Значительно возмужавший, повзрослевший, прошедший через испытания военных действий в польской кампании, Алексей Михайлович не мог больше сносить патриаршие претензии, выходки второго «великого государя», к тому же претендовавшего на политическое первенство.

Недовольство царя нарастало. Он перестал посещать службы, которые вел патриарх, приглашать его на приемы во дворец.

Обидчивый и гневливый Никон не выдержал. На богослужении в Успенском соборе Кремля он отказался от патриаршества, покинул столицу и уехал в один из построенных им монастырей — Воскресенский Новоиерусалимский к северо-западу от Москвы. Никон ждал, что царь будет умолять его вернуться в Кремль. Но тот, обрадованный таким поворотом событий, отдал приказание подыскать нового кандидата в патриархи, более сговорчивого. Но не тут-то было! Никон не спешил давать согласие на уход, со сладким бременем власти ему расставаться не хотелось. И так продолжалось ни много ни мало восемь лет!

Только в 1666 г. состоялся суд, на который под охраной стрельцов привезли Никона. Его свели с патриаршества и сослали в Ферапонтов монастырь, потом перевели в Кирилле-Белозерскую обитель. Лишь через несколько лет после смерти Алексея Михайловича ему разрешили вернуться в Воскресенский монастырь, но по дороге туда в Ярославле бывший патриарх скончался в августе 1681 г.

Вскоре окончил свой земной путь и Аввакум. Церковный собор 1666–1667 гг. проклял всех противников церковной реформы, приговорил отдать сторонников Аввакума в руки «градских властей», т.е. мирских начальников, и судить их по Уложению. Аввакума и других сподвижников после долгих лет ссылок и тюрем сожгли на костре в 1682 г.

Старообрядцы, противники церковной реформы, вызывали сочувствие среди обиженных, угнетенных. Поддерживали раскол и некоторые представители знатных, богатых фамилий. Самые известные из них — боярыня Ф.П. Морозова, прославленная В.И. Суриковым, ее сестра княгиня Е.П. Урусова (обе умерли от голода и пыток в Боровской земляной тюрьме), князья Хованский и Мышецкий, представители других фамилий — Стрешнев, Соковнин и др. Раскольниками были и многие представители нарождавшегося российского предпринимательства, купцы, казаки и др.

Соловецкое восстание

Радикальные позиции раскольников выявились в ходе восстаний. Монахи прославленного монастыря на Соловках отказались принять новопечатанные «никонианские» книги.

В конце 1667 г. правительство приняло строгие меры, распорядилось конфисковать все вотчины, имущество монастыря, закрыть пути снабжения всякими припасами. Со следующего года подошедшие сюда царские полки приступили к осаде монастыря. Но изолировать его не удалось: окрестные жители тайком снабжали монахов и монастырских трудников всем необходимым. Да и в самой обители, этой мощной крепости, хранилось большое количество всяких запасов. Осада продолжалась долгие восемь лет.

Поморские жители открыто сочувствовали «отцам и страдальцам соловецким». Лишь с помощью монаха-перебежчика, который показал осаждавшим потайной ход, стрельцам удалось ворваться в обитель в январе 1676 г. и сломить сопротивление восставших. Почти все защитники погибли в схватке, в живых осталось не более 60 человек из полутора тысяч.

После подавления Соловецкого восстания усилились гонения на раскольников. Наряду с активной борьбой расколоучители и рядовые раскольники все больше становились на путь пассивного сопротивления злу, ухода из мира и жизни. Они устраивали массовые запощевания (голодную смерть) и самосожжения («гари»).

«Гари» следовали одна за другой: с 1675 по 1695 г. их было около сорока, погибло до 20 тысяч старообрядцев. Гонения на них продолжались до XXв. и окончательно были признаны ошибочными на церковном соборе 1971 г.

Хозяйство и сословия

После изгнания из России интервентов и избрания нового царя «от природного корени» началось восстановление порушенной жизни, прежде всего хозяйства. На это ушло не одно десятилетие.

XVIIстолетие является переломным, в том числе и в развитии хозяйства. Именно к этому времени, как отмечали еще русские историки XIXв., относится начало «нового времени». В экономике появляются первые ростки новых, капиталистических отношений (в промышленности, торговле, отчасти и в сельском хозяйстве). Правда, мнения среди специалистов по этому вопросу расходятся. Одни относят начало капиталистических отношений к XVIстолетию, другие — к XVIIв., наконец, третьи — ко второй половине XVIIIв., когда эти отношения оформились в особый, самостоятельный уклад в российской экономике.

Россия в этом плане отставала от ряда стран Западной Европы, где зарождение капитализма началось еще с XIV–XVвв., а собственно капиталистическая эпоха — с конца XVI– середины XVIIв. (Нидерланды, Англия). Но все же она шла, хотя и с запозданием, тем же путем. Первые ростки, зачатки капитализма в российской промышленности, торговле появляются именно в XVIIв.

Сельское хозяйство

Русские люди очищали и распахивали заросшие поля, лесные поляны. Оживают центр Европейской России, уезды вокруг русской столицы на западе и северо-западе, северо-востоке и востоке. Русский крестьянин продвигается на окраины — к югу от реки Оки, в Поволжье и Приуралье, в Сибирь. Здесь возникают новые поселения.

Сельское хозяйство восстанавливалось и развивалось медленно. Причинами этому были суровые природные условия, низкая урожайность, стихийные бедствия, маломощность крестьянских хозяйств. Главный путь развития сельского хозяйства того времени — экстенсивный. Вхозяйственный оборот земледельцы включали все большее количество новых территорий.

Больше всего сеяли рожь и овес. Далее шли ячмень и пшеница, яровая рожь (ярица) и просо, гречиха и полба, горох и конопля. На юге пшеницы сеяли больше, чем на севере. В огородах разводили репу и огурцы, капусту и морковь, редьку и свеклу, лук и чеснок, тыкву и даже арбузы. В садах росли вишня, смородина, крыжовник (крыж-берсень), малина, клубника, яблоки, груши, сливы.

Скотоводство развивалось в основном в крестьянских хозяйствах. Среди крестьян имелись, с одной стороны, многолошадные, многокоровные, с другой — не имеющие какого-либо скота. Центрами скотоводства считались Поморье, Ярославщина, южные уезды.

Рыбу ловили везде, но особенно в Поморье. В северных районах, Белом и Баренцевом морях добывали треску и палтуса, сельдь и семгу, промышляли тюленей, моржей, китов. На Волге и Яике особую ценность представляли красная рыба, икра.

Промышленность, мануфактура

Промышленное производство развивалось гораздо быстрее, чем сельское хозяйство. Самое широкое распространение получила домашняя промышленность . Всюду крестьяне производили холсты и сермяжное сукно, веревки и канаты, обувь валяную и кожаную, разнообразную одежду, посуду и полотенца, лапти и мочало, деготь и смолу, сани и рогожи, топленое сало и щетину, многое другое. Через скупщиков эти изделия, особенно холсты, попадали на рынок. Постепенно крестьянская промышленность перерастает домашние рамки, превращается в мелкое товарное производство. По этому пути идут мастера по изготовлению ярославских холстов, важских сукон, решминских рогож, белозерских ложек, вяземских саней и т.д.

Ремесло в довольно больших размерах перерастало в товарное производство . Так было, например, в металлообработке. Она основывалась на добыче болотных руд, дававших низкосортные железо и сталь (уклад). Центры металлургии издавна сложились в уездах к югу от Москвы: Серпуховском, Каширском, Тульском, Дедиловском, Алексинском. По всей стране расходились тульское железо и серпуховский уклад; местные мастера, работавшие на казну, в частности изготовлявшие оружие для Оружейной палаты, в то же время давали много изделий для продажи на рынке.

Второй центр производства металла находился к северо-западу от Москвы: Устюжна Железнопольская, Тихвин, Заонежье. Устюженские сошники, сковороды, гвозди и другие предметы домашнего обихода расходились не только в близлежащих селениях и городах, но и в отдаленных, например в Москве, Смоленске, Ярославле. То же можно сказать об изделиях мастеров Нижнего Новгорода, Галича и их окрестностей.

Заметный рост русского ремесла в XVIIв., превращение значительной его части в мелкое товарное производство, укрупнение, использование наемного труда, специализация отдельных районов страны, появление рынка рабочей силы создали условия для развития мануфактурного производства .

Увеличилось число мануфактур — крупных предприятий, основанных на разделении труда, остававшегося по преимуществу ручным, и применении механизмов, приводимых в движение водой. Это свидетельствовало о начале перехода к раннекапиталистическому промышленному производству, сильно еще опутанному крепостническими отношениями.

В это время расширяли старые мануфактуры, например Пушечный двор,— построили «кузнечную мельницу», чтобы «железо ковать водою», каменные здания (вместо старых деревянных). В Москве же появились две пороховые мельницы. Продолжали работать мастерские Оружейной, Золотой и Серебряной палат, швейные мануфактуры — Царская и Царицына мастерские палаты. Появились ткацкая мануфактура — Хамовный двор в Кадашевской слободе в Москве, шелковая — Бархатный двор (довольно быстро заглохла). Эти мануфактуры были казенными (государственными) или дворцовыми. На них применялся принудительный труд. Связей с рынком они не имели.

Другая группа мануфактур — купеческие канатные дворы в Вологде, Холмогорах (возникли в XVIв.), в Архангельске (в XVIIв.). Это были сравнительно крупные предприятия: только в Вологде работало около 400 наемных рабочих. Холмогорский двор давал столько канатов, что ими можно было оснастить четвертую часть кораблей английского флота, одного из самых крупных в тогдашнем мире.

Под Москвой появился Духанинский стекольный завод Е. Койета, выходца из Швеции. Наиболее важные районы мануфактурного производства складываются на Урале, в Тульско-Каширском, Олонецком краях. Это — железоделательные, медеплавильные и другие заводы.

Мануфактурам принадлежала ведущая роль в производстве оружия. В изготовлении же сельскохозяйственных орудий, предметов бытового обихода с ними успешно конкурировали мелкие крестьянские промыслы и городские ремесленники.

В XVIIстолетии возникло до 60 различных мануфактур, но не все они оказались жизнеспособными — до Петровского времени дожили едва ли не меньше половины. Неудивительно применение на мануфактурах крепостного труда. Более показательно постепенное расширение труда вольнонаемного, как на мануфактурах, так и на водном транспорте, соляных промыслах Тотьмы, Соли Вычегодской и Соли Камской (в последней к концу XVIIв. насчитывалось более 200 варниц, добывавших ежегодно до 7 млн пудов соли), рыбных и соляных промыслах Нижней Волги (в Астрахани и около нее — несколько десятков тысяч наемных рабочих в летнее время).

В наймиты шли посадские люди, черносошные и частновладельческие крестьяне, холопы, в том числе и беглые, всякий вольный гулящий люд. Крестьяне, как правило, приходили на временные заработки, а затем возвращались к своему хозяйству. Из наймитов уже тогда начала формироваться категория более или менее постоянных наемных работников.

Из крупных купцов вырастают предприниматели, занимающиеся, например, солеварением: Г.А. Никитников и Н.А. Светешников, В.Г. Шорин и Я.С. Патокин, О.И. Филатьев и Д.Г. Панкратьев, братья Шустовы и др. С XVIв. набирали силы Строгановы, с конца XVIIв. — Демидовы.

Торговля

В торговле хлебом в роли важных центров выступали на севере Вологда, Вятка, Великий Устюг, Кунгурский уезд; южные города — Орел и Воронеж, Острогожск и Коротояк, Елец и Белгород; в центре — Нижний Новгород. К концу XVIIстолетия хлебный рынок появился в Сибири. Соляными рынками были та же Вологда, Соль Камская, Нижняя Волга; Нижний Новгород служил перевалочно-распределительным пунктом.

Ряд городов, прежде всего, конечно, Москва, имели торговые связи со всеми или многими областями страны. Немало торговцев, составлявших особый «купецкий чин», вели свои дела, не занимаясь ничем иным.

Господствующее положение в торговле занимали посадские люди, прежде всего гости и члены Гостиной и Суконной сотен. Крупные торговцы выходили из зажиточных ремесленников, крестьян.

Они торговали разными товарами и во многих местах; торговая специализация была развита слабо, капитал обращался медленно, свободные средства и кредит отсутствовали, ростовщичество еще не стало профессиональным занятием; разбросанность торговли требовала наличия многих агентов и посредников, что уменьшало ее прибыльность.

Внешнеторговые операции с западными странами велись через Архангельск, Новгород, Псков, Смоленск, Путивль, Свенскую ярмарку. 75% внешнеторгового оборота давал Архангельск — единственный и не слишком удобный порт, связывавший Россию с Западной Европой. В восточной торговле первенствующую роль играла Астрахань.

По Торговому уставу 1653 г. в России ликвидировали многие мелкие таможенные пошлины, оставшиеся со времен политической раздробленности. Взамен ввели единую рублевую пошлину — по 10 денег с рубля, т.е. 5% с покупной цены товара (рубль был равен 200 деньгам). С иноземцев брали больше, чем с русских купцов. А Новоторговый устав 1667 г. еще более усилил протекционистские тенденции в интересах русского торгово-промышленного сословия.

Феодалы

Среди сословий господствующая роль принадлежала боярам и дворянам. Государственная власть проводила меры по укреплению их собственности на землю и крестьян, по сплочению различных прослоек феодалов. Требования дворян и меры властей привели к тому, что к концу XVIIв. разницу между поместьем и вотчиной свели к минимуму.

В течение всего столетия правительство, с одной стороны, раздавало феодалам огромные массивы земель, с другой — часть дворянских владений, более или менее значительную, перевело из категории поместья в вотчину.

Перепись 1678 г. насчитала в России 888 тысяч тяглых дворов, из них около 90% находилось в крепостной зависимости. Дворцу принадлежало 83 тысячи дворов, или 9,3%, церкви — 118 тысяч (13,3%), боярам — 88 тысяч (10%), более же всего дворянам — 507 тысяч дворов, или 57%.

Крестьяне и холопы

Крестьяне работали в пользу феодалов на барщине («изделье»), вносили натуральный и денежный оброки. Обычный размер «изделья» — от двух до четырех дней в неделю, в зависимости от размеров барского хозяйства, состоятельности крепостных.

«Столовые запасы» — хлеб и мясо, овощи и фрукты, сено и дрова, грибы и ягоды — возили на дворы к владельцам те же крестьяне. Плотников и каменщиков, кирпичников и живописцев, других мастеров дворяне и бояре брали из своих сел и деревень. Крестьяне работали на первых фабриках и заводах, принадлежавших феодалам или казне, изготовляли на дому сукна, холсты и т.д.

Крепостные, помимо работ и платежей в пользу землевладельцев, несли повинности и в пользу казны. В целом их обложение, повинности были тяжелее, чем у дворцовых и черносошных крестьян. После принятия Соборного уложения 1649 г. широкие размеры принял сыск беглых крестьян. Тысячами их хватали и возвращали владельцам.

Чтобы прожить, крестьяне шли в отход на заработки, в «батраки». Обедневшие крестьяне переходили в категорию бобылей.

Феодалы, особенно крупные, имели много холопов, иногда по нескольку сот человек (например, у бояр Н.И. Романова, Б.И. Морозова было по 300–400 человек). Это были приказчики и слуги для посылок, конюхи и портные, сторожа и сапожники, сокольники и «певчие ребята». Самостоятельного хозяйства они не вели, их полностью содержал владелец. Однако некоторые дворяне переводили своих холопов на землю, наделяли инвентарем, а те платили им оброк, исполняли барщинные работы, но в отличие от крестьян не несли государственного тягла. Однако податная реформа 1678–1681 гг. уравняла тех и других. К концу XVIIв., по существу, произошло слияние холопов с крестьянами.

Средний уровень благосостояния русского крестьянина в XVIIв. снизился по сравнению с предыдущими столетиями. Сократилась, например, крестьянская запашка. Одни крестьяне имели полдесятины, около десятины земли, у других и того не было. А у зажиточных случалось по нескольку десятков десятин.

Богатые крестьяне выходили в купцы, промышленники. Таковы, например, Федотовы-Гусельниковы — черносошные крестьяне Устюжского уезда, Осколковы и Щангины из Коми-края. Все они разбогатели на торговых операциях с Сибирью. И таких было немало. Феодалы и казна получали с них большие доходы.

Посадские люди

К середине столетия в стране числилось более 250 городов, а дворов в них, по неполным данным,— более 40 тысяч. Из них в Москве было 27 тысяч дворов.

Население городов в первой половине столетия выросло более чем в полтора раза. Несмотря на скромную долю торговцев и ремесленников в общем количестве жителей России, они играли весьма существенную роль в ее хозяйственной и политической жизни. Среди посадских людей мы видим русских и украинцев, белорусов и татар, мордву и чувашей и т.д.

Ведущий центр ремесленного, промышленного производства, торговых операций — Москва. Здесь в 40-е гг. XVIIв. работали мастера многих специальностей. Центрами металлообработки, помимо Москвы, были Тула, Ярославль, Тихвин, Устюжна Железно-польская, Устюг Великий, Холмогоры, Соль Вычегодская; кожевенного дела — Ярославль, Кострома, Вологда, Нижний Новгород, Казань.

В меньшей, но достаточно заметной степени ремесло развивалось и в других городах России. Значительная часть, ремесленников работала на государство, казну. Часть ремесленников обслуживала нужды дворца (дворцовые) и живших в Москве и других городах феодалов (вотчинные ремесленники). Остальные входили в посадские общины городов, несли (тянули, как тогда говорили) различные повинности и платили налоги, совокупность которых называлась тяглом . Ремесленники из посадских тяглецов от работы по заказу потребителя зачастую переходили к работе на рынок , и ремесло, таким образом, перерастало в товарное производство.

Применялся наемный труд. В наемники к разбогатевшим кузнецам, котельникам, хлебникам и другим шли бедные посадские люди, крестьяне. То же происходило на транспорте, речном и гужевом.

Гости и другие богатые купцы появлялись со своими товарами во всех концах страны и за ее рубежами. В годы Смуты и после нее они не раз ссужали власти деньгами. Правительство созывало совещания с участием купцов для решения насущных хозяйственных, финансовых проблем. Они же становились депутатами Земских соборов. Им поручали сбор налогов и пошлин — таможенных, кабацких, соляной и прочих.

Богатеи из купцов, ремесленников, промышленников заправляли всем в посадских общинах. Они стремились переложить главную тяжесть сборов и повинностей на посадскую бедноту — мелких ремесленников и торговцев. Рознь между «лучшими» и «меньшими» посадскими людьми не раз давала о себе знать в повседневной жизни городов, особенно во время городских и крестьянских восстаний.

«Бунташный» век

Соляной бунт

В 1648 г. вспыхнуло движение, получившее название «Соляной бунт». Восстание началось 1 июня 1648 г.В этот день молодой царь Алексей Михайлович со многими приближенными и охраной возвращался с богомолья из монастыря. Как только царь въехал в столицу, его встретила большая толпа москвичей и приезжих, в том числе челобитчиков, собравшихся в столице с разных концов страны. С криками они окружили карету царя и жаловались на Л.С. Плещеева, начальника Земского приказа, ведавшего управлением столицы, его ремесленно-торговым населением, бросали камни в бояр, некоторые из них получили ранения. На следующий день люди опять требовали дать отставку Плещееву, прекратить притеснения и взяточничество приказных людей.

Вскоре недовольные перешли от требований и угроз к действиям: «разграбили многие боярские дворы и окольничих, и дворянские, и гостиные». От их гнева пострадали десятки дворов, принадлежавших московским боярам и дворянам, дьякам и богатым купцам. Восставшие разгромили дома Б.И. Морозова, П.Т. Траханиопгова (начальника Пушкарского приказа), Н.И. Чистого (начальника Посольского приказа), Л.С. Плещеева и др. Дьяка Н.И. Чистого, который был известен в народе как беззастенчивый взяточник, инициатор налога на соль, введенного за несколько лет до бунта и отмененного за полгода до него, восставшие схватили и изрубили, бросив тело в кучу навоза.

Вынужденный уступить, Алексей Михайлович приказал «всему народу выдать головою» Плещеева. Палач вывел его из Кремля, и восставшие буквально растерзали московского «мэра».

3 и 4 июня продолжались погромы дворов знатных и богатых людей. Участники восстания потребовали выдачи Траханиотова. Привезенного во дворец к царю, его выдали, и восставшие его тут же убили.

Повстанцы по-прежнему требовали выдачи главы правительства и воспитателя царя Морозова. Тот пытался бежать из Москвы, но его узнали ямщики и чуть было не убили. Он вернулся в Кремль, где прятался в царских покоях. Вскоре его сослали. В события включились дворяне и верхи посада. Используя растерянность и ослабление правительства, они подали челобитную. В ней выдвигались требования упорядочения судопроизводства, правильного ведения всех дел в приказах, созыва Земского собора для разработки нового закона — Уложения.

Волнения в столице продолжались. Перебросились они и на периферию. В этой неспокойной обстановке власти созвали 16 июля Земский собор.

Правящие верхи пошли, таким образом, на уступки в первую очередь дворянству и посадским людям. Дворяне добились бессрочного сыска беглых крестьян, посад — ликвидации белых мест и слобод, в которых жили зависимые от феодалов ремесленники, выступавшие конкурентами посадских людей в торговых и прочих делах, но не отбывавшие тягла и поэтому находившиеся в более выгодном положении.

Правительство уже в дни восстания начало массовую раздачу земель, крестьян и жалованья мало и беспоместным дворянам.

Применяя политику пряника и кнута, правящие круги постепенно овладели положением. В октябре 1648 г. царь вернул из ссылки Морозова. Но волнения продолжались до конца января 1649 г., когда после принятия Соборного уложения положение окончательно стабилизировалось.

Одновременно с событиями в Москве и под их влиянием бунты охватили многие города на юге, в Поморье и Сибири. В них против гнета государства и насилий местных властей выступали мелкие дворяне, служилые люди по прибору, беглые крестьяне, бобыли, холопы, посадские бедняки.

В южнорусских уездах наиболее сильные восстания произошли в Курске, Козлове, Ельце, Ливнах, Валуйках, Чугуеве и др., на севере — в Соли Вычегодской, Устюге Великом; в Сибири — в Томске, Енисейском остроге, Кузнецке, Верхотурье. В 1650 г.вспыхнули восстания в Пскове и Новгороде.

Медный бунт

25 июля 1662 г.произошло мощное, хотя и скоротечное, восстание — знаменитый Медный бунт. Его участниками стали столичные посадские люди и часть стрельцов, солдат, рейтар московского гарнизона. В это время Россия уже несколько лет вела изнурительную войну с Речью Посполитой. Трудности, связанные с войной, усугубились неудачной финансовой политикой правительства. С целью частичной замены денег из серебра, которое в России тогда не добывали и ввозили из-за границы, были введены монеты из меди. Вскоре медные деньги стали выпускать в очень большом количестве, что вызвало их обесценивание, рост цен, который особенно больно сказался на положении простых горожане служилых людей по прибору. Обострили обстановку в Москве слухи об изменах бояр, которые действовали-де в интересах польского короля, из-за чего начались неудачи на театре военных действий.

Москвичи потребовали отмены медных денег, снижения цен на соль и прочее, прекращения насилий и взяточничества бояр-«изменников». Алексей Михайлович был в это время в селе Коломенском, куда двинулась «чернь», «всяких чинов люди», «мужики» солдаты. В Коломенское пришло 4–5 тысяч восставших, в том числе более 500 солдат и других ратных людей. Несмотря на противодействие стрелецкой охраны, они «насильством» ворвались на царский двор. Царь, находившийся в церкви на обедне, выслал бояр для переговоров с народом, который требовал, чтобы государь принял их «лист» (прокламацию) и челобитную, выдал «изменников»-бояр и «велел казнить смертною казнию».

Повстанцы отказались иметь дело с боярами. Когда царь вышел из церкви, его окружили возмущенные люди, снова «били челом с большим невежеством и лист воровской и челобитную подносили», «непристойными криками требовали уменьшения налогов». Царь разговаривал с ними «тихим обычаем». Бунтовщиков сумели убедить, что царь все исправит, в знак чего один из восставших «с царем бил по рукам». Толпа успокоилась и направилась в Москву.

Все то время, пока часть повстанцев шла к царской резиденции и там находилась, другие громили в столице дворы ненавистных лиц. Разбили и разгромили двор купца В. Шорина, собиравшего чрезвычайные налоги со всего государства, купца С. Задорина. Затем погромщики тоже направились в Коломенское.

Обе партии повстанцев (одна шла из Коломенского в Москву, другая, наоборот, — из Москвы в Коломенское) встретились где-то на полпути между столицей и селом. Объединившись, они пошли снова к царю. Их уже было до 9–10 тысяч. На двор к царю они пришли опять «силно», т.е. преодолевая сопротивление охраны, вели переговоры с боярами, «сердито и невежливо» разговаривали с царем. Участники движения вновь требовали от царя бояр «для убийства». Алексей Михайлович «отговаривался» тем, что сам приедет в Москву для розыска.

К этому времени в Коломенское были стянуты войска. Они начали беспощадную расправу с восставшими. Погибло или было арестовано не менее 2,5–3 тысяч человек (погибших насчитывалось немногим менее тысячи человек).

В начале следующего года отменили медные деньги, откровенно мотивируя эту меру желанием предотвратить новое «кровопролитие» — «чтоб еще чего меж людми о денгах не учинилося», царь велел их «отставить».

Накануне разинщины

Побеги крепостных после принятия Соборного уложения 1649 г. продолжались, но осуществлять их стало труднее. Помещики и вотчинники увеличивали повинности и оброки. Значительно возросли государственные налоги. Ухудшилось положение приборных служилых людей — стрельцов и других (введение налогов на занятия торговлей и ремеслом, уменьшение жалованья, нерегулярная и неполная его выдача, насилия со стороны казны и начальства). Посадские люди тоже страдали от налогов.

Войны с Польшей и Швецией сопровождались разорением населения. В эти же годы не раз случались неурожаи, эпидемии. Обнищавшие люди все чаще прибегали к испытанному средству — бегству в соседние уезды или на далекие окраины.

На этих окраинах, в казачьих областях, с давних пор вошло в обычай не выдавать явившихся туда беглецов. «С Дону выдачи нет»,— с гордостью отвечали местные казаки воеводам при малейшей попытке организовать перепись беглых, вернуть их помещикам. Это привлекало сюда людей, которых устраивали казачьи порядки: отсутствие помещиков и воевод, равенство казаков (хотя уже выделялись из их среды домовитые, зажиточные собратья, использовавшие труд бедных станичников, голытьбы), решение всех важных вопросов на кругах — общих сходках, выборность должностных лиц — атаманов и есаулов, их помощников.

К середине 60-х гг. XVIIв. положение на Дону ухудшилось. Здесь скопилось большое количество беглых, правительство же, обеспокоенное усилением бегства туда населения, проводило политику экономических санкций — ограничило торговлю, подвоз продовольствия. В 1666 г. царь потребовал вернуть с Дона крестьян, бежавших туда из дворцовых сел. Весной здесь начался голод.

В июне 1666 г. с Дона по направлению к Москве вышел отряд в 700 человек во главе с атаманом Василием Усом с намерением поступить на царскую службу. Усовцы дошли до Тулы и остановились недалеко от города лагерем. На службу их не приняли и распорядились, чтобы казаки возвратились на Дон.

Между тем в районе Тульского, Воронежского и других соседних уездов сотни крепостных крестьян и холопов вливались в усовский отряд, пополняя ряды вольных казаков. Его численность вскоре достигла нескольких тысяч человек. Усовцы и новые беглецы начали громить имения помещиков и вотчинников, жгли их дома, брали имущество, убивали владельцев. Дворяне бежали из имений под прикрытие городских стен.

Для борьбы с усовцами выступило войско во главе с князем Ю.Н. Барятинским. Казаки снялись с лагеря и ушли на Дон.

Степан Разин

Степан, как и его отец Тимофей, вышедший, вероятно, с воронежского посада, принадлежал к домовитому казачеству. Родился Степан около 1630 г. Трижды он бывал в Москве, а однажды побывал в Соловецком монастыре. Донские власти включали его в состав «станиц», которые вели переговоры с московскими боярами и калмыками. В 1663 г. Степан возглавлял отряд донцов, который ходил вместе с запорожцами и калмыками под Перекоп против крымских татар. У Молочных Вод они разгромили отряд крымцев.

Уже тогда его отличали смелость и сноровка, умение руководить людьми в военных предприятиях, вести переговоры по важным делам. На дальнейшую судьбу Степана Тимофеевича, несомненно, повлияло трагическое происшествие в его семье. Старший брат Степана Иван возглавлял полк донских казаков, участвовавший в войне с Речью Посполитой. Осенью 1665 г. донцы запросились домой, но их не отпустили. Тогда они ушли самовольно, но были остановлены. Главнокомандующий боярин князь Ю.А. Долгорукий распорядился казнить командира полка.

Тем временем обстановка на Дону продолжала накаляться. В 1667 г. с окончанием войны с Речью Посполитой на Дон хлынули новые партии беглых, что усиливало там голод. В поисках выхода из тяжелого положения неимущие казаки объединялись в ватаги, совершали походы на Волгу и Каспий, где грабили торговые суда, сражались с отрядами царских воевод. Со временем эти ватаги объединялись. Во главе их становится Степан Разин.

На Волгу и Каспий

В середине мая 1667 г.отряд Разина перебрался с Дона на Волгу, затем на Яик. Всюду они грабили купцов, громили мелкие отряды правительственных войск. В феврале 1668 г. разинцы, зимовавшие в Яицком городке, разбили 3-тысячный отряд, посланный против них воеводой из Астрахани. В марте они вышли в Каспийское море. У западного побережья с Разиным соединились отряды Сергея Кривого, Бобы и других атаманов.

Разинцы двинулись вдоль западного берега моря на юг. Они грабили торговые суда, владения персидского шаха, освободили немало русских пленников, разными путями и в разное время попавших в эти края. Казаки разорили Дербент, окрестности Баку, другие селения, по реке Куре добрались до «Грузинского уезда». Затем они опустошили южное побережье Каспийского моря. Летом 1669 г. произошло ожесточенное морское сражение, в котором разинский отряд наголову разбил персидский флот. После этой блистательной победы Разин и его казаки, обогащенные сказочной добычей, но крайне истомленные и изголодавшиеся, взяли курс на север.

В августе они появились в Астрахани, и местные воеводы, взяв с них клятву верно служить царю, сдать все суда и пушки, отпустить служилых людей, пропустили их вверх по Волге на Дон.

Новый поход

Разин и его удалые казаки, которые приобрели не только богатства, но и военный опыт, обосновались на донском острове у Кагальницкого городка. На Дону установилось двоевластие. Делами в Войске Донском управляла казацкая старшина во главе с атаманом, сидевшая в Черкасске. Ее поддерживали домовитые, зажиточные казаки. Но находившийся у Кагальника Разин не считался с войсковым атаманом Корнилой Яковлевым, своим крестным отцом, и всеми его помощниками.

Численность разинского войска быстро росла. Предводитель сначала действовал энергично, но скрытно, однако вскоре уже перестал скрывать свои планы и цели. Разин открыто заявил, что скоро начнет новый большой поход, причем не только и не столько для грабежа торговых караванов: «Иттить мне Волгою з бояры повидатца!»

В мае 1670 г.

Разин собрал казачий круг, где обсуждался план похода. Он спрашивал всех: «Любо ль вам всем итти з Дону на Волгу, а с Волги итти в Русь против государевых неприятелей и изменников, чтоб им из Московского государства вывесть изменников-бояр и думных людей и в городах воевод и приказных людей?» Он призывал своих людей: «И нам бы всем постоять и изменников из Московского государства вывесть и чорным людем дать свободу».

Разинское войско 15 мая вышло на Волгу выше Царицына и осадило город. Жители отворили ворота. После расправы с воеводой, приказными, военачальниками и богатыми купцами восставшие устроили дуван — дележ конфискованного имущества. Царицынцы избрали представителей власти. Разинцы, ряды которых выросли до 10 тысяч человек, пополняли запасы, строили новые суда.

Оставив в Царицыне тысячу человек, Разин пошел к Черному Яру. Под его стенами «простые воины» из правительственного войска с барабанным боем и развернутыми знаменами перешли к восставшим. Как тогда говорили, Волга «стала их, казачья». Повстанческое войско подошло к Астрахани, где вспыхнуло восстание жителей, стрельцов и солдат гарнизона. Город был взят. По приговору круга казнили воевод, офицеров, дворян и других, всего до 500 человек. Имущество их разделили.

Высшим органом власти в Астрахани стали круги — общие сходки всех жителей. Избрали атаманов, главным из них — Василия Уса, ставшего соратником Разина. По решению круга освободили из тюрем всех заключенных, уничтожили «многие кабалы и крепости». То же самое восставшие хотели сделать по всей России.

В июле Разин покинул Астрахань и двинулся вверх по Волге. В середине августа ему без боя сдались Саратов и Самара. Разинцы вступили в районы с обширными помещичьими землями и многочисленным крестьянским населением. Обеспокоенные власти стягивали сюда многие дворянские, стрелецкие, солдатские полки.

Разин спешил к Симбирску — сильно укрепленному городу с гарнизоном в 3–4 тысячи ратников во главе с родственником царя по жене И.Б. Милославским. Сюда же подошел князь Ю.Н. Борятинский с двумя полками рейтар и несколькими дворянскими сотнями. 5 сентября 1670 г. под стенами города разгорелся жаркий бой, продолжавшийся и на следующий день. Разин штурмовал острог на склонах «венца» — симбирской горы. Началось, как и в других городах, восстание местных жителей — стрельцов, посадских людей, « холопов. Разин усилил натиск и ворвался в острог буквально на плечах разгромленных полков Борятинского. Милославский отвел свои силы в кремль, Борятинский с остатками своего отряда отступил. Обе стороны понесли немалые потери. Разин начал осаду кремля, продолжавшуюся целый месяц.

Расширение движения и его конец

Пламя восстания, которое в документах того времени иногда называли крестьянской войной , охватило огромную территорию: Поволжье, Заволжье, многие южные, юго-восточные, центральные уезды, Слободскую Украину, Дон. Основной движущей силой восстания стали крепостные крестьяне. Активно участвовали в нем городские низы, работные люди, бурлаки, служилые люди по прибору (городовые стрельцы, солдаты, казаки), представители низшего духовенства, всякие «гулящие», «бездомовные» люди . В движение включаются чуваши и марийцы, мордва и татары.

Под контроль восставших перешла огромная территория, многие города и селения. Их жители расправлялись с феодалами, богатеями, сменяли воевод выборной властью — атаманами и их помощниками, которых избирали на общих сходках, по типу казачьих : кругов. Они прекращали сбор налогов и платежей в пользу помещиков и казны, барщинные работы.

Разосланные Разиным и другими предводителями «прелестные» (от слова «прельщать») грамоты вовлекали в восстание новые слои населения. По сообщению очевидца-иностранца, в движении участвовало до 200 тысяч человек. Многие дворяне пали их жертвой были сожжены сотни имений.

Разин и все восставшие хотели «иттить к Москве и побить на Москве бояр и всяких начальных людей». «Прелестная» грамота — единственная из сохранившихся, написанная от имени Разина, призывала всех «кабальных и апальных» присоединяться к его казакам; «и вам бы заодно изменников вывадить и мирских кравапивцев вывадить». Повстанцы утверждали, что в их рядах будто бы находятся сын Алексея Михайловича малолетний царевич Алексей и бывший патриарх Никон.

Отдельные отряды восставших вели борьбу с войсками, дворянами во многих уездах. Они захватили многие города — Алатырь и Курмыш, Пензу и Саранск, Верхний и Нижний Ломовы, села и деревни. Ряд городов в верховьях Дона и в Слободской Украине тоже перешел на сторону разинцев (Острогожск, Чугуев, Змиев, Царев-Борисов, Ольшанск).

Напуганные размахом восстания власти мобилизуют новые полки. Царь Алексей Михайлович сам устроил смотр войскам. Главнокомандующим всеми силами он назначает боярина князя Ю.А. Долгорукого, опытного полководца, отличившегося в войне с Польшей, сурового и беспощадного человека. Обе стороны несли немалые потери. Однако медленно и неуклонно сопротивление вооруженных повстанцев преодолевалось. Тысячи повстанцев были подвергнуты мучительным казням.

В начале октября 1670 г. к Симбирску возвратился с войском Ю.Н. Борятинский, жаждавший получить реванш за поражение, которое потерпел месяц назад. Ожесточенная битва закончилась поражением разинцев. Разина ранили в бою, и товарищи вынесли его, потерявшего сознание и истекавшего кровью, с поля сражения, погрузили в лодку и отплыли вниз по Волге. В начале 1671 г. основные очаги движения подавили. Но почти весь год продолжала сражаться Астрахань. 27 ноября 1671 г. пал и этот последний оплот восставших.

Степана Разина схватили еще 14 апреля 1671 г.в Кагальнике домовитые казаки во главе с Яковлевым. Вскоре его привезли в Москву и после пыток казнили на Красной площади, причем бесстрашный предводитель в свой последний, смертный час «ни единым вздохом не обнаружил слабости духа». Возглавленное им восстание стало самым мощным движением «бунташного века», как назвали современники XVIIстолетие.

Внешняя политика России в XVII в.

Смутное время оставило много нерешенных проблем, незаживших ран в области внешней политики России, прежде всего, это потеря Смоленска и выхода к Балтийскому морю. По мере восстановления сил Россия, ее политические руководители снова и снова подходили к мысли о возвращении утерянного, о реванше. Уже к началу 30-х гг. XVIIв. энергичный, хотя и немолодой уже, патриарх Филарет и другие политики сочли возможным перевести эти замыслы и расчеты в практическую плоскость.

Русско-польская (Смоленская) война

Правительство долго готовилось к войне: Пушкарский приказ резко увеличил производство оружия и припасов, делались большие закупки за границей. Приводили в порядок крепости по западному пограничью, создали полки нового строя: пехотные (солдатские) и конные (рейтарские, драгунские). По всей стране собирали хлеб для служилых людей, увеличивали налоги — прямые и чрезвычайные.

В апреле 1632 г. в Речи Посполитой умер король Сигизмунд III, и разгорелась обычная для времени бескоролевья борьба за престол. В июне Земский собор в Москве решил начать войну с Польшей за Смоленск. Туда в конце лета двинулось русское войско боярина М.Б. Шеина, руководителя обороны Смоленска в 1610–1611 гг. В Речи Посполитой к этому времени избрали королем давнего претендента на московский престол Владислава — сына Сигизмунда III. Он энергично готовился к борьбе на востоке.

В середине декабря 1632 г. Шеин подошел к Смоленску и осадил город. Весной начались обстрелы, штурмы, но они не принесли удачи. В конце августа 1633 г. к Смоленску пришел с войском Владислав. Часть своих сил ему удалось провести в осажденный город, и войско Шеина оказалось в окружении. Русский командующий тщетно ждал подкреплений. Склады в Дорогобуже разгромил польский отряд. В начале 1634 г. король предложил начать переговоры, и Шеин вынужден был согласиться. Вскоре заключили перемирие: по его условиям Шеин вывел из окружения остатки своей армии, всего 8 тысяч человек, артиллерию и запасы он оставил королю.

Окрыленный успехом Владислав двинулся на Москву, но на его пути оказалась маленькая крепость Белая. Ее гарнизон, состоявший всего из тысячи человек во главе с князем Волконским, бесстрашно сопротивлялся многократно превосходившему врагу, все его штурмы были отбиты. Король заключил мирный договор с Россией в Поляновке (июнь 1634 г.). Он отказался от претензий на русский престол, но Речи Посполитой возвращались все города и земли, захваченные в ходе войны русскими. Смоленская война окончилась неудачно. Россия еще была слаба, чтобы вернуть утерянные земли.

Русско-польская война 1654–1667 гг.

Прошло более двух десятилетий. Возможность возвратить некоторые из утерянных земель Россия получила тогда, когда на борьбу с иноземным господством поднялись украинский и белорусский народы. Мощное освободительное движение в западных землях бывшей Древней Руси началось в 1648 г. Его возглавил гетман Богдан Хмельницкий, выдающийся полководец и государственный деятель. Выходец из мелкого дворянства, он сам вынес многие унижения и издевательства, но стремился не только отомстить за свои обиды, но и освободить всех русских людей (как тогда продолжали называть украинцев и белорусов) от власти иноземцев и католической церкви.

В 1648 г. войска Хмельницкого, заключившего союз с крымским ханом, несколько раз наголову разгромили поляков. Одновременно и в этом, и в последующие годы гетман вел переговоры с Москвой, просил принять Малороссию «под высокую руку» русского царя.

На освобожденных землях (Киевское, Черниговское, Брацлавское воеводства) создавалась своя, на казачий манер, власть во главе с выборными гетманами, полковниками и т.д. На Украине и в Белоруссии продолжалась ожесточенная борьба против иноземного гнета. В 1651 г. возобновились военные действия главных армий. Поражение под Берестечком ухудшило положение Хмельницкого и повстанцев. Крымский хан перешел на сторону польского короля и опустошал Украину.

В Москве Земский собор в феврале 1651 г. заявил о готовности принять Малороссию в российское подданство . А в октябре 1653 г. Земский собор принял окончательное решение об этом и объявил войну Речи Посполитой. В январе 1654 г.рада в Переяславле («великое множество всяких чинов людей») провозгласила переход Украины в подданство русского царя: «все единодушно... чтоб семи вовеки вси едино были». По всей Украине жители городов и сел приносили присягу русскому царю, и «по усей Украине,— по словам украинской летописи Самовидца,— увесь народ з охотою тое учинил», «немалая радость межи народомь стала». Украина в составе России сохраняла широкие права, прежде всего гетманское управление.

Вслед за тем началась русско-польская война. Длилась она долго — почти полтора десятилетия и вначале была успешной для России. В 1654 г. русские войска взяли Смоленск, в последующие годы заняли почти всю Белоруссию и Литву. На Украине действовали объединенные русско-украинские силы. Однако положение осложнялось борьбой за власть в Малороссии после смерти Богдана Хмельницкого (27 июля 1657 г.), изменами части казацкой верхушки. Гетман Выговский заключил договор о возвращении Maлороссии под власть Польши (1658), жестоко подавлял направленные против его курса восстания. Но народ не принял договор, и Выговский бежал в Польшу.

В 1659 г. на раде в Переяславле гетманом избрали молодого Юрия Хмельницкого — сына Богдана. Увеличивалась численность русских войск в Малороссии, а воеводы получали право контроля за действиями казацких военачальников.

Вдохновленные успехами в войне с Польшей, московские политики намеревались решить и еще одну задачу — завоевание выхода к Балтийскому морю. Началась русско-шведская война (1656–1658). Поначалу она также была успешной, но затем последовали неудачи. По мирному договору русско-шведская граница осталась неизменной.

Тем временем Речь Посполитая собралась с силами. В 1660 г., на Украину пришло большое польское войско. Объединенная русско-украинская армия Шереметева и Юрия Хмельницкого потерпела тяжелое поражение под Чудновом. Гетман, в отличие от великого отца, человек слабый и малоопытный, заключил договор с Польшей и признал ее господство над Украиной. Но вскоре Юрий, по существу, лишился власти на Левобережной Украине. Но на Правобережной Украине он сумел на некоторое время удержаться. Борьба за власть, смены гетманов на Лево- и Правобережье продолжались.

Изнурительная война, истощившая обе стороны, закончилась в 1667 г.перемирием, заключенным в Андрусове. По его условиям Россия возвращала себе Смоленскую и Северскую земли, за ней же закреплялась Левобережная Украина, а на Правобережье — Киев и некоторые другие небольшие анклавы на берегу Днепра. Запорожье ставилось под власть обоих государств. Польша и Россия обязались давать совместный отпор нападениям крымцев и турок.

Положение вновь осложнилось в начале 70-х гг. Турция заявила свои претензии на Украину, и Польша в 1672 г. отдала часть ее Османской империи.

Русско-турецкая война. Чигиринские походы

В 1676 г. огромная турецко-татарская армия вторгается в Малороссию. Война между Россией и Турцией, которая фактически шла уже в предшествующие годы, принимает особенно ожесточенный характер.

Русско-украинская армия Г.Г. Ромодановского и И. Самойловича, гетмана Левобережья, насчитывала 60 тысяч человек; противник имел вдвое больше воинов. Правда, первая превосходила вторую по выучке (полки нового строя), боевому духу, по количеству и качеству орудий.

Турки стремились захватить Киев и Чигирин — политический центр Украины и посадить в нем своего ставленника — гетмана Юрия Хмельницкого. В августе 1677 г. они начали осаду Чигирина. Его небольшой гарнизон из украинских казаков и русских солдат три недели героически отражал вражеские атаки, пока не подошли русские и украинские полки. Они разгромили под Бужиом турок и татар, которые, потеряв 20 тысяч человек, бежали с поля боя.

Летом 1678 г. султан направил к Чигирину 200-тысячную армию. Ей противостояло 120-тысячное русско-украинское войско. После ожесточенных уличных боев гарнизон организованно оставил город и отошел к Днепру.

В 1681 г. Россия заключила с Крымом Бахчисарайский договор. Согласно его условиям устанавливалось перемирие на 20 лет; Турция и Крым признали переход к России Левобережной Украины и Киева. Население Правобережной Украины южнее Киева подлежало переселению. Считалось, что обезлюдевшие земли не могут быть яблоком раздора между двумя державами.

Австрия и Речь Посполитая, наконец, осознали опасность турецкой угрозы. Они заключают оборонительный антитурецкий союз. В 1683 г. польский король Ян Собеский под Веной разгромил большую турецкую армию. После этой победы Речь Посполитая возвращает себе часть Украины. В 1684 г. возникает «Священная лига»: против Турции объединяют свои усилия Австрия, Речь Посполитая, Венеция.

«Вечный мир» России с Польшей

Союзники усиленно приглашали Россию вступить в лигу. Москва соглашалась при условии окончательного урегулирования отношений с Речью Посполитой. Начались долгие и мучительные переговоры.

Давление Австрии, неудачи в войне с Турцией заставили Речь Посполитую пойти на заключение мира. В 1686 г. польские послы подписали в Москве «вечный мир» с Россией. За ней закреплялись Левобережье и Киев, она разрывала отношения с Турцией и Крымом, вступала в направленный против них союз.

Договор 1686 г.— поворотный пункт во внешней политике России и Польши. От конфронтации, продолжавшейся не одну сотню лет, они перешли к мирным, союзным отношениям, организации совместной борьбы с Турцией и Крымом — своими давними и беспощадными врагами. «Вечный мир» положил начало политике, которая получила продолжение в Крымских походах 1687 и 1689 гг., Азовских походах 1695 и 1696 гг., войнах с Турцией в XVIIIстолетии.

Присоединение Сибири. Нерусские народы России

В пеструю среду племен и народов, языков и вер, обычаев и культур Сибири русские люди пришли в конце XVIи в XVIIстолетии.

Межродовые и межплеменные раздоры и войны, нападения правителей соседних государств и племен, превращение ряда племен в кыштымов (данников) постоянно нарушали течение жизни обитателей Сибири. Поэтому они нередко сами стремились перейти под покровительство России.

В Сибирь шли не только служилые люди, ватаги охотников, скупщики пушнины, но и крестьяне. Промышленные, торговые люди всеми путями, правдами и неправдами добывали «мягкую рухлядь» — пушнину. Крестьян же интересовала земля, возможность трудиться на себя, без помещиков.

Продвижение русских людей, военных и «охочих», происходило очень быстро. В 1632 г.они дошли до Тихого океана. Их путь отмечают построенные ими городки — остроги, зимовья, например Красноярский (1628), Братский на Ангаре (1630), Верхоленский (1642), Киренский (1631), Олекминский (1635). Ленский, или Якутск (1632). В 30–40-е гг. XVIIв. русские открыли и обследовали устья всех крупных рек Северо-Восточной Азии. Такое стремительное движение на восток объяснялось просто — поисками новых богатств, прежде всего пушного зверя.

Отряды русских людей насчитывали, как правило, по несколько десятков, лишь изредка 200–300 человек.

В 1648 г. из устья Колымы вышли морем шесть кочей (судов) холмогорца Ф. Попова и казака С. Дежнева. Дежневский коч прошел проливом мимо Большого Каменного Носа, и вскоре корабль выбросило на берег, «прошед Анадырское устье». Так был открыт пролив между Азией и Америкой. А Попов оказался на Камчатке, куда приплыл по Тихому океану в 1648 г. Экспедиция В. Атласова (1697–1699) положила начало продвижению на Камчатку и Курильские острова.

В середине века русские появляются и на Амуре. Основной путь туда шел с севера со стороны Якутска, откуда пришли экспедиции В. Пояркова, затем Е. Хабарова.

В Приамурье появляются русские городки, зимовья, слободы: Албазинский (1651), Кумарский (1654), Косогорский (1655), Нерчинский (1654) и др. Приамурье входит в состав владений России. Это встречает недовольство, сопротивление правителей Маньчжурии, захвативших тогда Китай. Нерчинский договор 1689 г. разграничивает владения России и Китая на Амуре и его притоках.

К концу столетия русские владения на севере и востоке подошли к естественным рубежам — побережью Ледовитого и Тихого океанов.

Управлением Сибирью ведал в Москве сначала Посольский приказ, потом Приказ Казанского дворца, в 1637 г. создали специальный Сибирский приказ. Город Тобольск стал своего рода сибирской столицей. Из него воевода руководил внутренней, отчасти и внешней политикой Сибирского края. Воеводы с промышленниками собирали с местного населения, точнее — взрослых мужчин, ясак — ежегодную подать, главным образом мехами.

К концу XVIIстолетия русское население Сибири насчитывало 25 тысяч семей; из них 11 тысяч, около половины, были крестьянскими. Присоединение Сибири к России стало поворотным моментом в истории местного населения. Оно положило начало подъему в развитии производительных сил — земледелия, промышленности (открытие и добыча руд, соли), сближению русского и нерусских народов.

Нерусские народы

В XVIIв. выросло число народов, подвластных московскому государю. По-прежнему в пределах его владений проживали нерусские народы Европейского Севера и Поволжья, Северного Кавказа и Приуралья. Теперь к ним прибавились народности Сибири, немногочисленные, но обитавшие на необъятных пространствах.

Западная Карелия находилась теперь в составе Швеции. С карел брали всякие подати — подушную, дымовую, судейскую и др. Среди них насаждали финский язык и лютеранство. В ответ карелы оказывали сопротивление, в массовом порядке переселялись в русские пределы. Густав-Адольф, шведский король, признавал: «Русская закваска в Кексгольмской провинции увеличивалась, а не уменьшалась».

Долгие годы между Россией и Швецией длились переговоры, споры о перебежчиках — карелах. В конце концов, русские дипломаты договорились о выкупе большей части из них. После русско-шведской войны 1656–1658 гг., когда карелы помогали русским войскам, они снова бегут из-за «свейского рубежа» в Россию. Многие из них осели в Верхнем Поволжье. Оставшиеся в пределах Швеции жители не раз подавали челобитные царю с просьбой освободить их «ис-под ига немецкого», разрешить им переходить «для житья в олонецкие и в новгородцкие, и во псковские страны».

Жители Карелии, как и ранее, занимались охотой и рыболовством, обрабатывали железо и сеяли хлеб. К концу века более 90% карел были дворцовыми крестьянами, остальные — помещичьими и монастырскими. В Карелии появились промышленные предприятия. В ответ на приписку к ним для работ крестьян Кижского погоста они подняли в 1695 г. крупное восстание, оказали вооруженное сопротивление правительственному отряду.

Саамы (лопари), жившие на Кольском полуострове, вынуждены были платить двойную дань — России и Дании, а саамские погосты у шведской границы — еще и третью дань в пользу Швеции.

Прежними оставались хозяйственные занятия и народа коми — земледелие и скотоводство, охота и рыбная ловля, лесные промыслы. Местные жители в основном были черносошными крестьянами. В частном владении числилось только несколько сот семей. Некоторые крестьяне скапливали немалые богатства — на сибирских торгах, промыслах. Довольно значительных размеров достигли промыслы на реке Выми. Здесь добывали до 300 тысяч пудов соли ежегодно. Жители Коми-края «тянули тягло» в пользу казны — вносили разные платежи, отбывали службы (ямская гоньба).

У народов Поволжья было развито скотоводство, в меньшей степени — земледелие, ремесло. Занимались они охотой и рыбной ловлей. Сюда шли русские крестьяне, а за ними и помещики. Последние, как и местные феодалы, захватывали земли и угодья. Основная часть жителей вносила в казну ясак, исполняла повинности. Феодальную верхушку из местной среды русские власти старались привлечь на свою сторону — закрепляли за ними земли, поборы с соплеменников, давали права русского дворянства.

Местные жители и русские пришельцы — крестьяне поддерживали между собой хозяйственные связи, обменивались опытом (распашка земель, сенокошение, содержание скота и др.), вступали в смешанные браки, узнавали языки друг друга, перенимали обычаи. Все это взаимно их обогащало. Башкиры, татары участвовали в войнах России с соседями.

В 1662–1664 гг. и 1681–1683 гг. крупные восстания произошли в Башкирии. Башкиры захватывали и разоряли русские селения, обогащались добычей, в том числе пленниками. Русские власти вводили в край крупные военные силы, чтобы подавить эти движения.

На Северном Кавказе в вассальной зависимости от России находилась Кабарда. Опорой здесь служили русские крепости по рекам Тереку и Сунже, его притоку,— Терский городок, Сунженский острог и иные. Тут располагались владения кабардинских князей Черкасских — пашни и огороды, «садов много и в садах всяких овощев много» (так описал эти места русский купец Котов, побывавший здесь в 1623 г.). Развивались транзитная торговля восточными и русскими товарами, виноделие.

Кабардинские отряды, по указанию из Москвы или по собственной инициативе, воевали против азовских и крымских татар, Малой Ногайской Орды, участвовали в Чигиринских походах 1677–1678 гг.

Правление Федора Алексеевича и Софьи Алексеевны

Царь Федор Алексеевич

После смерти Алексея Михайловича на престол 29 января 1676 г.вступил его сын Федор. К власти пришли Милославские, родственники нового царя по матери, и их сторонники. Нарышкины, родственники второй жены царя Алексея Михайловича, были удалены от двора.

Федор Алексеевич, которому к этому времени не исполнилось и 16 лет, получил неплохое образование: помимо грамоты и прочего, он изучил латинский и польский языки. В числе его воспитателей, учителей был знаменитый просветитель, богослов, ученый Симеон Полоцкий.

Юный монарх не отличался хорошим здоровьем. Его молодость, робость в делах стимулировали борьбу придворных группировок за власть, влияние. При дворе с возвышением Милославских «вошли в силу» и Долгорукие, Одоевские, позднее, с конца 1679 г.,— И.М. Языков, братья Лихачевы, В.В. Голицын.

Правительству царя Федора пришлось решать сложные вопросы в области внешней политики, связанные с украинскими делами, отношениями с Польшей, Турцией и Крымом. В результате Чигиринских походов 1677–1678 гг. удалось отбить претензии турецкого султана на Левобережную Украину.

При Федоре Алексеевиче были предприняты реформы в области внутреннего управления. С целью упорядочить, упростить взимание налогов в 1676 г.по всему государству провели общую перепись населения, а в следующем году ввели новое обложение — налоги стали брать не с земли, а с каждого двора.

С целью прекращения местнических споров, сильно мешавших во всех делах управления, особенно в армии, в январе 1682 г.уничтожили «враждотворное местничество». Для принятия этого решения правительство созывало совещание служилых людей по отечеству наподобие Земского собора.

В области военного управления, воинского устройства некоторые реформы подготовила и провела особая комиссия во главе с боярином князем В.В. Голицыным. Родственные приказы объединялись под руководством одного начальника, так достигалась некоторая централизация управления.

Царь Федор был женат первым браком на Агафье Семеновне Грушецкой, дочери смоленского дворянина. В 1681 г. она родила ему сына Илью, но через три дня умерла. А вскоре скончался и царевич. Вторым браком царь женился на Марфе Матвеевне Апраксиной, венчание состоялось 15 февраля 1682 г., а через два с половиной месяца царь умер.

Восстание 1682 г. в Москве.

После Федора Алексеевича осталось два его брата — старший Иван, сын царя Алексея от первой жены Милославской, и Петр, сын от второй жены Нарышкиной. Иван, а ему было лет 16, страдал слабоумием и болезненностью, Петр — здоровый 10-летний мальчик — поражал всех живостью, любознательностью и непоседливостью. Как всегда в подобных случаях, началась борьба боярских группировок за власть. Тогда же против властей и воинских начальников выступили московские стрельцы и солдаты.

Нарастающее недовольство стрельцов (как и солдат, пушкарей и прочих мелких служилых людей) вызывали насилия, вымогательства, взятки руководителей Разрядного, Стрелецкого и других приказов, стрелецких и солдатских полковников.

Стрельцы уже зимой и весной 1682 г. не раз жаловались на полковников, но безрезультатно. Теперь же, в связи со сменой власти, борьбой придворных группировок, дело приняло другой оборот. Царем по предложению патриарха Иоакима, поддержанного частью бояр, провозгласили 10-летнего Петра. К власти пришли родственники матери нового царя Нарышкины. Ни Наталья Кирилловна, ни ее братья и другие родственники, государственными способностями не обладавшие, не смогли как следует организовать правительственные дела. Молодые и политически неискушенные, но самоуверенные и бездарные братья царицы начали хватать чины и должности.

Разъяренные безучастностью властей, ухудшением своего положения стрельцы собирались на тайные сходки и открытые совещания, обсуждали свои требования. 30 апреля они предъявили правительству ультиматум: выдать на расправу 16 военных командиров. Царица-регентша и ее помощники, растерявшиеся и бессильные, уступили — этих начальников сняли с постов, били кнутом.

Стрельцы и солдаты по заранее намеченному плану пришли в Кремль и начали расправы. От их бердышей и копий 15–17 мая погибли бояре Матвеев, отец и сын Долгорукие, несколько Нарышкиных, стрелецких начальников, приказных дьяков. Восставшие овладели положением в столице, диктовали свою волю правительству.

По их желанию первым царем объявили Ивана Алексеевича. Петр стал вторым царем, а Софья, их сестра,— регентшей при них.

Конец весны, лето и начало осени 1682 г. прошли под знаком всесилия стрельцов и их сторонников. Стрельцы получили задержанное за многие годы жалованье, подарки; с их бывших полковников взыскивали, подчас с помощью батогов, удержанные со стрельцов и солдат деньги и возвращали обиженным.

При всей своей силе в первые недели и месяцы движения повстанцы оказались очень слабыми в политическом плане — на непосредственную власть они не претендовали, поскольку править просто не умели. Князья Хованские, отец и сын, популярные среди стрельцов, возглавили Стрелецкий приказ и некоторые другие, учреждения и оказались как бы во главе повстанцев. Поэтому восстание в Москве именуют иногда «Хованщиной». Так называется и гениальная опера Мусоргского.

На самом деле Хованские отнюдь не были предводителями восстания. Попросту водоворот событий, бурных и драматичных, захватил этих охотников до власти, денег, привилегий, и они волею судеб оказались в одной лодке с чуждыми им людьми, пытались опереться на них в борьбе за власть.

Это им не удалось: выиграли регентша Софья и боярин князь В.В. Голицын, ставший по ее указанию главой правительства, канцлером. В эту группировку вошли также умный и энергичный делец Ф.Л. Шакловитый, глава Разрядного приказа, и другие лица. Новые правители, используя авторитет царской власти, правительственную машину, которая оказалась в их руках, расправились с Хованскими, в конце концов овладели положением и заставили осенью 1682 г. капитулировать стрельцов.

Софья-регентша

Реальная власть оказалась в руках Софьи Алексеевны, дочери царя Алексея от первого брака. Ее правление продолжалось семь лет. Все эти годы Петр и Иван оставались номинально царями, принимали участие в церемониях — приемах послов, церковных шествиях и прочих. Но Петр и его мать никакой роли в политических делах не играли.

Регентшу, которой не было и 25 лет, отличали ум, энергия, честолюбие. По словам современника, это была «дева великого ума и самых нежных проницательств, больше мужеска ума исполненная».

Царевна поддерживала распространение в России знаний, образования. При ней открыли Славяно-греко-латинскую академию (1687). Из-за границы приглашали мастеров суконного, шелкового, атласного и иных производств, специалистов военного дела.

В интересах дворянства, поддержавшего ее в 1682 г., правительство организовало межеваний земель, старалось проводить в жизнь принцип выслуги, а не знатней породы при служебных назначениях. В то же время был несколько ослаблен сыск беглых крестьян.

Князь Василий Голицын

Незаурядной личностью был фактический глава правительства Софьи, канцлер князь Василий Васильевич Голицын. Князь Василий был широко образованным для своего времени, книжным человеком — начитанным в богословии, истории, философии, астрономии, медицине. Он читал и свободно говорил по-гречески и на латыни, немецком и польском языках. Его дом, стоявший в Охотном ряду, был устроен на европейский манер. Князь собрал большую библиотеку по разным отраслям знаний, был сторонником контактов с Западной Европой, ее культурой, преобразований в своем Отечестве.

При царе Федоре Голицын участвовал в Чигиринских походах, улаживал конфликт в среде украинской верхушки. Он стал один из главных деятелей реформ той поры (отмена местничества, увеличение числа полков нового строя и др.). Князь сыграл немалую роль в борьбе властей с московскими бунтарями в 1682 г.— он возглавил дворянское войско, собранное против них под Троице-Сергиевым монастырем. В регентство Софьи Голицын руководил Посольским и другими приказами, с его именем связаны все важнейшие меры во внешнеполитических, военных делах. Вершиной его дипломатического искусства стало заключение «Вечного мира» с Речью Посполитой в1686г. Он же руководил Крымскими походами (1687, 1689). Многие современники отдавали должное его выдающимся способностям, знаниям, прекрасным манерам.

«Потехи» Петра

В такой обстановке растет царь-мальчик Петр. Основное внимание он в эти годы отдавал воинским играм, «потехам». К ним он привлек целую толпу сверстников и «робяток» постарше — от покойного отца остались немалые штаты по конюшенному ведомству, по соколиной охоте, к которой его родитель имел большую любовь. В батальоны своих «потешных», помимо знатных, он собирал бывших холопов, прочих «простецов», лишь бы были они людьми шустрыми, веселыми, исполнительными. Так собралась довольно пестрая толпа — два батальона примерно по 300 человек.

«Потешные» имели свой двор, управление, казну. На реке Яузе, в окрестностях села Преображенское (место жительства Петра и его матери), по приказу юного царя построили Пресбург — «потешную фортецию», которую осаждали по всем правилам воинского искусства.

Под Москвой, недалеко от Преображенского, располагалась Немецкая слобода (Кокуй), где были сосредоточены иноземцы, мастера всякого рода, военные специалисты. Они появились в русской столице уже во времена Михаила Федоровича. Петр, вызывая нередко удивление и осуждение у ревнителей московской старины и благочестия, сближается с иноземцами, лютеранами и католиками, которых патриарх Иоаким и многие другие не называли иначе, как богомерзкими еретиками, чуть ли не исчадиями ада. С помощью новых учителей из иностранцев Петр усвоил основы арифметики и геометрии, артиллерии и фортификации, узнал правила вождения судов, возведения крепостей, мог высчитать полет пушечного ядра, управляться с астролябией.

Внешняя политика Софьи

По условиям «Вечного мира» с Речью Посполитой Левобережная Украина и Киев навсегда отходили к России. За это Россия вступала в антитурецкую лигу — союз государств (Австрия, Речь Посполитая, Венеция, Россия), направленный против Османской империи и Крымского ханства. Такой кардинальный поворот во внешней политике соответствовал национальным интересам России. Союз закрепил важные для нее достижения и давал возможность сосредоточить усилия на борьбе с извечными врагами, нашествия которых из столетия в столетие опустошали южные русские земли.

В 1687 г. в осуществление взятых на себя обязательств Россия предпринимает впервые с XVIв. поход против Крыма.

По желанию Софьи 100-тысячное русское войско возглавил В.В. Голицын. Русская рать выступила в поход в мае и добралась до южных степей. Но страшная жара, отсутствие корма для лошадей, недостаток воды, пожары (крымцы поджигали в разных концах степи сухие травы) измотали и обескровили русских воинов. Многие из них не вернулись домой, погибли от голода, жажды, болезней. Голицын повернул назад.

Через два года, в 1689 г., он повторил поход, дошел до Перекопа, т.е. до самого Крыма. Несколько раз русские громили крымские отряды в степях и низовьях Днепра, взяли несколько турецких крепостей. Однако существенных результатов не принес и второй поход. Вновь были большие потери, в основном от болезней. Назад войско вернулось без видимого успеха. Однако действия Голицына существенно помогли войскам союзников России — Австрии и Венеции в их борьбе с Турцией, отвлекли значительные силы крымцев, нанесли им несколько поражений, отнюдь, правда, не решающих, продемонстрировали мощь России. В те годы Стамбул не раз впадал в панику: «Русские идут!» А главное — значительная русская армия впервые появилась в землях своих старинных противников.

Падение Софьи

Неудача Крымских походов сыграла большую роль в падении власти царевны Софьи.

Столкновение Петра с Софьей назревало давно. Подраставший царь, занятый «потешными играми» и учением, с явным неудовольствием и плохо скрываемым раздражением следил за действиями сестры-правительницы. Таков был его характер: упрямый, самостоятельный и резкий.

В январе 1689 г. Наталья Кирилловна женила сына, чтобы, как она надеялась, остепенить его. Она сыскала ему невесту-красавицу, молодую девицу Евдокию Лопухину. По тогдашним понятиям, царь, женившись, становился вполне взрослым, зрелым человеком, правителем; регентша уже не была нужна.

По слухам, Софья Алексеевна стала замышлять переворот. Новый начальник Стрелецкого приказа Ф.Л. Шакловитый, по сообщениям некоторых современников, пытался с помощью стрельцов отстранить Петра от власти, а Софью возвести на престол. Но стрелецкие начальники не склонились к заговору, хотя некоторые из рядовых стрельцов, наоборот, были готовы к решительным действиям.

В ночь с 7 на 8 августа 1689 г. в Кремле поднялся переполох, откуда-то появилось подметное письмо: петровские «потешные» идут в Москву, чтобы побить Софью, царя Ивана и многих других. Вмиг заперли все кремлевские ворота, один отряд стрельцов встал под ружье в Кремле, другой на Лубянке.

Двое стрельцов, тайных сторонников Петра, ночью поскакали из Москвы в Преображенское. Они сочли, что стрельцы собрались в Кремле не для охраны, а для похода против Петра. Об этом сообщили царю. Поднятый с постели, плохо соображая со сна, что же происходит, испуганный до крайности царь в одном белье бежал к ближайшему лесу. Прислушиваясь, он ждал услышать топот враждебных стрельцов. Все было тихо, но страх не оставлял его. Куда бежать, что делать?

Скоро близкие Петру люди принесли ему одежду и седло, подвели лошадь, и царь поскакал в Троицкий монастырь. К утру он прискакал туда, упал на постель, и весь в слезах поведал архимандриту о страшной опасности, нависшей над ним, просил укрыть его, защитить.

Тревога в связи с ожидавшимся походом стрельцов в Преображенское была ложной, но она привела к взрыву. Может быть, кто-то подготовил эти события? Использовал сложившуюся обстановку? Недаром некоторые уже тогда думали и говорили о том, что все эти события организовал князь Борис Алексеевич Голицын, ближайший тогда к Петру человек, двоюродный брат В.В. Голицына.

Весть о бегстве Петра в Троицу была для Софьи неожиданной, встревожила ее. Петр между тем развил бешеную деятельность: послал в Москву приказ солдатским и стрелецким начальникам немедленно явиться к нему со своими полками. Те потянулись к Троице, и все попытки Софьи и Шакловитого остановить их не имели успеха. Софья послала к брату патриарха для уговоров, но Иоаким, приехав в Троицу, там и остался. То же делали многие бояре и дворяне. Стрельцы не поддержали Софью.

На стороне Петра оказались почти все стрелецкие и солдатские полки и большинство служилых дворян. Он мог диктовать свою волю. В первую очередь он потребовал выдать Шакловитого и его сообщников. Софья в безвыходном отчаянии согласилась с требованием брата. 7 сентября Шакловитого и его сторонников из числа стрельцов привезли в Троицкий монастырь и после допросов и пыток через пять дней казнили.

Вскоре Петр прибыл в Москву. Софью в конце сентября 1689 г. удалили от двора, и под именем сестры Сусанны она поселилась в келье Новодевичьего монастыря. В.В. Голицын был сослан на север. Началось самостоятельное правление Петра I.