Вопросы о происхождении языка и формировании языковой панорамы современного мира являются одними из наиболее сложных и до конца в языкознании не решенных. Существует знаменитая библейская легенда, гласящая о том, что языковая разница между людьми внезапно возникла при сооружении грандиозной Вавилонской башни.

Якобы таким нетривиальным способом Всевышний наказал людей за их амбициозные планы достать до неба – строительство башни прекратилось в силу неразберихи, возникшей на «стройплощадке» и породившей крылатое выражение «Вавилонское столпотворение». Однако научная точка зрения на вопрос происхождения языкового многообразия, конечно, значительно отличается от этой древней легенды. На сегодняшний день учёными выявлено около 6000 языков, на которых разговаривают представители различных этнических групп. Считается, что все они произошли от единого языка-основы, но отнюдь не за короткий промежуток времени и отнюдь не в силу каких-то сверхъестественных причин. Так, расселение людей по территории планеты уже в глубокой древности привело к значительному удалению отдельных их групп друг от друга, что в свою очередь повлекло изменения в культуре и языке этих групп, сформировало отличия, углубившиеся с течением времени настолько, что сегодня мы уже не чувствуем между большинством языков мира никакого родства.

Между тем это родство, позволяющее говорить о существовании в далёком прошлом языка-основы, выявлено исследователями путём скрупулёзного сравнения грамматики, фонетики, словарного состава различных современных языков. Такие исследования позволили объединить существующие языки в языковые семьи. Учёные выделяют более десятка языковых семей, охватывающих 96% языков мира. В свою очередь каждая языковая семья подразделяется на ветви (подсемьи), включающие языки, более близкие друг другу, а ветви (подсемьи) состоят из ещё более мелких единиц – групп языков. Однако некоторые языки не причислены ни к одной из языковых семей, их ветвей и групп: баскский, нивхский, айнский и др., поскольку их происхождение остаётся неясным.

Что касается русского языка, то он относится к 1) огромной индоевропейской семье языков, 2) славянской ветви этой языковой семьи, 3) восточнославянской группе славянской ветви (помимо русского указанная группа включает также украинский и белорусский языки, очевидно наиболее близкие русскому). Учёные считают, что в I тысячелетии до н. э. один из диалектов индоевропейского языка дал начало языку – предку всех славянских языков. Этот язык принято называть праславянским. Историки языка полагают, что примерно в VI-IX вв. в этом праславянском языке сформировались три большие диалектные группы: южная, западная и восточная. Общий восточнославянский язык назывался древнерусским.

Наука не даёт однозначного ответа на вопрос, когда и как этот язык стал письменным. Традиционная точка зрения гласит, что древнерусскую письменность создали и распространили христианские просветители братья Кирилл и Мефодий, разработав азбуку – кириллицу (IX в.) Другие исследователи полагают, что письменность была известна восточным славянам задолго до деятельности Кирилла и Мефодия, которые таким образом не создали азбуку, а лишь использовали (реформировали) ту, что уже была восточным славянам известна.

Так или иначе, но со времён существования Древнерусского государства сохранилось некоторое количество письменных документов. Одними из самых любопытных среди них являются берестяные грамоты, найденные при археологических раскопках в северных русских городах (Новгород Великий, Псков). На сегодняшний день из земли извлечено около 900 таких документов, среди которых преобладают частные письма, хозяйственные записи, жалобы, завещания, судебные протоколы. Одна из самых известных и трогательных находок – набор из 16 берестяных грамот, написанных рукой одного и того же человека – мальчика Онфима и представляющих собой что-то вроде его ученических тетрадей, в которых юный ученик выводил буквы алфавита, писал упражнения, рисовал…

В связи с распадом Древнерусского государства (на рубеже XI-XII вв.), татаро-монгольским нашествием (первая половина XIII в.) и польско-литовскими завоеваниями (XIII-XIV вв.) единство древнерусского языка утрачивается. На территории, где некогда располагалась Древняя Русь, постепенно образуются 3 национальных центра и соответственно 3 центра языкового развития: северо-восточный (великорусы), южный (украинцы) и западный (белорусы). В результате складываются близкородственные, но самостоятельные восточнославянские языки: русский, украинский и белорусский. Тогда же под воздействием монголо-татар в русский язык проникает множество тюркизмов, которые сегодня могут восприниматься как исконно русские слова, однако это не так: сарафан, богатырь, кафтан, штаны, сундук, дурак, чердак, деньги, ярлык и т.д. Недаром существует пословица: поскреби любого русского и увидишь татарина!

Развитие русского языка в эпоху Московской Руси (XIV-XVII вв.) имело сложную историю. Однако самым примечательным в этот период стало то, что ведущую роль стал играть говор Москвы. Первоначально он был смешанным, затем сложился в стройную систему. Его характерными чертами являются аканье; ярко выраженная редукция (скрадывание) гласных неударяемых слогов; взрывной согласный «г»; твёрдое окончание «-т» в глаголах 3-го лица настоящего и будущего времени и ряд других явлений. Московский говор постепенно становится своего рода общенациональным эталоном и ложится в основу русского национального литературного языка.

Усиленная работа по упорядочению норм государственного делового языка с одновременным формированием единых норм общего разговорного языка начинает разворачиваться в России в так называемую Петровскую эпоху (первая четверть XVIII в.), а также в период правления его преемников (вторая четверть – конец XVIII в.)

В связи с тем, что Пётр I «прорубил окно в Европу» и начал внедрять в России достижения западной культуры, русский язык переживает очередные существенные изменения.

Во-первых, в русскую словесность приходят слова и обороты речи из европейских языков. Они отразили те новые экономические, социально-политические и культурные реалии, которые всё ярче проявляли себя в жизни России того времени: ассамблея, коллегии, император, синод, сенат, мануфактура, академия, университет, Санкт-Петербург и множество других.

Во-вторых, признаком хорошего тона, принадлежности к высшему свету стали считать знание иностранных языков. И вот, российское дворянство заговорило по-французски, русский же язык стал языком низших слоёв. Начинается так называемый культурный раскол, одним из проявлений которого и явилась языковая разница между верхними и нижними слоями российского общества. В XVIII-XIX вв. российские дворяне разговаривали по-французски даже дома. Многие из них плохо владели русским языком, а некоторые вообще не понимали по-русски. В Отечественную войну 1812 г. случались характерные в связи с этим казусы: русские крестьяне-партизаны хватали русских дворян, не подозревая что они тоже русские, и сдавали их в качестве пленных французов. Примечательно также и то, что героиня «Евгения Онегина» Татьяна Ларина написала своё знаменитое письмо («Я вам пишу, чего же боле…») по-французски, так как «…она по-русски плохо знала, журналов наших не читала и выражалася с трудом на языке своем родном». Один из казнённых декабристов, Михаил Бестужев-Рюмин, изучал русский язык во время своего заключения в Петропавловской крепости.

Пренебрежение к русскому языку со стороны просвещённых слоёв русского общества было столь сильным, а проникновение иноземных слов столь велико, что ревнители русской словесности начинают говорить о «порче» русского языка. Поэт А. П. Сумароков, например, писал: «Восприятие чужих слов, а особливо без необходимости, есть порча языка. Какая нужда говорить вместо плоды, фрукты? Вместо столовый прибор, столовый сервиз? Вместо комната, камера? Вместо опахало, веер? Вместо епанечка, мантилья? Вместо верхнее платье, сюртук? Вместо похлёбка, суп? Вместо мамка, гувернантка?» В конце XVIII в. император Павел I попытался административным путём – своим распоряжением – устранить из русской речи некоторые, по его мнению, вредные заимствования: фрак, жилет, панталоны…

Большое значение для возрождения интереса к русскому языку сыграла научная и литературная деятельность М. В. Ломоносова, который полагал, что надо активнее обращаться к русской речи. Особое его возмущение вызвала книга немецкого учёного А. Шлёцера «Русская грамматика», в особенности – приложенный к ней словарь происхождения некоторых русских слов (так, происхождение слова «боярин» возводилось там к слову «баран», «князь» – к слову «кнехт», т.е. холоп и т.д.) Свою критическую работу о грамматике А. Шлёцера М. В. Ломоносов закончил следующей темпераментной фразой: «Из сего заключить должно, каких гнусных пакостей не наколобродит в российских древностях такая допущенная в них скотина…»

Обращение к грамматике русского языка для М. В. Ломоносова не закончилось разгромом А. Шлёцера: учёный сам стал автором научной русской грамматики. В этой книге, неоднократно переизданной впоследствии, он разрабатывает правила употребления элементов русского литературного языка, описывает его богатства и возможности. В частности, М. В. Ломоносов писал: «Карл пятый, римский император, говаривал, что испанским языком с богом, французским – с друзьями, немецким – с неприятельми, итальянским – с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашёл бы в нём великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка». Интересно, что поэт Г. Р. Державин несколько позднее высказался очень похожим образом: «Славяно-российский язык, по свидетельству самих иностранных эстетиков, не уступает ни в мужестве латинскому, ни в плавности греческому, превосходя все европейские: итальянский, французский и испанский, кольми паче немецкий». Но, пожалуй, самое известное и мощное определение русского языка принадлежит И. С. Тургеневу: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, – ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя – как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!»

Своим поэтическим творчеством на русском языке М. В. Ломоносов продемонстрировал возможности применения этого языка в литературе, а кроме того сформулировал принципы нового стихосложения на русском языке. Так были заложены основы современного русского литературного языка, решающим этапом в становлении которого стало творчество А. С. Пушкина, сумевшего объединить народную речь и книжный язык существовавшей до него литературы.

В начале XX в. Россия вступила в эпоху войн и революций, внесших значительные изменения и в русский язык. Февральская и Октябрьская революции не только подвели черту под прежними политическими и социально-экономическими отношениями в России, но и открыла новую эру в жизни русского языка. Неслыханной демократизацией отмечено развитие литературного языка: в художественные тексты попадает разговорная и откровенно бранная и жаргонная лексика. Появляется новая группа слов, заимствованных из иностранных языков: гегемон, деклассированный, люмпен, функционер... Появляется масса аббревиатур и сокращений: НЭП (новая экономическая политика), СССР (Союз Советских Социалистических Республик), РСФСР (Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика), ЦИК (Центральный исполнительный комитет), ГПУ (Государственное политическое управление), Комсомол (Коммунистический союз молодёжи), Совнарком (Совет народных комиссаров), комбед (Комитет бедноты), наркомат (народный комиссариат), вуз (высшее учебное заведение), колхоз (коллективное хозяйство) и т.д. В связи с разворачивавшимися в стране политическими переменами происходят переименования городов: Ленинград (бывший Петроград), Свердловск (бывший Екатеринбург), Сталинград (бывший Царицын), Краснодар (бывший Екатеринодар) и многие другие.

Очередные социально-политические и экономические катаклизмы в нашей стране, связанные с эпохой Перестройки и распадом Советского Союза, тоже нашли своё отражение в русском языке. С Запада в него хлынули новые слова: муниципалитет, брифинг, менеджмент, интернет, маркетинг, блокбастер, стикер и т.д. С другой стороны, ожили и вернулись в обиход многие слова, широко использовавшиеся в дореволюционной России – Дума, полиция, губернатор.