политическими.

Человек экономическийполучившее широкое распространение в экономической теории название модели человека, повсеместно стремящегося к извлечению экономической выгоды для себя.

Следует, правда, отметить, что в экономической теории фигурирует некий абстрактный «рациональный экономический человек», ставящий задачу максимизировать получаемую полезность (удовлетворенность, удовольствие) как потребитель благ и услуг.

В силу крайнего разнообразия потребностей и индивидуальных представлений о полезности благ попытка многих выдающихся теоретиков-экономистов построить типичную модель рационального потребителя не увенчались успехом, так же как и стремление выразить полезность единым универсальным измерителем. Удалось установить лишь действие закона убывающей предельной полезности, согласно которому каждая последующая единица употребляемого человеком блага приносит ему меньше удовольствия, чем предшествующая.

В реальной практике управления человек экономический предстает в несколько ином облике. Ему свойственно стремление к экономической выгоде, понимаемое в широком плане, а не только с позиций индивидуальной полезности. Экономический человек ставит во главу угла экономическую результативность управляемых процессов производства, распределения, обмена, потребления создаваемого продукта и подчиняет этой задаче управление созидательной деятельностью.

Сведение данной задачи к максимизации прибыли, получаемой за определенный период времени, сужает представление об экономическом человеке до предпринимательского. К тому же и современный предприниматель стремится максимизировать не столько текущую прибыль, сколько общую стоимость собственного дела, совокупное богатство.

В еще меньшей степени пригодно определение экономического человека как субъекта управления, стремящегося получить максимальный результат при минимальных затратах на его достижение. Эти две задачи противоречивы и не поддаются совместной экстремизации. Корректнее характеризовать экономического человека, как лицо, стремящееся реализовать одну из двух стратегий:

1) получение максимального результата за определенный период времени при заданном ограниченном уровне затрат ресурсов на достижение этого результата;

2) минимизацию затрат ресурсов на достижение поставленной цели, получение заданного результата.

И в том, и в другом случае человек экономический руководствуется стремлением осуществлять свою деятельность с наибольшей эффективностью {отношение результата к обусловившим его затратам), максимально использовать ресурсный потенциал (трудовой, природный, материальный, финансовый, информационный).

Если бы подобным правилом руководствовались все субъекты и объекты управления, возникла бы реальная предпосылка максимизации уровня удовлетворения экономических потребностей общества, оптимального использования его ресурсного потенциала. Но слишком многие люди стремятся к увеличению собственной выгоды путем Максимизации затрачиваемых на это усилий и ресурсов других людей, а то и непосредственного отторжения принадлежащего этим людям личного и общественного богатства. Это своеобразная разновидность экономического человека, которого скорее следовало бы именовать человеком эгоистическим. В марксистской теории таких людей именовали эксплуататорами.

Как производитель человек экономический стремится к наиболее эффективному применению производственных ресурсов, как потребитель — к экономному использованию потребляемого продукта.

Экономический человек ставит экономику над политикой, а экономические интересы выше политических и социальных, так как по его убеждениям только на надежной экономической основе удается решать политические и социальные проблемы.

Следует различать две разновидности человека экономического:

1)руководствующегося тактическими целями, стремящегося к сиюминутной выгоде, занятому решением до предела обострившихся проблем, латанием прорех;

2)исходящего из стратегических целей, стремящегося инвестировать будущее за счет текущих доходов, вкладывать средства в перспективные проекты, не допускать обострения проблем до критического уровня.

Человек социальный как участник управленческих процессов ориентирован на достижение социальных целей, наибольшего удовлетворения социальных запросов людей. В своем индивидуальном облике человек социальный больше всего озабочен благосостоянием собственной социальной группы в виде семьи, родственников, односельчан, жителей своего региона, коллег, граждан своей социально-возрастной группы. Социального человека, к примеру, заботят судьбы любимой футбольной команды, достижения спортсменов города, региона, страны. Социального человека в большей мере, чем политика, реально волнуют территориальные, национальные, религиозные проблемы, уровень и образ жизни людей. В идеале социальный человек мечтает о социально ориентированных государстве и экономике.

Человек социальный склонен рассматривать любое развитие как социально-экономическое, в виде комплексного наращивания экономического потенциала и объектов социально-культурной сферы, включая жилище, коммуникации, коммунальный сектор, объекты культуры, образования, здравоохранения, физической культуры и спорта, рекреации, туризма.

Социальный человек менее эгоистичен, чем человек экономический, в большей степени озабочен судьбами, благосостоянием, жизненными возможностями других людей. В отличие от экономического человека он воспринимает близко к сердцу не только индивидуально-семейные, личностные, но и общественные потребности, в первую очередь — нужды социально незащищенных или недостаточно защищенных людей, которым необходима социальная помощь. Социальный человек воспринимает себя не только как отдельную личность, но и как члена социума, обязанного заботиться о других людях, жить их интересами.

Человек духовный выделяет в качестве важнейшей духовную, интеллектуальную составляющую жизни, отодвигая на второй план материальную сторону и даже осуждая чрезмерные на его взгляд вещизм и потребительство. Для людей этого психологического типа удовлетворение потребностей в духовной пище, образовательное, культурное, научное, интеллектуальное саморазвитие и самосовершенствование представляют неизменный и незаменимый атрибут существования личности.

Для человека духовного примат духовных ценностей перед всеми другими неоспорим, и сама жизнь рассматривается прежде всего как духовное существование. Величие души считается главным признаком человечности, благородства.

Представление о человеке духовном как самом совершенном состоянии личности сохранилось в большей степени в романтической литературе и в религиозных верованиях, чем в реальной жизни.

Остается надеяться, что духовность останется присущей, пусть в небольшой степени, всем перечисленным выше психологическим типам, а укрепление духовности останется одной из важных задач управления экономикой и обществом.