Устойчивые связи и отношения партий друг с другом, а также с государством и иными институтами власти образуют партийные системы. М. Дюверже выделил три типа партийных систем: однопартийная, двухпартийная и мультипартийная.

Однопартийная система. В условиях однопартийной системы единственная партия монополизирует государственную власть (КПСС в советский период). Эта система характерна для тоталитарных и авторитарных режимов.

При ней происходит сращивание государства с партией, расцветает бюрократизм. Однако однопартийная система не исключает формального существования мелких партий, служащих местом прибежища мягкой оппозиции, как правило, из числа диссидентски настроенных интеллигентов. В этом случае политологи говорят о существовании однопартийной системы в широком смысле. Такая система существует в КНР, где наряду с Коммунистической партией, монополизирующей власть, функционирует несопоставимые ей по политическому весу Революционный комитет Гоминьдана, Демократическая лига Китая, Ассоциация содействия развитию демократии Китая, Рабоче-крестьянская демократическая партия Китая, «Общество 3 сентября» и т.д.

Опыт стран с однопартийной системой показал, что, возникнув как необходимость в определенных конкретных условиях, однопартийная система постепенно превращается в тормоз социального развития. Происходит физическая расправа с оппозицией. Это мы видим на примерах из советской истории: судебный процесс в Советской России над партией правых эсеров, а затем разоблачение разных уклонов в своих собственных рядах: процессы по делу Зиновьева, Каменева, Рыкова, Томского и др.

Тенденция к однопартийности наблюдается в кризисные ситуации и в переходные периоды. Эта тенденция возникает и там, где есть необходимость усиления регулирования экономических процессов со стороны государства.

К оценке однопартийных систем нужно подходить очень внимательно и осторожно. Следует проанализировать, существует ли необходимость в однопартийной системе, сохраняется ли острая кризисная ситуация и возникла ли под угрозой гибели для страны необходимость в единстве действий, повышенной дисциплине, дальнейшем развитии массового сознания.

Двухпартийная система. Двухпартийная система состоит из нескольких партий с заметным преобладанием двух, наиболее влиятельных. В Великобритании это – лейбористы и консерваторы, в США – республиканцы и демократы. Классическая двухпартийная система предполагает, что две крупные партии поддерживают от 80 % электората. Двухпартийная система обеспечивает возможность создания стабильного правительства, опирающегося на поддержку парламентского большинства. К ее недостаткам стоит отнести недостаточно широкий политический спектр, предлагаемый избирателям на выборах, что заметно обедняет политическую жизнь. Существует, как правило, в странах с мажоритарной избирательной системой. В США эволюция двухпартийной системы привела к тому, что фактически исчезли принципиальные различия между двумя основными партиями. Различия остались, прежде всего, в электоральном плане: если за республиканцев голосуют в основном американские мужчины и представители белой расы, то за демократов – женщины и «афроамериканцы».

Существует также так называемая «система двух с половиной партий». «Несовершенная» двухпартийность возникает в том случае, если число мандатов, полученных двумя крупными партиями на выборах, не позволяет им в одиночку завоевать абсолютное большинство в парламенте. В этой ситуации они объединяются с третьей партией. В качестве примера можно привести ФРГ, где роль третьей партии на протяжении нескольких десятилетий традиционно играла Свободная демократическая партия (СвДП). Она обладала достаточной электоральной базой и влиянием, чтобы внести весьма существенные коррективы в привычную борьбу двух основных партий – СДПГ и ХДС/ХСС.

Наличие двухпартийной системы не означает отсутствия других политических партий. В течение XIX в. в Великобритании роль двух основных партий играли консерваторы и либералы. В XX в. на смену либералам пришли консерваторы, а либералы ушли на периферию политической жизни. В то же время в послевоенные десятилетия либералы сохраняли свой статус парламентской партии, а социал-либеральный альянс, сформировавшийся в 1980-е гг., иногда завоевывал до 20-25 % голосов избирателей. Что касается США, то там существует Коммунистическая партия, но ее политический вес в последние годы равен практически нулю.

Мультипартийная система. Прежде всего, заметим, что многопартийная система, как правило, функционирует в демократических политических системах и в политологии всегда рассматривается как важнейшее условие демократии. Увы, но приходится признать, что сам факт многопартийности недооценивается россиянами. По данным Левада-Центр, только 18% наших соотечественников уверены, что самой маловажной свободой является свобода выбора между партиями.

Многопартийная система предполагает активную роль в политической жизни сразу нескольких партий. Их количество отражает наличие разветвленной системы социальных интересов. Постоянно возникает стремление к компромиссам, так как ни одна из партий не является доминирующей. Эти компромиссы проявляются в создании разного рода коалиций, блоков, объединений и т.п. Многопартийная система существует, как правило, в странах с пропорциональной избирательной системой.

В обществе с множеством экономических укладов, культурным и языковым разнообразием, широко распространенными каналами и институтами артикуляции экономических, социальных, религиозных, национальных и других интересов, как правило, возникают предпосылки для создания многопартийной системы. Достижение общественного согласия, также как и стабильности политической системы, во многом зависит от характера взаимоотношений между правящей партией и оппозицией. В обществе, где демократические традиции отсутствуют, а политическая культура неразвита, многопартийная система может стать причиной перманентных правительственных кризисов. В этих условиях многопартийность не способствует обобщению интересов, поскольку каждая политическая партия стремится высказывать настроения только своего «консервативного» электората.

При многопартийной системе каждая партия представляет более или менее четко очерченные идейно-политические или идеологические позиции. Спектр этих позиций простирается от крайне правых до крайне левых. Остальные партии занимают промежуточное положение между этими двумя крайними полюсами. Как правило, в многопартийных парламентах места располагаются в форме некоторого полукруга, где, следуя традиции французской революции, представители консервативных и правых партий рассаживаются по правой стороне от председательствующего, в центре – умеренные, слева – представители леворадикальных партий.

Следует сказать, что российская партийная система на протяжении всего постсоветского периода в системе классификаций ближе всего к мультипартийной системе с одной доминирующей партией. Фактически влияние на государственную политику и законотворческий процесс ограничивается так называемым «эффективным числом» партий, участвующих в выборах. В Государственной думе IV созыва партия «Единая Россия» смогла сформировать конституционное большинство, необходимое для принятия любых решений. В этой ситуации необходимость вступления в коалиции с ее стороны отпала. Влияние «Единой России» на процесс принятия важнейших политических решений, а также успешность ее действий на парламентской арене стали определяющими и неоспоримыми. Остальные партии ушли на вторые роли. В Государственной думе V созыва ситуация повторилась. Позиции «Единой России» еще больше укрепились, когда ее возглавил премьер-министр В. В. Путин.

Что касается российских регионов, то здесь, по мнению политологов, можно говорить о почти полной монополизации общественной жизни экономическими и административными элитами. В ряде регионов губернаторы препятствуют развитию многопартийности. По их мнению, принадлежность депутата или сотрудника администрации к той или иной партии не способствует консолидации региональных политических режимов, не играет роли полезного ресурса во взаимоотношениях с центром, что в свою очередь губительно сказывается на организационном развитии самих партий.

Таким образом, можно говорить, что при общем доминировании «Единой России» и уменьшении роли оппозиционных партий следует помнить о том, что многопартийность является одной из основ конституционного строя и демократии. Усиление оппозиционных партий и ослабление административного ресурса со стороны «Единой России» могли бы только укрепить авторитет России в глазах мирового сообщества, как развитого демократического государства.