Демократия (греч. demos – народ, kratos – власть) – форма политической организации общества, в котором народ избирает правителей и имеет возможность сместить их законным способом. В ХХ в. слово «демократия» стало невероятно популярным у народов и политиков всего мира. Большинство современных политических партий говорят в своих программах о демократии, демократическом обществе.

Если посмотреть на то, что хотят граждане видеть в идеальной власти, то мы обнаружим, что на первом месте стоят ее определения как демократической. Так что же представляет собой демократия и в чем причины ее популярности?

Критерии демократического общества:

  1. Юридическое признание, суверенитет, верховная власть народа. Именно народу принадлежит конституционная власть в государстве. Он выбирает своих представителей и может периодически сменять их.
  2. Периодическая выборность основных органов государства. Демократией можно назвать лишь то государство, в котором лица, осуществляющие верховную власть, избираются на определенный, ограниченный срок.
  3. Равноправие граждан. Как минимум понимается предоставление равных избирательных прав. Сюда же относятся свобода создавать политические партии, проводить общественно-политические мероприятия, свобода мнений, право на информацию и т.п.
  4. Подчинение меньшинства большинству при принятии и выполнении решений. Это одна из иллюзий демократии. В свое время это точно подметил русский философ В. В. Розанов: «Демократия – это способ, с помощью которого хорошо организованное меньшинство управляет неорганизованным большинством». Действительно, при демократии реально правит творческое инициативное меньшинство, которое увлекает своими идеями всех остальных, так называемое «болото». В результате возникает эффект, что решение исходит от большинства.
  5. Право беспрепятственного контроля над деятельностью властей со стороны любого гражданина, группы граждан или общественного объединения.

Интересные факты

Дочернее издание журнала Economist – Economist Intelligence Unit опубликовало данные о положении с демократией в странах мира за 2012 г. На первом месте расположилась Норвегия, далее идут Швеция, Исландия, Дания и Новая Зеландия.

Еще ряд стран, включая Финляндию, Великобританию, Германию, Уругвай, Испанию и США причислены к странам с полной демократией, сообщают интернет-СМИ.

Италия, Кипр, Эстония, Литва и Латвия названы странами с «ущербной» демократией.

Режимы на Украине, в Греции и Венесуэле и некоторых других странах названы «комбинированными», а Россия, которая находится на 122 месте, вместе с Кубой, рядом африканских стран и Венесуэлой (последнее, 167-е место) названа авторитарной.

В целом режим в более чем половине стран мира сочтен демократическим (в 15 странах – полностью), в трети – авторитарным.

Подчеркнем, что данные критерии являются идеалом для общества, которое стремится к демократии. В современном же мире нет ни одной страны, где эти требования выполнялись в полной мере. С другой стороны, за исключением нацистской Германии трудно найти то государство, в котором бы демократические ценности однозначно отвергались. Следует признать, что сегодня многие живут с совершенно нереалистичным дословным пониманием демократии (демократия – «власть народа»). Это понимание демократии было выработано философами Древней Греции и просветителями XVIII в. Они нам дали хорошо звучащие формулы, которые сейчас ничего не означают. Демократия никогда не была властью народа, ни в одном более или менее крупном государстве народ не управлял и никогда управлять не будет. Всякое правление является олигархическим. Неслучайно в современном мире формально только 25 % государств позиционируют себя демократическими. Более половины населения планеты живут в состоянии авторитаризма.

Классификация демократий. Классификаций демократий множество. Но чаще всего в политологии классифицируют демократии исходя из критерия степени участия народа в управлении. И таких демократий насчитывается три:

прямая– граждане сами непосредственно участвуют в подготовке, обсуждении и принятии решений. Такая демократия возможна лишь в небольших коллективах и при решении простых вопросов, не требующих специальной подготовки. В качестве примера можно привести  античные демократии, израильские кибуцы, швейцарские общины. В российской истории разновидностью этой демократии были вечевые собрания в средневековых Новгороде и Пскове;

плебисцитарная– граждане имеют право посредством голосования одобрить или отвергнуть тот или иной законопроект или другое решение, которое обычно готовится президентом, правительством, партией или инициативной группой;

представительная– граждане выбирают в органы власти своих представителей, которые, по их мнению, лучше всего будут отстаивать их интересы. Большинство современных политологов считают именно это вариант демократии наиболее рациональным способом организации политической сферы.

Афинская республика – первая историческая форма демократии. Демократия как идеал общественного устройства и как реальность. Демократические формы организации общества уходят корнями в далекое прошлое. Первые формы демократии были у древних греков, германцев и других народов. Эти сообщества основывались на кровно – родственных связях, общей собственности, низкой плотности, относительной малочисленности населения и примитивном производстве. Постепенно первобытная форма демократии уступила место авторитарным формам правления (монархиям, аристократическим республикам).

Афинская республика (V в. до н. э.) – первая историческая форма демократии. Зарождение ее связывают с реформами известного политического деятеля Солона. Своего расцвета афинская демократия достигла при другом известном политическом деятеле, искусном ораторе и полководце Перикле, утверждавшем, что афинский строй называется демократическим, потому что он «зиждется не на меньшинстве граждан, а на большинстве их».

Суть афинской демократии заключалась в том, что народное собрание простым большинством могло решать любые внутренние проблемы без всяких правовых ограничений. Лидеры собрания не избирались, а тянули жребий, так как афиняне считали, что каждый гражданин может решать государственные вопросы. Всевластие большинства над меньшинством позволяет характеризовать афинскую демократию как форму правления с сильными деспотическими и даже тоталитарными тенденциями. Афинская демократия просуществовала до олигархического переворота 411 г. Ее наследницей и преемницей стала Римская республика.

Характерно, что демократию марксизм не только не отрицает, но и на определенных этапах делает ее своим знаменем. «Если не издеваться над здравым смыслом и над историей, то ясно, что нельзя говорить о чистой демократии, пока существуют различные классы, а можно говорить только о классовой демократии», – утверждал В. И. Ленин. Он же: «Коммунизм один только в состоянии дать демократию действительно полную, и чем она полнее, тем скорее она станет ненужной».

Конституция 1977 г. устанавливала за советским обществом статус «подлинной демократии». Таким образом, «демократия» как некая категория очевидности в российском дискурсе возникла не в конце 1980-х гг., когда был взят курс на демократизацию общества, а существует в сознании россиян уже как минимум несколько десятилетий.

Концептуальные подходы к демократии. Единого идеала демократии не существует ни в одном обществе. Поэтому следует назвать основные концептуальные подходы к демократии.

Демократия – это универсальное явление, общечеловеческая ценность, присущая всем этапам становления человеческой цивилизации.

Демократия – это реальность, прежде всего, развитых капиталистических стран Западной Европы и Северной Америки, где реализованы демократические принципы устройства и функционирования общества и государства.

Демократия – это миф, утопия, недостижимый идеал.

Политологи, которые видят в демократии универсальное явление, предлагают изучать демократию такой, какая она есть на самом деле. В этом случае демократия трактуется как форма правления, основанная на конкуренции потенциальных руководителей за доверие избирателей, выражаемое на выборах. Американский политолог Р. Даль (р. 1915) в своей работе «Полиархия, плюрализм и пространство» даже предложил ввести специальный термин для обозначения реально существующих демократий – «полиархия». Политолог выделил семь особенностей, для нее характерных: право участвовать в делах общества; предоставление равных избирательных прав; честные справедливые выборы; свобода слова; наличие альтернативных средств массовой информации; свобода для создания оппозиционных политических партий; зависимость правительства от мнения избирателей и результатов выборов.

Некоторым европейским полиархиям присущи рассредоточение власти по всему спектру правительственных и партийных институтов. В США система правления зиждется на строгом распределении власти между институтами государства, совершенно четко прописанном в соответствующих статьях конституции. В других странах, особенно в континентальной Европе, за конечным политическим консенсусом стоят отношения между партиями – с их переговорами, «торгом» и «дележом власти». В Австрии, Бельгии и Швейцарии получила развитие система согласительной демократии, более подходящая для обществ с глубокими религиозными, идеологическими, культурными, региональными другими различиями. Консенсусные и плюралистические тенденции часто ассоциируются со следующими принципами:

  • коалиционным правительством;
  • разделением власти между исполнительной и законодательной ветвями власти;
  • парламентом с четко выраженной двухпалатной системой;
  • многопартийной системой;
  • пропорциональным представительным федерализмом или широкой передачей власти на места.

Среди европейских политологов особый интерес вызывает демократизация в странах Восточной Европы и на постсоветском пространстве. Прежние коммунистические режимы переживают переходный период, который, по их мнению, выведет их на модель западных полиархий. На сегодняшний день эти режимы они относят к особому промежуточному типу. Кроме того, как полагают политологи, сам переходный период в этих странах принес новые проблемы, не имеющие ничего общего с проблемами западных обществ. Например, Э. Хейвуд эти режимы классифицирует как новые демократии или полудемократии.

Посткоммунистические режимы неодинаковы. Главные различия здесь пролегают между индустриально развитыми и живущими «по-западному» странами Центральной Европы – Чехией, Венгрией и Польшей, с одной стороны, и более отсталыми в плане классической демократии «восточными» странами – Румынией и Болгарией.

Нет единых критериев и в оценке уровня демократизации незападных обществ. С. Хантингтон в качестве одного из таких критериев предлагает наличие двукратной смены правящих лидеров путем выборов, результаты которых приняты и признаны всеми участниками.

Другой американский ученый, профессор Р. Ротстайн считал неправомерным применять критерии и характеристики развитых западноевропейских демократий к иным цивилизационным системам ввиду принципиальных качественных различий между ними. Он предлагал использовать для незападных обществ термин «слабые демократии» в противовес «сильным демократиям» развитых западных стран. «Слабые демократии», к которым он относит ряд стран Восточной Европы (включая государства, возникшие после распада СССР), Азии и Латинской Америки, это, – «гибридные режимы, в которых на фоне определенного движения к рыночной экономике рост политической либерализации сочетается с сохраняющимися элементами авторитаризма».

По классификации Р. Ротстайна, ни одна страна арабского мира не попадает даже в категорию «слабых демократий», в том числе такие экономически процветающие государства, как Саудовская Аравия, ОАЭ. Хотя во многих арабских странах наблюдаются признаки политической либерализации, включая такие, как проведение выборов главы государства и парламента, появление оппозиционных партий, наличие относительно автономных от властей общественных организаций, ослабление деспотийных традиций здесь еще очень невелико. Когда правящие режимы ощущают реальную угрозу, они по-прежнему действуют жестко. Теми же методами действует оппозиция.

Но нужна ли обществу демократия? Этот вопрос поднимает не одно поколение политологов. Слово демократия прочно вошло в речевой оборот россиян. Реформы 1990-х гг. в России прошли под лозунгами демократии. Не стоит забывать, что в годы холодной войны она была знаменем борьбы Запада с коммунистическими режимами. В результате навязывалось идеализированное, а порой извращенное представление о демократии. В мировой же истории некоторые цивилизации вообще не знали демократической формы правления. И сейчас большинство людей далеки от демократических ценностей. Даже в западноевропейских странах обыденные интересы граждан не связаны непосредственно с демократией. В традиционных же обществах целые  народы привыкли к патерналистскому отношению со стороны власти.

Иногда правительства идут на поводу у «волеизъявления» разгневанной толпы. Тогда наступает охлократия (от греч. «ochlos» – чернь, толпа и «kratos» – власть, т.е. власть толпы) – стихия мятежей, погромов, уличных беспорядков, в которых толпа выступает хозяином положения. Это и есть яркий признак политического кризиса. Поэтому неслучайно Пифагор называл демократию одним из «бичей, угрожающих человечеству», а У. Черчилль однажды остроумно заметил, что «демократия – худшая из всех форм правления, за исключением всех остальных». С определенной долей пессимизма смотрел на демократию Т. Карлейль: «Демократия – это необходимость мириться с тем, что управляют нами не герои». Существуют и другие, не менее оригинальные определения демократии: «Демократия есть одурачивание народа, при помощи народа, ради блага народа» (О. Уайльд), «Демократия – худшая из всех политических систем, но лучшей не надо» (Н. А. Бердяев), «На вере в идеал основана вся мощь, равно как все бессилие демократии» (К. Моммзен).

Тем не менее, демократия дает гражданину возможность проявить свою долю ответственности за судьбу страны, дает шанс не быть абсолютной пешкой в политической жизни. Сказанное становится особенно убедительным, если согласиться с тем, что, когда рушится демократия, наступает диктатура. И тот, кто не захлебнулся в ушате демократической грязи, имеет все шансы утонуть в собственной крови при тоталитарном режиме.

К тому же существующая при демократии оппозиция предлагает обществу альтернативы развития, а периодическая смена правительства и парламента позволяет избежать повторения ошибок. Этими переменами демократическое общество позволяет гармонично сочетать разным общественным группам свои интересы.

Если раньше возможность произвола со стороны авторитарных правителей сдерживалась высокой образованностью монархов, которых самым тщательным образом готовили к исполнению высокой миссии, религиозно-нравственными кодексами, то в современном мире эти факторы ослабли. Поэтому защитить граждан от произвола властей может только эффективно работающая демократия.