1) 1965 г.– середина 70-х гг. - попытка реализации экономического курса Либермана: начинается ускоренное строительство предприятий по выпуску товаров народного потребления. На этом этапе объем промышленного производства вырос в 1,5 раза; построено около 1900 крупных предприятий (в том числе Волжский завод в Тольятти). Началось создание территориально-производственных комплексов (Саянский, Красноярско-Ачинский, Чимкентско-Джамбульский);

2) середина 70-х – 1983 гг. - начало «стагнации и отдельные попытки преобразований». В 1972 –1973 гг. приоритет перешел от легкой к тяжелой промышленности. Основные средства направлялись на освоение Сибири, развитие энергетики, оборонной промышленности (производство военной техники на машиностроительных предприятиях достигало до 60% выпускаемой ими продукции). Начинается ввод импортного оборудования, делаются попытки внедрения новых методов работы (бригадный подряд);

3) 1983 1984 гг. - попытки экономических преобразований Ю.В. Андропова.Попытка провести в жизнь «широкомасштабный экономический эксперимент», предполагавший ослабление централизованного планирования и распределения, большую свободу предприятий, повышение роли трудящихся, изменение ценообразования на уровне предприятий и регионов и т.д. В 1983 г. принят Закон о трудовом коллективе. В промышленности также делается акцент на создание территориально-производственных комплексов (ТПК), увязывающих добычу сырья, первичную его обработку и дальнейшую транспортировку.

На рубеже 70 –80-х гг. в мире начался новый этап НТР. Уровень развития страны стал определяться использованием микроэлектронной техники. По этому показателю СССР отстал от индустриальных стран на десятилетия. Росло отставание в лазерной, волоконно-оптической и других передовых технологиях. Причина была не в отсутствии фундаментальных и прикладных разработок, а в неспособности и незаинтересованности административно-командной системы внедрить их в производство. От разработки опытного образца до его массового выпуска проходило 6 –8 лет.

Результаты экономического развития:

- свертывание реформ во второй половине 70 – начале 80-х гг.;

- формализация планирования;

- физический износ и моральное старение оборудования;

- вкладывание денег в основном в строительство новых предприятий, а не в модернизацию, что обусловливало большой удельный вес ручного и малоквалифицированного труда;

- значительный рост военных расходов (производства с высокой технологией работали на военные заказы, доля военных расходов в валовом национальном продукте составляла около 23%, что привело к большим диспропорциям);

- значительный рост теневой экономики.

Задания одиннадцатой пятилетки (1981 –1985 гг.) не были выполнены ни по одному показателю.

В 70 – начале 80-х гг. резко сократились капиталовложения в социальную сферу. Рост заработной платы велся без учета реальных результатов труда работающих. Финансирование по «остаточному» принципу особенно тяжело отразилось на условиях жизни сельского населения. Значительно отставала от города обеспеченность села медицинскими и дошкольными учреждениями, предприятиями бытового обслуживания.

В то же время за период с 1965 г. до начала 80-х гг. достигнуты некоторые успехи в повышении материального уровня жизни советских людей. Стали получать ежемесячную денежную оплату труда колхозники, росли пенсии и стипендии, существовала развитая система бесплатных социальных услуг (здравоохранение, образование, детские учреждения - спортивные, творческие и др.), ощутимые льготы устанавливались для пенсионеров, инвалидов, участников Отечественной войны. Продолжалось жилищное строительство - государственное и колхозно-кооперативное.

Неспособность властей направлять развитие социальной сферы вызывала неизбежные противоречия:

- многочисленные трудовые почины и разные формы соцсоревнования при отсутствии стимулов превращались в кратковременные (к очередному юбилею) кампании и показуху;

- уравниловка в оплате труда на общественном производстве пробуждала частную инициативу, так называемую «теневую экономику» в мелких ее проявлениях: «левые» приработки, хищения на производстве («несуны») и др.;

- недовольство людей вызывали очереди в магазинах и отсутствие разнообразного ассортимента продовольственных и промышленных товаров (дефицит). Низкое качество отечественных товаров побуждало к погоне за импортными (а это, в свою очередь, порождало спекуляцию);

- росли не обеспеченные товарами и услугами денежные сбережения населения в сберкассах, что рассматривалось властями как показатель роста уровня жизни советских людей;

- вызывали нарекание работа транспорта, низкая эффективность бесплатного медицинского обслуживания, качество услуг.

Все социальные проблемы в начале 80-х гг. усугубились в связи с полной недееспособностью политического руководства и трудностями во внешней политике.

Таким образом, с середины 60-х гг. в стране был проведен ряд экономических преобразований, направленных на повышение эффективности производства и улучшение социальной сферы. Предприняты усилия по внедрению в экономику достижений научно-технического прогресса. Одновременно с этим продолжалось сохранение централизованных структур управления и контроля. Развитие социальной и хозяйственной жизни сдерживалось политическим монополизмом партийно-государственных органов.

Международное положение

Начиная с 1945 г. внешняя политика СССР осуществлялась на нескольких уровнях:

- дипломатия советского государства как таковая;

- взаимоотношения ВКП(б) - КПСС с зарубежными коммунистическими и рабочими партиями;

- СССР - страны социалистического лагеря и остальной мир.

Соотношение этих различных аспектов внешней политики зависело от многих факторов, и в первую очередь - от господствующих тенденций и противоречий внутренней политики Советского Союза.

Наследие, которое досталось Брежневу в сфере международных отношений, осложнялось следующими обстоятельствами:

во-первых, единый в прошлом социалистический лагерь находился в состоянии раскола из-за позиции Китая;

во-вторых, сложные отношения между Востоком и Западом вследствие Карибского кризиса обострились из-за войны во Вьетнаме;

в-третьих, рост влияния СССР в странах третьего мира не приносил ожидаемых результатов и не оправдывал колоссальных затрат.

Главной чертой, характерной для внешней политики СССР в середине 60 – начале 80-х гг., стала еще большая ее идеологизация. Наследники Хрущева отошли от его представлений о мирном сосуществовании и соревновании стран с различным общественным строем (хотя формально эта идея не отвергалась). В основу внешнеполитического курса была положена идеология конфронтации, согласно которой мирное сосуществование социализма и капитализма не могло носить длительного характера (в силу самой природы капитализма). Более того, в попытках оправдать отход от прежнего понимания принципа мирного сосуществования идеологи КПСС объявили его не более чем новой формой классовой борьбы между трудом и капиталом. С этого же времени введена в оборот и идея о постоянном усилении идеологической борьбы двух систем.

Основными задачами во внешней политике оставались:

- устранение угрозы распада социалистической системы, ее сплочение в политическом, военном и экономическом отношениях;

- нормализация отношений между Востоком и Западом («сосуществование в сотрудничестве»). Этот курс был взят только после обострения в начале 70-х гг. конфликта с Китаем и начала сближения последнего с Соединенными Штатами, когда советские руководители почувствовали возникновение новой опасности;

- поддержка «дружественных» режимов и движений в странах «третьего мира». Эта политика была особенно активна (иногда перерастала в прямую интервенцию) в отношении стран, находившихся в непосредственной сфере влияния СССР (например, Афганистан).

Советское руководство по-прежнему исходило в своей внешней политике из тезиса о радикальном изменении соотношения сил на международной арене, связанном с ослаблением глобальных позиций США и союзных им держав. Этим в свою очередь объяснялось достижение военно-стратегического паритета СССР и США, а также рост «революционной» борьбы народов развивающихся стран.

К концу 60 – началу 70-х гг. после целой полосы кризисов началась постепенная нормализация отношений между Востоком и Западом. Летом 1966 г. впервые за весь послевоенный период в Москву нанес визит президент Франции Шарль де Голль. Сотрудничество двух стран подтверждалось подписанием разных соглашений в 1971 г. Л.И. Брежневым и новым президентом Франции Ж. Помпиду. Советская сторона ожидала, что сближение с Францией будет способствовать решению германского вопроса, который оставался одним из главных. В 1969 г. федеральным канцлером ФРГ стал Вилли Брандт, стремившийся наладить отношения с Востоком. Переговоры с Советским Союзом в Москве в 1970 г. привели к заключению договора, в котором страны отказывались от применения силы в отношениях между собой. Признаны послевоенные границы. 21 декабря 1972 г. ФРГ признает ГДР. Оба германских государства были приняты в ООН.

Важнейшим событием 70-х гг. явилось возобновление советско-американских встреч на высшем уровне. Начиная с визита Р. Никсона в Москву в мае 1972 г. и до 1975 г. мир жил в атмосфере разрядки напряженности. Политика разрядки состояла из экономических соглашений и соглашений об ограничении ядерных вооружений. В мае 1972 г. в Москве был заключен временный договор, названный ОСВ-1, который ограничивал для обеих сторон число межконтинентальных ракет (МБР) и ракет, запускаемых с подводных лодок (БРПЛ).

В марте 1975 г. вступила в силу Конвенция о запрещении разработки и накопления запасов бактериологического и токсинного оружия и об их уничтожении. В 1976 г. заключен советско-американский договор, регламентировавший проведение подземных ядерных взрывов в мирных целях. Подписана целая серия документов о развитии сотрудничества между СССР и США и в других областях. Летом 1975 г. состоялся совместный космический полет двух кораблей - «Аполлон» и«Союз».

В 1975 г. в Хельсинки состоялось Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) лидеров тридцати трех европейских стран, США и Канады. Участниками был подписан Заключительный акт Совещания. Его основа - Декларация принципов, которыми государства должны руководствоваться во взаимных и межгосударственных отношениях:

- суверенное равенство;

- взаимный отказ от применения силы или угрозы силой;

- нерушимость границ;

- территориальная целостность государства;

- мирное урегулирование споров;

- невмешательство во внутренние дела;

- уважение прав человека и основных свобод;

- равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой;

- сотрудничество между государствами;

- добросовестное выполнение обязательств, вытекающих из общепринятых принципов и норм права.

Встреча стала событием огромного международного значения. Она заложила основы перехода к новому этапу разрядки напряженности, явилась важным шагом на пути закрепления принципов мирного сосуществования и налаживания отношений равноправного сотрудничества между различными государствами.

Официальная пропаганда пыталась использовать это в своих целях. Л.И. Брежневу, плохо разбиравшемуся в сложных хитросплетениях международной политики и не владевшему всеми тонкостями дипломатии, в тот период советской прессой было присвоено громкое звание «архитектора разрядки».

И все же главное состоит в том, что в стране был создан мощнейший военно-промышленный комплекс. Более того, вполне следует считать предположение, что существование ВПК как в США, так и в СССР было до определенного времени выгодно обеим сторонам. Это - и огромные военные заказы, и стабильные рабочие места. Наконец, существование «биполярного мира» на какой-то срок позволило держать в русле политики великих держав их союзников (В.П. Островский, А.И. Уткин).

Этой же цели служило создание в стране мощного океанского флота, оснащенного ядерным оружием.

Непросто складывались отношения СССР со странами социалистического содружества.

В большинстве стран Восточной Европы назревали, а в чем-то шли быстрее кризисные явления в политической и экономической жизни. Советская тоталитарная модель переставала работать и там. Однако партийно-государственное руководство СССР делало все, чтобы удержать их в своей орбите, используя для этого родственное по духу партийно-государственное руководство стран Варшавского пакта. В случае же, когда возникала «угроза социалистическим завоеваниям» и какая-то из стран грозила выпасть из сферы влияния руководителей СССР, принимались и военно-политические меры.

В 1968 г. в Чехословакии начался процесс обновления, отказа от деформированного социализма, несшего на себе все черты сталинской модели. Реформы начали часть руководителей компартии Чехословакии во главе с А. Дубчеком под лозунгом построения «социализма с человеческим лицом». Первоначально советское руководство приветствовало «пражскую весну». Однако вскоре в советской печати стали появляться статьи, в которых высказывались опасения, не приведет ли бурный процесс обновления в Чехословакии к отказу от социалистических принципов. Резко негативную оценку в пропаганде получили широко использовавшиеся в чехословацкой прессе понятия « плюрализм», «разнообразие моделей социализма», которые расценивались как отход от советской модели.

21 августа 1968 г. части Советской Армии перешли границу ЧССР. Вместе с ними были части ГДР, Польши, Венгрии, Болгарии. Эта была агрессивная акция против суверенной страны.

В дальнейшем политика разрядки усилила антитоталитарные процессы в странах Восточной Европы. В 1970 г. произошли массовые выступления рабочих в Польше, образовался независимый профсоюз «Солидарность». Это была первая в «социалистическом лагере» массовая общественно-политическая сила, возникшая в результате не реформ «сверху», а движения самих масс и ставшая вполне реальной альтернативой коммунистической власти. Несмотря на введение в декабре 1981 г. (в момент кульминации антиправительственных выступлений) военного положения, именно эта сила привела в конечном счете к падению коммунистического режима, а ее лидер Л. Валенса стал первым в послевоенной истории президентом Польши, избранным демократическим путем.

Продолжали углубляться разногласия между руководством Советского Союза и Китайской Народной Республики, вызванные в основном субъективными причинами.

Разрыв отношений на всех уровнях и практически во всех сферах сотрудничества осложнялся пропагандистскими обвинениями друг друга, хотя идеологические разногласия не должны были влиять на политическое и экономическое сотрудничество двух социалистических стран. Ситуация усугубилась вооруженными конфликтами на границе с Советским Союзом (1969 г.). Наиболее крупным из них стало вооруженное столкновение в районе о. Даманский на р. Уссури (ныне, после демаркации границы, отошедшего к Китаю). В результате этого на Дальнем Востоке и советско-китайской границе была сконцентрирована немалая часть Вооруженных Сил СССР, что объективно дестабилизировало обстановку в этом регионе.

Более того, в военно-политическом руководстве страны вызревала идея неизбежности войны с Китаем.

В мире распространялись слухи о неизбежности превентивного ядерного удара по Китаю. Сами попытки сближения с США имели цель не допустить их сближения с Китаем.

Во время кровопролитной войны США во Вьетнаме, достигшей своей кульминации в конце 60 – начале 70-х гг., СССР оказал значительную военно-техническую, материальную помощь Демократической Республике Вьетнам, подвергшейся массированным бомбардировкам американской авиации.

Итак, если период 60 – середины 70-х гг. был отмечен значительной международной активностью, то с конца 70-х до конца 80-х разрядка сменилась новым витком гонки вооружений. Развитие событий пошло по пути нагнетания страха, уничтожения доверия, подрыва достижений разрядки. Обострение отношений сопровождалось опасным и дорогостоящим взлетом гонки вооружений.

Одной из причин обострения международной напряженности явилась политика, в основе которой лежала стратегическая концепция «ядерного сдерживания» США и СССР. Она оправдывала непрерывную гонку вооружений в конечном итоге и саму возможность ядерной войны. С 1976 г. советское руководство начало размещать ядерные ракеты средней дальности (РСД) на территории ГДР и ЧССР. Это изменяло в пользу СССР стратегический баланс сил между Востоком и Западом. Нарастало и противостояние СССР и США в региональных конфликтах (Анголе, Мозамбике, Эфиопии, Никарагуа и др.). Окончательный крах разрядки произошел после ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979 г.

Спецчасти КГБ захватили дворец Х. Амина, президента Афганистана, достаточно лояльно настроенного к СССР, но подозреваемого в симпатиях к Китаю. Амин был убит. Посаженный с советской помощью президент Б. Кармаль одобрил ввод советских войск соответствующим «приглашением». Такое непродуманное решение было принято лишь несколькими членами советского руководства во главе с Брежневым. Об этом даже некоторые члены правительства узнали из газет, не говоря уже обо всем народе. Мировая общественность резко отрицательно расценила действия СССР в Афганистане. Чрезвычайная сессия Генеральной Ассамблеи ООН заявила о нарушении Советским Союзом суверенитета государств «третьего мира».

По официальным данным (которые предстоит изучить и подвергнуть тщательной проверке), в этой необъявленной войне погибло более 15 тыс. советских солдат, 35 тыс. было ранено, более 300 пропали без вести или попали в плен. Общие потери афганского народа составили около 1 млн человек.

Участие Советского Союза в Афганской войне повлекло за собой падение его авторитета на международной арене. Сократились его контакты со странами Запада и США. Одним из показателей этого стал отказ Сената США ратифицировать подписанный с Советским Союзом договор о дальнейшем ограничении гонки ядерных вооружений (ОСВ-2).

Таким образом, внешняя политика Советского Союза в 1965 –1985 гг. прошла непростой путь - от жесткой конфронтации с Западом (во второй половине 60-х гг.) к разрядке международной напряженности (70-е гг.) и от нее - к новому обострению международных отношений (в конце 70 – начале 80-х гг.), поставившему человечество на грань новой мировой войны. Главной причиной этого явились не только взаимное недоверие между Востоком и Западом, продолжение гонки вооружений, но и крайняя идеологизация внешней политики.

Правозащитное движение

Кризисные явления в советском обществе не могли не отразиться на развитии его духовной сферы. Конец 60 – начало 70-х гг. - время нарастания различных форм сопротивления, наиболее радикальная из которых - диссидентство.

Другие, менее активные формы несогласия - участие в обществах защиты природы или религиозного наследия, создание нонконформистской литературы без всякой надежды на публикацию, отказ от карьеры. Были попытки создать независимые профсоюзы, но они окончились неудачей, объединением в их рядах лишь несколько сот человек. Забастовочное движение также было еще совсем малочисленным. Недовольство рабочих проявлялось главным образом в пассивных формах сопротивления - прогулы, низкое качество производимой продукции, алкоголизм, текучесть кадров и т.д.

Движение диссидентов, или инакомыслящих, оценивается в исторической литературе неоднозначно, несмотря на очевидную связь этого явления с победившим демократическим режимом. В. Соловьев и Е. Клепикова (бывшие диссиденты) и целый ряд историков считают, что это движение было больше западным мифом, чем реальным течением среди интеллигенции. Противоположная позиция заключается в том, что это движение сыграло решающую роль в создании условий для перехода советского государства на путь перестройки и реформ. Значение этого явления состоит не в практической деятельности, которая действительно была минимальна, а в реальном раскрепощении сознания интеллигенции, которая разворошила почву для формирования антисоветских течений.

Советское инакомыслие имело давние традиции, формировавшиеся еще в довоенный период, когда существовала критически мыслящая старая русская интеллигенция, возникали оппозиционные течения в ВКП(б) и антисталинское сопротивление большевиков-интеллигентов. В 40 –50-х гг. развилась писательская фронда, брожение в среде творческой интеллигенции. Однако началом диссидентского движения принято считать демонстрацию на Пушкинской площади г. Москвы 5 декабря 1965 г. К этому времени сформировались группы инакомыслящих, пытавшихся распространить идеи либерализации общества и углубления частичной десталинизации страны, начатой ХХ съездом КПСС.

Первые годы брежневского руководства положили начало репрессиям против инакомыслящих. Арест писателей А. Синявского и Ю. Даниеля и суд над ними активизировали движение протеста против нарушений прав человека. Возникновение симптомов возможной реабилитации сталинизма вызвало появление «письма 25-ти». В партийной печати антисталинскую линию проводили А.Е. Бовин, Л.А. Карпинский, Г.Х. Шахназаров, Г.А. Арбатов, Ф.М. Бурлацкий, В.Я. Ядов, О.В. Лацис. Активно выступали инакомыслящие социалистической ориентации А.В. Снегов, П. Якир, П. Литвинов, Рой и Жорес Медведевы, П. Абовин-Егидес и др. Большую известность получили произведения А. Солженицына, В. Шаламова, С. Газаряна, В. Олицкой, М. Байтальского, Е. Гинзбург и других авторов - жертв ст алинских репрессий неосталинского характера.

Поскольку организационные структуры движения отсутствовали, то основой его консолидации стала самиздатовская работа по распространению публицистических и художественных произведений, критикующих советскую действительность и разоблачающих сталинизм. В 1969 г. была создана первая собственно-правозащитная организация «Инициативная группа защиты прав человека в СССР», в которую вошли Т. Великанова, Н. Горбаневская, С. Ковалев, А. Лавут, А. Левитин-Краснов, Ю. Мальцев, Г. Подъяпольский, Т. Ходорович, А. Якобсон, Г. Алутин, Л. Плющ. Группа просуществовала до 1973 г., когда были арестованы ее лидеры П. Якир и В. Красин. В 1970 г. был создан Комитет по правам человека в СССР во главе с учеными В. Чалидзе, А. Твердохлебовым, А. Сахаровым, И. Шафаревичем. Активизация движения вызвала новые репрессии властей, применивших особый вид заключения - психиатрическую клинику. Часть инакомыслящих была насильно выслана из страны. В 1972 –1973 гг. наступил кризис движения, что потребовало перехода к подпольной работе.

В связи с подготовкой к Хельсинскому совещанию по безопасности и сотрудничеству в Европе в СССР наступило известное потепление в гуманитарной области. Лидеру правозащитников академику А. Д. Сахарову была присуждена Нобелевская премия мира, что стимулировало это движение. В новую организацию диссидентов «Московская Хельсинская группа» вошли Л. Алексеева, М. Берншта, Е. Боннэр, А. Гинзбург, П. Григоренко, А. Корчак, М. Ланда, А. Марченко, Ю. Орлов, В. Рубин, А. Щаранский. Группы «Христианский комитет защиты прав верующих в СССР», «Право на эмиграцию», «Выборы-79» и многие другие стремились охватить как можно большее число граждан, недовольных существующей политической системой СССР. Деятельность сравнительно немногочисленных групп популяризировалась радиопередачами радиостанций «Голос Америки», «Немецкая волна», «Радио «Свобода» и другими зарубежными средствами массовой информации, а также правительственными структурами западных стран. В самом движении начались проблемы и противоречия, связанные с тем, что в него начали проникать люди, пытавшиеся использовать правозащитную деятельность как средство наживы за счет получения долларовой помощи.

В начале 80-х гг. власти провели массовые репрессии против диссидентов и практически ликвидировали движение, невзирая на протесты мировой общественности. Несмотря на поражение, диссидентское движение не прошло бесследно для будущего страны и политической системы. Было создано новое информационное поле для интеллектуальной деятельности, в обществе возникло понимание необходимости перемен. Новые кадры партийных реформаторов во главе с М.С. Горбачевым, А.Н. Яковлевым начали так называемую «перестройку» общества, его демократизацию и либерализацию. Были амнистированы ведущие деятели оппозиции, возвращен из ссылки А.Д. Сахаров. Легализованное движение уже не носило правозащитный характер, а трансформировалось в зародышевые антисоветские политические организации - клубы, платформы в КПСС, народные фронты и т.д. Новые неформальные организации активно включились в процесс создания новой многопартийной политической системы. Большая часть бывших диссидентов заняла антикоммунистические позиции (С. Ковалев, Г. Якунин), меньшая - сохранила социалистические идеалы и вошла в организации социал-демократического толка (Р. Медведев, П. Абовин-Егидес).

Значение правозащитного движения 70 –80-х гг. заключается не только в политической деятельности его участников. Из его среды вышли мастера искусств - И. Бродский, М. Ростропович, А. Тарковский, Э. Неизвестный и другие, не желавшие жить под опекой государства.

Таким образом, правозащитное движение - это особое явление в политической и культурной жизни страны, наиболее радикальная форма общественного протеста. Зародившись в условиях идеологического контроля, в новых исторических условиях оно активно включилось в процесс создания новой многопартийной системы.

Власть и общество накануне перестройки. Причины экономического кризиса

Малоэффективная командно-административная система государственного управления СССР к началу 80-х гг. оказалась в кризисном состоянии. Это ощущалось не только политически активными слоями советского общества, прежде всего интеллигенцией, молодежью, которые все более сочувственно относились, например, к диссидентскому движению, выдвигавшему требования проведения демократических реформ в государстве, но и самими правящими кругами.

К пониманию необходимости кардинальных преобразований общество подводили такие кризисные явления, как падение темпов экономического роста до уровня простого воспроизводства (около 2% годовых) и параллельный быстрый рост « теневой экономики», проникавшей во все сферы хозяйственной жизни; неспособность громоздкого партийно-государственного аппарата управления обеспечить выполнение все более грандиозных программ социально-экономического развития страны - на фоне погружения в несостоятельность и коррупцию системы управления на всех уровнях; все более явное несоответствие провозглашаемых партией лозунгов и принципов сложившимся реалиям и т.д.

Эти явления были в значительной степени усугублены социально-экономическим кризисом. Причины кризиса:

1) обострившееся противоречие между колоссальным промышленным потенциалом СССР и экстенсивным характером его развития;

2) в связи со снижением рождаемости и ростом образовательного уровня населения произошло резкое сокращение притока в производство новой рабочей силы (основной приток работоспособного населения пошел в сферу услуг и другие непроизводственные области);

3) перемещение сырьевой базы в труднодоступные районы Севера и Сибири вызвало увеличение затрат на добычу и доставку природных ресурсов;

4) увеличение территории промышленных объектов привело к сокращению пахотного клина;

5) снижение с начала 80-х гг. на мировом рынке цен на нефть и энергоносители уменьшило количество поступающих в страну нефтедолларов.

Рост понимания необходимости реформ в советском обществе в значительной мере происходил на фоне относительно успешных рыночных преобразований экономики в Венгрии, необычайно мощного социально-политического кризиса начала 80-х гг. в Польше. Война СССР в Афганистане, начавшаяся в 1979 г., усугубила экономический, социально-политический кризис, явилась одним из катализаторов начала процесса реформирования в СССР.

В период правленияЮ.В. Андропова предпринимаются первые попытки вывода страны из углубляющегося кризисного состояния путем укрепления ответственности и дисциплины прежде всего всех звеньев аппарата управления страной, без какого бы то ни было изменения самой социально-экономической и политической системы.

За пятнадцать месяцев (ноябрь 1982 г. – февраль 1984 г.), по опубликованным данным, было сменено 18 союзных министров и приравненных к ним лиц и 37 первых секретарей обкомов, крайкомов и ЦК союзных республик. За аналогичный предшествующий период было сменено лишь 13 первых секретарей.

Новый советский руководитель по своим личностным качествам отличался от Брежнева. Его характеризовали относительно более высокий уровень культуры, профессионализм, личная скромность. Однако Андропов был продуктом своей системы и социальной среды.

Андропов был приверженцем жесткого, авторитарного стиля, командно-силовых методов руководства. Все эти качества, включая нетерпимость к инакомыслию, проявились на различных этапах его политической карьеры: в 1956 г., когда не без участия советского посла Андропова советскими войсками было подавлено восстание в Венгрии; при подавлении «пражской весны» 1968 г.; при принятии решения о вводе войск в Афганистан в 1979 г., когда слово председателя КГБ было среди самых весомых. Андропов имел отношение к введению военного положения в Польше в 1981 г., а в 1983 г., будучи Генеральным секретарем ЦК КПСС и Председателем Верховного Совета СССР, он окончательно свернул политику «разрядки», прервав переговоры по вопросам ограничения ядерных вооружений в Европе.

Критическая позиция Андропова в отношении наследия брежневского руководства была позицией не противника системы, а сторонника ее укрепления и модернизации. Жесткий, конструктивный настрой Андропова, сменивший атмосферу благодушия и самовосхваления на фоне углублявшегося кризиса, встряхнул общественное сознание.

Впервые за многие годы руководитель партии и государства поставил под сомнение догматическое понимание марксизма–ленинизма в своей статье «Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР». Андропов предостерег «от возможных преувеличений в понимании степени приближения страны к высшей фазе коммунизма», признавая наличие в социалистическом обществе противоречий и трудностей. Однако для решения многочисленных проблем Андропов смог за свое краткое пребывание на посту Генерального секретаря предложить лишь один давно испробованный рецепт - «повести борьбу против любых нарушений партийной, государственной и трудовой дисциплины».

Решительные меры по наведению порядка и дисциплины в стране, хотя и выходящие за рамки конституционных норм, встряхнули страну, погрузившуюся в спячку застоя, вызвали симпатии к энергичному руководителю, породили в обществе надежды на перемены к лучшему. Однако скорая смерть Андропова и избрание в феврале 1984 г. Генеральным секретарем уже полностью недееспособного К.У. Черненко (1911 –1985) вызвали в обществе противодействие и апатию. Страна находилась в кризисе, который могли предотвратить только радикальные перемены.

ПЕРЕСТРОЙКА В СССР (1985–1991)

Понятие «перестройка»

Под воздействием перестройки произошли значительные идеологические, политические, экономические, социальные перемены, изменившие сверху донизу совокупность государственных и экономических структур, утвердившихся после Октября 1917 г. в России. У политиков, ученых и публицистов существуют различные точки зрения на этот процесс. Одни видят в перестройке контрреволюционный переворот и предательство по отношению к Октябрю и социализму ; другие - возможность развития России в русле мировой цивилизации ; третьи - наступление «смутного» времени и гибель огромной страны; четвертые - возможность возврата на естественно-исторический путь, прерванный в 1917 г.

Традиционной остается позиция, объясняющая все беды России всемирным заговором сионистов и империалистов, давно вынашивавших планы ликвидации супердержавы. В научной и публицистической литературе эти и другие точки зрения представлены с разной степенью доказательности. Разной, потому что искать их в литературе, сложившейся в процессе перестройки, неоднократно менявшей свои цели и задачи, неблагодарное занятие. К тому же результаты перестройки во многом не совпали с первоначальными замыслами ее творцов.

По мнению исследователя С.Г. Могилевского, нынешняя временная дистанция и процессы, последовавшие за окончанием перестройки, позволяют говорить, что это событие равно по своей значимости Октябрю. Основное содержание перестройки - социальная революция, в центре которой находятся вопросы собственности, типа власти и характера производственных отношений.

Перестройку можно определить как попытку сохранить административно-командный социализм, придав ему элементы демократии и рыночных отношений, не затрагивая коренных основ политического строя (А.Ю. Днепровой).

Перестройка имела серьезные предпосылки.

1. Объективные:

- стагнация в экономике, нарастание научно-технического отставания от Запада, провалы в социальной сфере;

- политический кризис, выразившийся в разложении руководства, в его неспособности обеспечить экономический прогресс, в сращивании партийно-государственной номенклатуры с дельцами теневой экономики и преступностью, что привело к формированию в середине 80-х гг. устойчивых мафиозных группировок, особенно в союзных республиках;

- подталкивали к переменам апатия и негативные явления в духовной сфере общества.

2. Субъективной предпосылкой перестройки явился приход во второй половине 70-х – начале 80-х гг. к руководству страны относительно молодых политиков ( М.С. Горбачев,Е.К. Лигачев, Э.А. Шеварднадзе, Н.И. Рыжков, А.Н. Яковлев), стремившихся не только к укреплению своей власти, но и выступавших за обновление государства и общества.

Перестройка вызвана к жизни грузом накопившихся проблем, не подлежащих решению полумерами косметического характера. Как и для всех модернизаций в России, переход к ней оказался вынужденным.

В истории перестройки в широком смысле этого термина некоторые исследователи выделяют четыре периода:

1) с марта 1985 г. по январь 1987 г. - проходящий под лозунгом «больше социализма»;

2) 1987 –1988 гг. - «больше демократии»;

3) 1989 –1991 гг., ставшие периодом размежеваний и расколов в лагере перестройки;

4) Августовский путч и отстранение от власти М.С. Горбачева, резкое изменение соотношения сил в пользу радикальных реформаторских группировок, приход их к власти и начало соединения идейно-политической революции с радикальными антисоциалистическими преобразованиями. Октябрьские события 1993 г. завершили перелом в истории России. Несмотря на их насильственный, кровавый характер, эти события можно считать концом четвертого этапа перестройки, но уже без активного участия ее главного архитектора и многих его сторонников.

Однако большинство исследователей полагают, что четвертый этап следует рассматривать в рамках 1990 –1991 гг., указывая при этом на его кризис. Основные события четвертого периода: колебания Горбачева в сфере экономики, ГКЧП и распад Союза.

Изменения в общественно-политической жизни государства

В марте 1985 г. на пост Генерального секретаря ЦК КПСС был избран М.С. Горбачев. До настоящего времени нет полной ясности относительно деталей и обстоятельств этого избрания. Версии об альтернативных кандидатурах, обсуждавшихся в узком кругу «партийных старцев», еще не нашли своего подтверждения. Как бы то ни было, избрание Горбачева - самого молодого в ту пору члена высшего политического руководства - свидетельствовало о желании части партаппарата несколько модифицировать дряхлеющую тоталитарную систему.

Начало радикальных реформ в области государственного управления, широких социально-политических, экономических преобразований связано с решениями апрельского Пленума ЦК КПСС, где было заявлено, по существу, о начале политики перестройки. На этом партийном форуме был дан общий анализ состояния советского общества и выдвинута стратегия ускорения хозяйственного развития в качестве главной экономической задачи вместе с провозглашением политики гласности как основы демократизации застывшего политического режима. По своей сути начатые преобразования не затрагивали основ ни политического, ни хозяйственного механизма, а скорее преследовали задачу придания им более либерального характера, способного открыть, по замыслу реформаторов, как бы второе дыхание существующей системе.

Провозглашенный курс с самого начала не был подкреплен четко разработанной программой преобразований. Поэтому спустя год была выдвинута несколько иная стратегия реформ, получившая название «перестройка». Термин «ускорение» быстро исчез из официальной лексики. Следует отметить, что термин «перестройка» не был новым в партийном языке, он широко применялся партийной номенклатурой в 20 –30-е гг. для обозначения сталинской внутрипартийной кадровой политики, направленной на очищение партийных рядов от социально и идейно чуждых элементов. Тем не менее следует констатировать, что стратегия «перестройки», сформулированная впоследствии в различных документах ЦК КПСС, съездов народных депутатов, работах авторитетных ученых и политиков, приобрела достаточно широкое признание в советском обществе и за рубежом. Этому способствовало главным образом то, что, несмотря на существенные недостатки, половинчатость, непоследовательность реформаторской политики, под перестройкой понимался весь комплекс перемен в советском обществе, а максимально расплывчатая формулировка данного явления позволяла каждому понимать его по-своему и, что особенно важно, принимать самым широким слоям населения, включая консервативные круги.

Не имея достаточного представления о конечных целях и тем более о путях и методах преобразований, а также для популяризации идеи перестройки, руководство страны открывает как бы общесоюзную дискуссию по важным вопросам внутренней и внешней политики. Так формируется политика гласности. Основные проявления политики гласности:

- снятие цензуры и разрешение издания новых газет;

- возникновение многочисленных общественных объединений в поддержку перестройки;

- широкое обсуждение нового правительственного курса на массовых митингах граждан;

- развертывание на страницах периодических изданий дискуссий о выборе пути общественного развития.

Новые идеи встречали как одобрение, так и протест в разных слоях населения. Противники нового курса имелись среди работников партийно-государственного аппарата. Для обеспечения реализации задач перестройки была проведена смена части партийных и советских руководителей. Заменены Председатель Госплана СССР, главы МВД и МИД, секретари ЦК компартий большинства союзных республик и т.д. Из состава Политбюро были выведены наиболее преданные брежневской политике деятели и введены новые люди. Часть партаппарата твердо стояла на позициях «социалистического выбора» и «руководящей роли КПСС». Реформаторское крыло, также не преодолевшее традиционную партократическую фразеологию, делало упор на «общечеловеческие ценности».

XXVII съезд КПСС (февраль 1986 г.) подтвердил правильность избранного руководством страны курса на ускорение преобразований в экономике, на обновление форм и методов работы политических структур. Как и прежде, этот курс связывался с решением задач совершенствования социалистического общества.

Поначалу робко, а затем все сильнее в прессе, других средствах массовой информации стали звучать критические мотивы. В это время лейтмотивом стало «возвращение к ленинским нормам» - сверхмифологизированной идеальной модели социализма. 70-летие октябрьских событий 1917 г. положило начало нарастающей волне антисталинизма. Накануне юбилея впервые проявился «феномен Ельцина» - первого секретаря Московского горкома КПСС, выступившего с критикой нерешительности обновленческих процессов. Отставка Ельцина и массовое распространение слухов вокруг этого события привели к глухим, но уже явно различимым требованиям расширения политики гласности.

В 1985 –1986 гг. развернулась борьба с нарушениями производственной дисциплины и коррупцией. За взяточничество и хищения был наказан ряд бывших государственных деятелей.

При Политбюро ЦК КПСС создавалась комиссия во главе с А.Н. Яковлевым с целью дополнительного изучения документов репрессированных в 30 – начале 50-х гг. граждан. Реабилитированы многие невинно осужденные люди. В результате сделан мощный прорыв в прошлое, открыты неизвестные страницы истории Советской России. Все это, естественно, меняло оценки, подходы к пропаганде. Многим людям с трудом приходилось преодолевать стереотипы в восприятии истории и современности. Реабилитационный процесс непосредственно задевал и множество ученых, идеологических работников, сделавших карьеру на «разоблачении» различных «уклонов».

В условиях демократических преобразований произошли перемены во взаимоотношениях церкви и государства. Состоялось несколько встреч М.С. Горбачева с Патриархом Русской православной церкви Пименом и представителями других религиозных конфессий. В 1988 г. прошли юбилейные торжества в связи с 1000-летием крещения Руси. Зарегистрированы новые религиозные общины, открыты духовные учебные заведения. Увеличились тиражи издаваемой религиозной литературы.

Верующим возвращались отобранные у них ранее культовые здания. Органы власти дали разрешение на строительство новых храмов. Деятели церкви получили возможность наряду со всеми гражданами участвовать в общественной жизни. Несколько видных церковных иерархов избраны депутатами Верховного Совета страны.

Разработано и утверждено новое законодательство о культах. Его появлению предшествовала дискуссия на страницах периодической печати по вопросу о том, как должны строиться государственно-церковные отношения. Новый Закон «О свободе совести» закрепил курс на либерализацию отношения государства к религии.

Демократизации общественно-политической жизни способствовало введение альтернативных выборов партийных секретарей (вскоре партаппарат добился отмены решения об альтернативных выборах). На первом этапе перестройки Горбачев балансировал между тремя группами в партократической элите:

1) соратниками Брежнева ;

2) партократами-обновленцами;

3) реформаторами, близкими по взглядам к европейским социал-демократам.

В конце 80-х гг. преобразования коснулись структуры государственной власти. Начало им положила XIX Всесоюзная партийная конференция (июнь 1988 г.). На ней развернулась острая борьба мнений сторонников и противников перестройки по вопросу о задачах развития страны. Сторонниками административно-командной системы высказывались мнения о том, что «гласность не должна наносить ущерба интересам государства, общества и правам человека». Большинство делегатов поддержало точку зрения М.С. Горбачева о назревшей необходимости экономической реформы и преобразования политической системы общества. Конференция утвердила курс на создание в стране правового государства. Главная роль в его формировании отводилась политической реформе. Суть политической реформы заключалась в четком разделении обязанностей партийных органов и Советов, в передаче власти из рук Коммунистической партии Советам. Реализация этого решения откладывалась до времени утверждения новых политических структур общества.

Тем не менее конституционная реформа сыграла важную роль в демократизации политической системы, перераспределив высшую власть в пользу демократического органа - Съезда народных депутатов и Верховного Совета, избираемого из депутатов съезда.

Таким образом, была восстановлена по образцу Конституции 1918 г. двухуровневая система представительных органов. Однако сохранялось неравное представительство граждан страны в высшем органе. Хотя часть народных депутатов избиралась прямым голосованием, значительное число «народных избранников» проходило в высший законодательный и представительный орган страны по спискампартийных, профсоюзных и других общественных, профессиональных организаций. К этому следует добавить закрепленный порядок непрямого избрания на утвержденный в 1990 г. пост Президента СССР. данные ограничения демократических прав граждан свидетельствовали о непоследовательности преобразований, опасении тогдашнего руководства КПСС потерять монополию на власть в стране.

Таким образом, учреждался новый орган власти - Съезд народных депутатов СССР. Из числа его участников избирался Верховный Совет, который превращался в постоянно действующий парламент. Аналогичные государственные структуры создавались в союзных республиках.

В конце 1988 г. Верховный Совет СССР принял Закон об изменении системы выборов в Советы. Отныне избрание народных депутатов должно было проводиться на альтернативной основе.

Выборы в высший орган власти на новых избирательных принципах состоялись весной 1989 г. в состав депутатского корпуса вошли многие сторонники продолжения радикальных преобразований, в их числе - Б.Н. Ельцин, Г.Х. Попов, А.Д. Сахаров, А.А. Собчак, Ю.Н. Афанасьев, Ю. Черниченко. I Съезд народных депутатов (1989 г.) сформировал Верховный Совет СССР. Его Председателем был избран М.С. Горбачев.

Председатель должен был все больше выполнять роль спикера (т.е. ведущего), который выявляет позиции сторон, депутатских групп, порой согласовывает их, но в целом вынужден проводить линию большинства. Это в значительной степени влияло на возможность самостоятельных действий Горбачева. Являясь одновременно Генеральным секретарем ЦК КПСС, он неизбежно должен был считаться со значительной частью партийного аппарата, не принимавшего ряда нововведений последних лет. Эта часть аппарата упорно рассматривала инициатора перестройки сначала как партийного работника и только после этого - как государственного деятеля.

Необходимо было укрепить институты государственной власти. В прессе стало обсуждаться предложение о введении института президентства.

Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев первоначально негативно относился к этой идее. Лишь после того, как в 1989 г. оппозиционная консервативному большинству Верховного Совета Межрегиональная группа стала активно пропагандировать идею президентства, Горбачев и его окружение перехватили инициативу у оппозиции.

В значительной степени это было связано с тем, что были решены два главных вопроса: о способе выборов Президента и кандидатуре на этот пост. Традиционно в странах с президентской формой правления президент избирается всеобщим голосованием граждан, имеющих право голоса. Такой порядок избрания и был предложен для включения в Конституцию в качестве основного. Однако к марту 1990 г. было подготовлено предложение, когда именно съезд, приняв конституционные изменения, сделал исключение для первого Президента и избрал Президента СССР непосредственно на съезде. Что касается персональной кандидатуры, то она была ясна - М.С. Горбачев. Ослабление власти коммунистической номенклатуры вело к перетеканию властных полномочий в руки лично Горбачева.

Парадоксом было то, что чем больше властных функций сосредоточивал Горбачев в своих руках, тем меньше ему оказывали поддержку старые партийно-коммунистические структуры, эту власть терявшие. Тем более что выборы в республиканские высшие органы власти в ряде республик уже не дали им «контрольного пакета».

Таким образом, составной частью реформы политической системы, направленной на создание демократического государства, являлось введение в стране президентского поста (первым Президентом СССР в марте 1990 г. на III Съезде народных депутатов был избран М.С. Горбачев).

В целом в основе явного провала реформ были серьезные причины, главная из которых - непоследовательность, непродуманность действий реформаторов. Преобразования, начавшиеся сверху, как свидетельствуют декларативные документы, и ряд удачных шагов реформаторов, несомненно, предполагали демократизацию всех сфер жизни огромного государства, системы его управления в целом (удаление из руководства наиболее консервативных функционеров, введение системы альтернативных выборов и тайного голосования по кандидатурам на руководящие посты в партийных органах). Партийные реформаторы при этом, как могли, приспосабливали изменяющуюся под давлением общественности структуру государственной власти, преследуя одну цель - сохранение своей монополии на власть. Сегодня можно с известной долей уверенности констатировать, что попытки решения двух задач - модернизации структуры государственной власти и сохранения партийной монополии на власть - были обречены на неудачу.

Складывание многопартийной системы

в нашей стране не существовало длительной, прочной традиции многопартийности с устоявшимися нормами взаимоотношений, цивилизованным стилем общения, предвыборных форм борьбы за избирателей, культурной полемики в стране. Однако лозунги правового государства, гражданского общества предполагали предоставление гражданам права объединяться в свободно организуемые союзы, движения, партии, действующие в рамках закона.

Переход к многопартийности начался в нашей стране с формирования так называемых «неформальных» организаций, когда был провозглашен переход к политике гласности. Неформальных, во-первых, потому что они как бы противостояли «формальным» организациям - партии, комсомолу, профсоюзам и т.п.; во-вторых, потому что, как оказалось, в стране практически не существовало законодательных норм, на основе которых оно могли быть зарегистрированы и получить законный статус.

Движения, организации, клубы связывали себя с идеями, которые назывались либеральными, радикальными и т.п., и на первом этапе своей деятельности объявляли о своем противодействии догматической части аппарата, административно-командной системе в целом, выражая поддержку новым начинаниям реформаторской части партийно-государственного руководства.

Первоначально новые движения были преимущественно интеллигентскими по своему составу. Но появление новых форм собственности (кооперативной, арендной) вызвало к жизни союзы кооператоров, арендаторов, наиболее активная часть которых также стала ставить вопрос о том, что одной экономической деятельности недостаточно для защиты своих интересов и что надо приступать к организации политических партий. Ряд новых партий вскоре после начала их деятельности распался на несколько групп, течений, самостоятельных движений. Спектр взглядов, которые они представляют, весьма широк: от анархистов до монархистов.

Считалось, что история советского общества совпадала с историей Коммунистической партии Советского Союза. Важнейшие политические и экономические решения принимались от имени партии, хотя на самом деле это делалось в узком кругу высшего партийного руководства.

Отсутствие политического единства в рядах партийной номенклатуры, ее разъединенность создавали условия и для разложения системы в целом. Одни деятели номенклатуры стояли на догматических позициях и не спешили следовать в фарватере горбачевских новаций. Другие готовили себе «запасные аэродромы» в бизнесе. Третьи были растеряны. Четвертые подключились к национальным движениям. Лишившиеся остатков страха, еще сохранявшихся при Брежневе, деятели номенклатуры уже были неспособны поддерживать режим старыми методами.

Наряду с этим в стране все глубже и полнее осознавалось, что последовательное проведение в жизнь принципов правового государства предполагает возможность создания других партий, помимо КПСС, в том случае, если они действуют в рамках закона и отказываются от насилия как метода борьбы за власть. В дискуссиях, в выступлениях некоторых органов печати все чаще высказывалась мысль о том, что законодательное, конституционное закрепление руководящей и направляющей роли одной партии не соответствует принципам правового государства. В начале 1990 г. настроения в пользу отмены статьи 6 Конституции СССР приняли массовый характер.

Ультраправое направление было представлено «Демократическим союзом», выступившим за резкую и безоговорочную смену модели общественного развития, и партиями христианско-демократической ориентации (РХДД, ХДСС, ХДПР).

Либеральное направление было представлено «Демократической партией Советского Союза», позже преобразованной в «Консервативную партию», «Демократической партией России» и другими демократическими партиями (ДП, РПРФ, тремя партиями конституционных демократов), выступившими с идеей создания в России правового государства. В октябре 1990 г. большинство из них объединилось в массовое общественно-политическое движение «Демократическая Россия».

Социал-демократическое направление представленосоциал-демократическими (СДА, СДПР) и Социалистической партиями, выступавшими за модернизацию общества через систему социальных реформ. К этому направлению тяготели и партии анархистского толка (АКРС, КАС), выступавшие за безгосударственный социализм.

Общим для большинства новых партий было то, что они возникли как анти-КПСС, как оппозиция ей, отсюда - антикоммунизм (антитоталитаризм), отказ от социалистического выбора. В программах партий выдвигались одни и те же демократические лозунги, ранее введенные в оборот М. Горбачевым. Поэтому какой-либо серьезной альтернативы курсу на « перестройку» ни одна партия не смогла предложить.

Центральной политической силой, противостоящей новым партиям, оставалась КПСС. В 1990 – начале 1991 г. в ней образовалось три платформы (демократическая, марксистская, большевистская), каждая из которых предлагала свой вариант и свою направленность реформ. Сторонники двух последних платформ, как и новых образований, возникли внутри КПСС (КП РСФСР, объединение «Единство - за ленинизм и коммунистические идеалы»), придерживались фундаменталистских взглядов и оставались сторонниками идеалов коммунизма.