Понятие «Смутное время» и его трактовка в исторической науке

В исторической литературе события конца XVI – начала XVII в. принято называть Смутой. Еще современники выделяли этот период в особый эпизод истории России. В дореволюционной историографии за ним закрепился термин «Смутное время», или просто «Смута», под которым понималось «общее неповиновение, раздор меж народами и властью ». Однако происхождение и причины этого явления определялись по-разному.

Современники событий, церковная историография первопричину Смуты искали в духовной сфере, грехе гордыни, который явился искушением самовластья, соблазнившим соборную душу Руси. С этой точки зрения Смута - одновременно кара за безбожную жизнь и дар, мученический венец, чтобы дать возможность народу явить силу своей веры.

С.М. Соловьевсчитал причиной Смуты падение народной нравственности, явившейся результатом столкновения новых государственных начал со старыми, дружинными. Это столкновение выразилось в борьбе московских государей с боярством. Другой причиной Смуты он считает чрезмерное развитие казачества с его противогосударственными стремлениями.

К.А. Аксаков рассматривал Смуту как случайное явление, коснувшееся лишь людей государства, которые боролись за власть.

Н.И. Костомаров обратил внимание на социальные причины Смуты, обвиняя в ней все социальные слои русского общества, но главной причиной считал интриги папства, иезуитов и польскую интервенцию.

В.О. Ключевскийусматривал причины Смуты, во-первых, в «вотчинно-династическом взгляде на государство», и, во-вторых, в «тягловом строе государства». Под первой причиной подразумевалось наличие удельных пережитков в политическом сознании, когда на Московское государство смотрели как на вотчину княжеской династии, из владений которых со времен Ивана Калиты оно выросло. На самом деле государство было союзом великорусского народа. Это противоречие вело к Смуте. Вторую причину Ключевский видел в неодинаковом раскладе государственных повинностей. И если дворяне желали оградить себя от беззаконий Грозного и Годунова, обеспечить свои права и привилегии, то недовольство низших классов вело к «общественной розни», «к ожесточенной классовой вражде».

Само развитие событий Смуты историк рассматривал как «последовательное вхождение в Смуту всех слоев русского общества «сверху вниз». «Отличительной особенностью Смуты, - писал Ключевский, - является то, что в ней последовательно выступают все классы русского общества, и выступают в том самом порядке, в каком они лежали в тогдашнем составе русского общества, как были размещены по своему сравнительному значению в государстве на социальной лестнице чинов. На вершине этой лестницы стояло боярство, оно и начало Смуту». Таким образом, В.О. Ключевский основное внимание уделил социальным моментам. По его мнению, общество находилось в состоянии социальной неустойчивости, когда шла борьба между всеми сословиями за баланс обязанностей и привилегий.

В наиболее развернутом виде концепция причин и сущности Смуты, в основе которой лежал социальный кризис, а не борьба внутри господствующего класса, сформулирована С.Ф. Платоновым в «Лекциях по русской истории»: «Начальным фактом и ближайшей причиной Смуты послужило прекращение царской династии». Ученый продолжал развивать свои взгляды на Смуту и в советское время, вплоть до его ареста и ссылки в Самару в 1931 г. как создателя «реакционной» школы в исторической науке и даже главы некоего мифического «заговора».

После этого употребление самого слова «смута» было объявлено «ненаучным» и «буржуазным», а вместо прежнего термина, довольно точно передававшего суть событий начала XVII в., было введено громоздкое и даже, по определению В.Б. Кобрина, бюрократическое наименование «крестьянская война и иностранная военная интервенция в России». Новое название определяло не столько сущность явления, сколько те границы и направления, которых полагалось придерживаться историкам в их исследованиях. При этом выпадали из рассмотрения такие проблемы, как политическая борьба правящих классов за власть, роль казачества в Смуте, история церкви в этот период.

В советский период историки также внесли вклад в изучение Смутного времени. Работы И.И. Смирнова, А.А. Зимина, В.И. Корецкого существенно дополнили историографию исследованием истории классовой борьбы в годы «московской разрухи», анализом процесса формирования крепостного права при Борисе Годунове, введением в научный оборот новых архивных материалов.

Монография А.Л. Станиславского «Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории» посвящена актуальной и малоисследованной проблеме - истории казачества в событиях Смуты. В свое время С.М. Соловьев обвинял это сословие в трагедии «московского разорения». Кем же были казаки? Освободителями России от иностранных интервентов или их пособниками? В поисках ответа на эти вопросы автор предлагает «пройти… по всем станам, где находились казаки, по таборам и острогам, которые они защищали, по дорогам, по которым мчались казацкие кони». Большое внимание в монографии уделяется противоборству казачества и дворянства.

Другой, во многом загадочный и по сей день исторический сюжет, который послужил прологом Смуты и по которому было сломано немало копий в научной полемике, - гибель от несчастного случая 15 мая 1591 г. царевича Дмитрия Угличского, младшего сына Ивана Грозного. Р.Г. Скрынников обосновывает версию нечаянного самоубийства царевича при игре «в тычку» («в ножички») в припадке эпилепсии. Но далеко не все историки принимают его аргументацию. В.К. Кобрин в книге «Кому ты опасен, историк?» и в очерке «Гробница в Московском Кремле» подробно разбирает три версии смерти царевича (убили не Дмитрия; царевич «покололся сам»; умышленное убийство) и приходит к выводу о недостаточности всех этих точек зрения. Он выдвигает четвертую версию: умный и коварный Годунов был достаточно осторожен, чтобы посылать к царевичу, будущему сопернику его сына на престол, наемных убийц. Но он был заинтересован в устранении мальчика и, зная о его болезни, постарался сделать так, чтобы при учащении припадков у него в руках был ножик или свайка. Непосредственной исполнительницей приказа Годунова историк считает мамку Василису Волохову, которой был поручен надзор за ребенком. Остальное произошло как бы само собой.

Военные события Смуты излагаются в книге В.В. Каргалова «Полководцы XVII в.». На большом фактическом материале рассказывается о военной деятельности Михаила Скопина-Шуйского, Дмитрия Пожарского, Григория Ромодановского и других полководцев XVII в., принявших активное участие в войнах и походах лихолетья российской истории.

В исследованиях последних лет существует точка зрения А.П. Новосельцева на Смуту как на период гражданской войны в России.

Итак, что же такое Смута ? События конца XVI – начала XVII в. стали результатом сложнейшего переплетения разнообразных противоречий: духовно-нравственных, экономических, династических, сословных, национальных, межгосударственных. Все это многообразие по-разному проявляется в ходе тех или иных этапов. Их нельзя в чистом виде отнести ни к гражданской войне, ни к иностранной интервенции, ни к антифеодальной борьбе или войне казачества с централизаторской политикой государства, ни к борьбе внутри господствующего класса, хотя все эти факторы проявляются в самых разнообразных комбинациях. Поэтому понятие «Смутное время» представляется нам наиболее точно отражающим характер событий конца XVI – начала XVII в.

Политические мотивы Смуты

1. Обострились противоречия, вызванные борьбой за власть в элите московского общества (в период, когда был неясен состав регентского Совета при Федоре).

2. К 1587 г. придворная борьба выявила бесспорного победителя - Борис Годунов стал фактическим правителем государства (царем в 1598 г.). Это означало умаление соправительствующей роли Боярской думы и не могло не породить глубоких противоречий в верхних слоях «государева двора».

3. Боярство, запуганное и разоренное опричниной, было недовольно тем, что после пресечения династии Рюриковичей трон достался худородному Борису Годунову, который пытался править самовластно (Е.А. Шаскольская).

4. Гибель Дмитрия в 1591 г. и бездетная смерть Федора в 1598 г. означали прекращение наследственной династии Рюриковичей.

Экономические мотивы Смуты

1. Последствия опричнины привели к опустошению и разорению земель и дальнейшему закреплению крестьянства.

2. В 1601 –1603 гг. на страну обрушились неурожаи и голод (три подряд неурожайных года; не были затронуты только южные пограничные уезды).

Внутрисословные мотивы Смуты

1. Происходило нарастание кризиса феодального сословия, который выразился в увеличении численности служилых людей и сокращении фонда поместных земель в ходе «великого разорения» 70 –80-х гг. XVI в.

2. Усиливался кризис и внутри феодального сословия. В тяжелом положении оказались мелкие феодалы, оставшись в обезлюдевших поместьях. Закономерным явлением стал процесс переманивания крупными феодалами крестьян у более мелких.

Социальные мотивы Смуты

1. Нарастало недовольство тяглового населения, натерпевшегося от войн и неурожаев, с недоверием относившегося к новому царю Борису Годунову, избранному на царство земским собором.

2. Казачество, к началу века превратившееся в значительную социальную силу, противилось попыткам правительства подчинить казацкие земли (Е.А. Шаскольская).

Таким образом, Смутное время конца XVI – начала XVII в. - это период глубокого социально-экономического, политического и духовного кризиса русского общества.

Основные события Смутного времени

В исторической науке существуют различные точки зрения по вопросу о начале Смутного времени. Одни исследователи (С.В. Бушуев) связывают его начало со смертью Ивана Грозного (1584), другие (И.Н. Ионов) - с гибелью в Угличе в 1591 г. сына Ивана Грозного царевича Дмитрия. Большинство же исследователей считают временем начала Смуты вступление на престол Бориса Годунова (1598).

События Смутного времени историки «заканчивают» обычно освобождением Москвы и избранием Земским собором 1613 г. царем Михаила Романова, хотя фактически Смута еще продолжалась несколько лет.

За период времени с 1598 по 1613 г. на русском троне побывали царский шурин Борис Годунов (1598 –1605), Федор Годунов (с апреля по июнь 1605), Лжедмитрий I (1605 –1606), Василий Шуйский (1606 –1610), Лжедмитрий II (1607 –1610), Семибоярщина (1610 –1613).

Борис Годунов одержал победу в нелегкой борьбе за престол между представителями высшей знати и был первым русским царем, занявшим трон не по наследству, а путем выборов на Земском соборе.

Борис Годунов

Ко времени воцарения в 1598 г.ему было примерно 47 лет. Он прошел страшную опричную школу при дворе Ивана Грозного, был женат на Марии Лукьяновне - дочери Малюты Скуратова. В год женитьбы царского сына Федора на его сестре Ирине Годунов стал боярином. При царе Федоре он был, по существу, правителем государства, устранив со своего пути соперников в борьбе за власть - бояр И.Ф. Мстиславского, Шуйских и др.

После кончины Федора Ивановича, по инициативе патриарха Иова и других доброхотов, Бориса Федоровича избрали на Земском соборе царем и великим князем всея Руси. Во время венчания на царство, 1 сентября 1598 г., Годунов, обращаясь к патриарху, обещал: «Бог свидетель сему, никто не будет в моем царствии нищ или беден». Потрясая воротом сорочки, он возгласил: «И сию последнюю разделю со всеми».

Положение нового монарха было шатким: многие знатные бояре были недовольны его избранием, считая себя обойденными. Помнили о гонениях и опалах, от него исходивших. Ширились слухи о его причастности к гибели царевича Дмитрия в Угличе. Современники признавали за Годуновым и положительные качества - недюжинный ум, милосердие, великодушие, нищелюбие.

Годунов пытался обеспечить жизнь простого народа. Власти сняли недоимки по налогам, прямые налоги начали заменять косвенными, объявили амнистию. В начале XVIIв. разрешили и частично восстановили право перехода крестьян в Юрьев день, пытались упорядочить крестьянские повинности. Все это несколько нормализовало положение в стране.

Но многое вызывало недовольство - подозрительность, мнительность царя Бориса, его склонность к наветам придворных друг на друга, вера в предсказания колдунов, гадалок, в доносы. Возобновились ссылки, пострижения в монахи неугодных лиц (в том числе бояр Захарьиных-Юрьевых, которые теперь носили фамилию Романовых ). Ситуация сильно осложнилась в начале XVIIстолетия, когда страну потрясли события, приведшие в ужас современников и сыгравшие трагическую роль в личной судьбе царя Бориса и его семьи.

«Голодные бунты»

Три года подряд, с 1601 г., весной и летом по всей России шли проливные дожди. Ранней осенью их сменяли заморозки, хлеба не вызревали, погибали на корню. Разразился страшный голод. Авраамий Палицын, келарь Троице-Сергиева монастыря, записал в своем «Сказании», что только что в Москве за эти годы только на трех кладбищах похоронили 127 тысяч человек, умерших от голода. Погибло огромное число людей. Везде бродили нищие. Бояре и дворяне выгоняли со своих дворов холопов, чтобы не кормить их.

На окраины, особенно юго-западные и южные, бежали тысячи крестьян, холопов, посадских людей. Там скапливался горючий материал, готовый вспыхнуть в любое время. Власти именуют этих людей «ворами», «разбойниками», «лихими людьми». И недаром - ведь они нападают на имущих людей. Было известно, что у тех имелись большие запасы хлеба от прошлых лет. Но они приберегали его, чтобы взвинтить цены и нажиться.

Уже с 1601 г., по словам того же Палицына, началось «смятение во всей Русской земле», «разбойничество во России». Отряды разбойников нападали на помещиков и богачей. В 1603 г.началось восстание Хлопка. Вспыхнуло оно в юго-западных уездах страны, где собрались тысячи холопов, из которых, судя по прозвищу, вышел предводитель восстания, и других обездоленных людей. Отряды повстанцев собрались в войско и двинулись к столице. Против «воров» было послано большое войско во главе с окольничим И.Ф. Басмановым, молодым и способным военачальником.

В октябре 1603 г.оба войска сошлись к западу от Москвы. Повстанцы неожиданно напали на авангард Басманова, разгромили его. Погиб и командующий. Сражение основных сил было ожесточенным и кровопролитным. Лишь с большим напряжением правительственное войско одолело рать Хлопка. Его, как и многих повстанцев, взяли в плен и казнили.

Но многие из них бежали туда, откуда пришли,- на юго-западные окраины.

Восстание Хлопка стало кульминацией «голодных бунтов» 1601–1603 гг. и в дальнейшем переросло в движения времени самозванцев.

Первый самозванец

Под именем Дмитрия Ивановича, или царевича Димитрия, сына Ивана IVГрозного и Марии Нагой, выступал, как считали тогда многие, Григорий Отрепьев. Он был мелким дворянином из Галича, ставшим после скитаний монахом, послушником у патриарха Иова в Москве. Отрепьев бежал в Речь Посполитую, где назвал себя царевичем, чудесно спасшимся от убийц, подосланных Борисом Годуновым, и заявил права на престол московских государей. Его поддержали король Сигизмунд, магнаты (крупные феодалы), шляхта (дворяне) и католическое духовенство, мечтавшие о русских землях и иных богатствах. Папский нунций (посол) благословил «царевича», принявшего тайно католичество,- папский Рим надеялся ввести в Россию унию католичества и православия, подчинить ее своему влиянию.

Человек одаренный, авантюрист по натуре, «царевич» был одержим мечтами о власти, славе, богатстве. Его стремления подогревали польские авантюристы, в том числе Марина Мнишек, дочь сандомирского воеводы Юрия Мнишека, в которую он влюбился. «Царевич» обручился с ней, обещая ее отцу, своему тестю, русские земли, деньги и привилегии.

В октябре 1604 г.отряд Лжедмитрия Iпереправился через Днепр и вошел в пограничные уезды России. Откликаясь на грамоты-призывы самозванца, местные жители - дворяне, крестьяне и холопы, посадские люди и казаки, тысячи беглецов, в том числе и соратники Хлопка, встают под знамена «царевича Дмитрия». Все они надеялись, что новый царь облегчит их положение, сбросит ненавистную власть Годунова и его «злых бояр». «Царевич» обещал всем льготы, облегчение в налогах.

Лжедмитрию один за другим сдаются города Моравск и Чернигов, Путивль и Рыльск, Курск и Кромы. Приходят к нему и запорожские казаки. К январю 1605 г.его отряд, сначала небольшой, превратился в 15-тысячное войско. На его сторону перешли многие бояре, недовольные, по тем или иным причинам, Годуновым, его правительством. От самозванца они, как и дворяне, надеялись получить новые земли, крестьян, жалованье.

В январе 1605 г.у села Добрыничи, под Севском, встретились армия Лжедмитрия (23 тысячи человек) и войско боярина князя Ф.И. Мстиславского (20 тысяч). Самозванец потерпел полное поражение, хотел бежать в Польшу, но местные жители не пустили его. С помощью населения юго-западной России он собрал новые силы и стал одерживать верх над воеводами Годунова, захватывал города и уезды. Самозванец шел к Москве, обещая сторонникам «вольности» и «благоденственное житие».

7 мая 1605 г.под Кромами, после известия о смерти Б. Годунова, вспыхивает восстание в царском войске, и оно заявляет о поддержке царевича Дмитрия. 20 июня 1605 г.тот вступает в Москву, где 2 июня тоже вспыхнуло восстание против юного царя Федора Борисовича Годунова, который был убит. Месяц спустя «царевич» венчается на царство в кремлевском Успенском соборе.

Царь и великий князь всея Руси Дмитрий Иванович предпринял некоторые шаги в пользу поддержавших его крестьян и холопов: дал свободу тем, кто попал в кабальные холопы в голодные годы, освободил на 10 лет от налогов жителей Комарицкой волости на юго-западе. Но в целом он продолжал крепостническую политику своих предшественников, нуждаясь прежде всего в поддержке дворян. Срок «урочных лет» был увеличен с 5 до 5,5–6 лет, дворяне жаловались землями и крестьянами. Из армии по его приказу «выбили» крестьян, холопов, посадских людей, распустили и казачье войско.

И сам Лжедмитрий, и его приближенные из русских и особенно поляков, пришедших с ним, расхищали казну. Пришельцы смотрели на Россию как на завоеванную страну: оскорбляли национальные, религиозные чувства ее жителей. Всех возмутили женитьба царя на Марине Мнишек, бесчинства шляхтичей, слухи о переходе правителя в католичество. Нарастало недовольство, и 17 мая 1606 г.против «истинного царя», как еще недавно величали самозванца, в Москве вспыхнуло восстание, организованное во многом князьями Шуйскими. Лжедмитрий стал его первой жертвой, погибли некоторые его сторонники, множество шляхтичей. 19 мая на Красной площади в цари «выкрикнули» боярина князя Василия Ивановича Шуйского.

Восстание Болотникова

Василий Шуйский давно мечтал о высшей власти, шел к ней, не брезгуя интригами и хитростью. Еще в 1591 г., прибыв в Углич во главе комиссии, он подтвердил версию о самоубийстве царевича Дмитрия. Когда же этот «Дмитрий» вошел в Москву, столь же легко и быстро присягнул ему, уверяя всех, что полтора десятилетия назад царевич не погиб, а остался жив, спасся чудесным образом. Но вскоре он начал интриговать и против «царя Дмитрия Ивановича». Боярина разоблачили, но Лжедмитрий помиловал его, возвратив из ссылки ко двору.

Смерть самозванца привела боярина к заветному трону, и он провозгласил курс на возврат к прежним порядкам. Свое вступление на престол царь ознаменовал особой «крестоцеловальной записью». Впервые российский самодержец брал на себя обязательства не наказывать своих подданных без судебного выяснения их вины. Однако судьба явно не благоволила новому царю.

Бежавшие из Москвы сторонники Лжедмитрия Iраспустили слухи, что «истинный царь» не погиб в Москве 17 мая, а спасся и пребывает-де он где-то в Польше, скрываясь от «злых людей». Слухи и разговоры эти подогревал князь Г.П. Шаховской, приспешник самозванца. Он уехал из Москвы в Путивль, и город этот стал своего рода столицей «правительства царя Дмитрия». А в Речи Посполитой скрывался русский дворянин Михаил Молчанов, тоже ближайший клеврет самозванца, к тому же похожий на него внешне. Он-то и выдавал себя за спасшегося «царя Дмитрия».

Шуйскому так и не удалось подчинить своей власти юго-западные уезды России, здесь посланных им воевод свергали и убивали. Вскоре у повстанцев появился предводитель - Иван Исаевич Болотников. Военный холоп князя А.А. Телятевского, богатого и знатного боярина, он в молодости, во время военного похода, попал в плен к крымским татарам. Его продали в Турцию, где он стал гребцом на галере. Болотникова вместе с другими невольниками освободили венецианцы, и он оказался в Венеции, затем побывал в Венгрии и Германии. Одно время Болотников возглавлял 10-тысячный отряд запорожских казаков, воевавший против турок. В Речи Посполитой он встретился с Молчановым, который выдавал себя за Дмитрия Ивановича. С письмом от него он прибыл к Шаховскому в Путивль. Болотников становится главным предводителем повстанческого войска. Его целью был поход на Москву, восстановление на престоле «законного царя». Десятки городов и уездов присягнули ему на верность.

Восстание Болотникова - кульминация, наивысший этап мощного движения начала XVIIв., невиданного ранее по своим масштабам. Его называют гражданской войной, поскольку в нее включились все социальные группы и сословия. Причем представители их оказались в обоих лагерях - повстанческом и правительственном.

Болотников с войском двинулся из Путивля на Москву. По пути он одерживает несколько блестящих побед под Кромами, Калугой, Серпуховом. Иностранцы-современники восхищаются военными талантами «полководца», «гетмана» царя Дмитрия. Другое войско восставших, во главе с Истомой Пашковым, дворянином из города Венева, шло, одерживая победы под Ельцом, селом Троицким, на Мценск, Тулу, Зарайск, Коломну, тоже на Москву. В его армию вливались дворянские отряды, в том числе рязанский П. Ляпунова, тульский Г. Сумбулова.

В конце октября 1606 г.обе повстанческие армии начали осаду Москвы. Продолжалась она пять недель - до начала декабря. Происходили вылазки, сражения. Довольно быстро начались разногласия среди повстанцев, между их вождями Болотниковым и Пашковым. В конце концов, Пашков, Ляпунов, Сумбулов со своими отрядами перешли к Василию Шуйскому. Сильно ослабили позиции Болотникова и его уверения о спасении царя Дмитрия, обещания скорого его прибытия под Москву. Многие москвичи сами видели мертвого Лжедмитрия, а их делегации, прибывшей в стан Болотникова в селе Коломенском, он не смог предъявить живого царя.

В стычках и сражениях под стенами столицы перевес постепенно перешел к воеводам Шуйского. В решающей битве у Коломенского 2 декабря они одержали решительную победу над восставшими. Многие из них погибли, попали в плен, и их казнили. Но значительное число болотниковцев спаслось, бежав к Калуге и Туле.

Болотников в Калуге быстро организовал ее оборону, привел в порядок свою сильно поредевшую рать. Д.И. Шуйский, брат царя, подошедший к городу, безуспешно попытался взять его с ходу. Началась осада. Правительственные войска не полностью блокировали Калугу, и Болотников получил помощь из соседних городов. Кровопролитное сражение в декабре 1606 г.закончилось страшным разгромом войска Шуйского. Через неделю к Калуге с новой армией подошел И.И. Шуйский, другой брат царя. Царские ратники подвели к стенам Калуги «примет» - гору из дров, чтобы зажечь город. Но с помощью подкопа Болотников взорвал его, и противник потерпел новое поражение. В руки повстанцев попала вся артиллерия, много другого оружия, припасов.

Другим центром движения вскоре стала Тула, где засели болотниковцы, бежавшие из-под Москвы. Сюда же прибыло новое повстанческое войско. Его возглавлял «царевич Петр» - бывший посадский человек из Мурома, потом холоп Илья Горчаков, принявший имя «сына» царя Федора Ивановича. Среди его воевод был и князь Телятевский - бывший владелец Болотникова.

Придя в Тулу, «царевич Петр» (Илейка Муромец) послал своих воинов к Болотникову, и они вместе с ним громили Д.И. Шуйского под стенами Калуги. Позднее Телятевский разбил воевод Шуйского под Веневом и Тулой. Но в феврале и марте воеводы «Петра» потерпели поражения. Василий Шуйский, ободренный этими победами, отправил новое войско под Калугу. Но его вновь разбил тот же Телятевский. В мае Болотников и Телятевский наголову разгромили царскую армию под Калугой; погибли ее командующие и тысячи ратников. Повстанцы же Болотникова и Телятевского, объединившись, ушли в Тулу.

Сюда 21 мая 1607 г.выходит из Москвы, собрав большую армию, сам царь Василий. Навстречу ей выступило войско Болотникова - Телятевского, но под Каширой оно потерпело поражение. Неделю спустя то же произошло под Тулой. Началась ее осада, длившаяся четыре месяца.

Потери, страшный голод сильно ослабляли силы сторонников «царя Дмитрия». К тому же осаждавшие перегородили плотиной реку Упу, на которой стоит Тула, и в ней началось наводнение. Осажденные были вынуждены пойти на переговоры с царем. Они капитулировали в октябре 1607 г.при условии сохранения им жизни. Но царь не сдержал слово - вскоре «царевича Петра» повесили, а Болотникова, сосланного в Каргополь, ослепили, потом утопили.

Второй самозванец

Сдача Тулы не привела к окончанию гражданской войны. Она продолжалась к югу от Оки, в Поволжье, Пскове, Астрахани. Еще летом 1607 г.объявился новый самозванец -Лжедмитрий II, происхождение которого неизвестно. На его сторону, опять в надежде на «доброго царя», встали жители юго-запада России.

К «воскресшему» царю Дмитрию пришли, в числе прочих, и остатки болотниковцев. Многие города и уезды признали власть «законного царя». Шуйскому остались верны Сибирь и некоторые города Европейской России - Смоленск, Коломна, Рязань, Нижний Новгород, Казань. К самозванцу прибыли донские казаки во главе с И.М. Заруцким, ряд московских бояр и дворян, недовольных царем Василием. В войске Лжедмитрия II, ставшего под Москвой, у села Тушино (самозванца прозвали «тушинским вором»), и в отрядах, действовавших по стране, насчитывалось десятки тысяч человек. Здесь возникла своя Боярская дума, приказы, шла раздача земель дворянам.

В Тушино потянулись большие польские отряды Лисовского, Рожинского и других авантюристов. Самозванца «признала» «царица» Марина Мнишек. Снова возрождались планы папы римского и короля польского - об окатоличивании русских, захвате их земель. Пришельцы, как и казаки, вели себя в России как завоеватели. Их грабежи и насилия вызывали возмущение и сопротивление.

Тушинцы захватывали центральные и северные уезды, везде брали ценности, обложили жителей большими налогами. 16 месяцев (с сентября 1608 г.по январь 1610 г.с перерывами) они безуспешно осаждали Троице-Сергиев монастырь. Не помогли ни большие силы (от 15 до 30 тысяч воинов), ни штурмы, ни блокада обители, ни опустошение ее окрестностей.

Уже с конца 1608 г.русские люди поднимаются на насильников и грабителей. В поволжских, северных уездах отряды из крестьян, ремесленников, местных дворян вели борьбу против тушинцев.

Однако положение царя Василия Шуйского становилось все более тяжелым. В поисках спасения он заключил договор со шведским королем (февраль 1609 г.), получив военную помощь - 15-тысячный отряд Я. Делагарди. За это он уступил город Корелу с уездом. В мае 1609 г.русско-шведский отряд во главе с М.В. Скопиным-Шуйским, племянником царя, двинулся из Новгорода к Москве. Он громил тушинцев, освобождал города и уезды, монастыри, в том числе временно снял осаду с Троицкой обители.

Скопин вошел в Москву, и вскоре Тушинский лагерь распался. Сам «тушинский царик» бежал в Калугу. Некоторые тушинские бояре предложили престол королевичу Владиславу, сыну польского короля.

Открытая интервенция Польши и Швеции. Первое ополчение

Осенью 1609 г.армия Сигизмунда IIIпоявилась под Смоленском, который оставался верным царю Шуйскому. Русскую армию, шедшую к городу на выручку, разгромил у села Клушино гетман С. Жолкевский.

К Москве снова подошел Лжедмитрий II. В осложнившейся обстановке в июле 1610 г. группа московских бояр и дворян свергла с престола царя Шуйского. Власть перешла в руки «седмочисленных бояр » во главе с князем Ф.И. Мстиславским, они тоже предложили трон Владиславу. По их приглашению в столицу вошел отряд С. Жолкевского. Самозванец бежал в Калугу, и здесь его вскоре убил татарский князь Урусов, служивший ему.

В Москве жители присягнули Владиславу. Но в других городах и уездах многие люди не хотели поступать по примеру «семибоярщины». Более того, их жители выступали против интервентов. Они слали друг другу грамоты, договаривались действовать вместе. Впереди шла Рязань. В ней сформировалось ополчение, выступившее для освобождения Москвы. Возглавил его П. Ляпунов. В нем участвовали дворяне, посадские люди, казаки из южных уездов. К ополчению присоединяются остатки тушинских отрядов, в основном из казаков, во главе с Д.Т. Трубецким и И.М. Заруцким. Вместе с Ляпуновым они вошли в состав «Совета всея земли», своего рода временного правительства. Его власть признали многие города и уезды.

Между тем в Москве, еще до подхода ополчения, в марте 1611 г.вспыхнуло восстание против поляков А. Гонсевского (начальник гарнизона) и его русских приспешников - боярина Салтыкова и купца Андронова. На Сретенке храбро сражался отряд стольника князя Д.М. Пожарского. Раненного в жарком сражении, его увезли в родовую вотчину - село Мугреево в Суздальском уезде. До семи тысяч москвичей погибло от рук интервентов. Выгорела вся Москва, подожженная ими по совету Андронова.

Подошедшие под стены столицы отряды ополчения встали у ее юго-восточных, восточных и северных окраин. Преодолевая «тесноту великую», интервенты, засевшие в Москве, с трудом добывали съестные припасы в ее окрестностях. Руководители ополчения восстанавливали власть по стране. По приговору 30 июня 1611 г.вновь создавались приказы. Трактовал приговор и сословные права дворян на земли и крестьян.

Поместья, жалованье полагалось давать и казакам, и их атаманам, но их запрещалось назначать на прибыльные государственные должности. На этой почве разгорелись разногласия между казаками и дворянами, получившими право на эти Должности. Пункт о выдаче помещикам беглых крестьян и холопов, а многие из них стали казаками, в том числе и в ополчении, вызвал их ярость против Ляпунова. Это недовольство подогревали казацкий предводитель Заруцкий, враждовавший с Ляпуновым, и поляки, осажденные в Москве. Ляпунова вызвали на казацкий круг, общую сходку, и убили. Вскоре ополчение распалось. Многие его отряды разошлись по домам, лишь казаки Трубецкого и Заруцкого остались под Москвой.

3 июня 1611 г., после 20-месячной осады, пал Смоленск. Сигизмунд IIIобъявил, что сам станет царем в Московском государстве. А в середине июля 1611 г . шведы Делагарди захватили Новгород с его землями; новгородский митрополит и воевода признали зависимость от Швеции и повели речь об избрании ее королевича русским государем.

Второе ополчение. Освобождение России. России грозила утрата национальной независимости, расчленение земель. В эту тяжелую, лихую годину в Нижнем Новгороде, большом и богатом городе, посадские люди во главе с Кузьмой Мининым, простым «говядарем» (торговцем мясом) и посадским старостой, организовали сбор средств на создание нового ополчения. В Поволжье, Поморье и других местах создаются отряды ополченцев, собираются деньги, припасы.

Второе, или Нижегородское, ополчение возглавили Минин и князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Первый заведовал казной, хозяйством ополчения, второй стал военным руководителем. Со всех сторон шли отряды к Нижнему, и ополчение, сначала имевшее 2–3 тысячи воинов, быстро увеличивало свои ряды. Помимо русских людей, в нем были татарские, башкирские отряды. В марте 1612 г.оно двинулось к Костроме и Ярославлю. По пути в него вливались новые подкрепления. В начале апреля в Ярославле был создан «Совет всея земли» - правительство из представителей духовенства, Боярской думы, дворян и посадских людей. Фактически его возглавляли Пожарский и Минин. Начали работать приказы.

В июле ополчение вышло из Ярославля к Москве, поскольку его руководители получили весть, что туда из Польши идет с войском гетман Ходкевич. В конце месяца первые отряды подошли к столице с северной стороны. В августе появились главные силы. Под столицей их встретили отряды Заруцкого и Трубецкого. Но Пожарский и Минин предпочли не объединяться с ними, встали отдельно. Вскоре Заруцкий ушел в Коломну.

22 августа у Москвы расположилось войско Ходкевича с огромным обозом. Он пытался прорваться к осажденным в городе. Но его всякий раз отбрасывали ополченцы Пожарского и Минина и отряды Трубецкого - то западнее Боровицких ворот, то у Донского монастыря. Не стяжав успеха, потеряв много людей и возов с продовольствием, гетман ушел из-под Москвы. Осада города продолжалась. В нем начался голод, и осажденные в конце октября 1612 г. капитулировали. Ополченцы торжественно вступили в Кремль - Москва, сердце всей России, была освобождена усилиями всего народа, который в тяжелый для России час проявил выдержку, стойкость, мужество, спас от национальной катастрофы свою страну.

Конец Смуты

«Совет всея земли» созвал представителей разных слоев населения на Земский собор (духовенство, боярство, дворянство, посадские люди, казачество, черносошное крестьянство). В январе 1613 г. он избрал царем молодого Михаила Федоровича Романова - сына тушинского патриарха Филарета, в миру - боярина Федора Никитича Романова, родственника по женской линии царей Ивана IVГрозного и Федора Ивановича. Избрание царя означало возрождение страны, ограждение ее суверенитета, самостоятельности и самобытности.

Новому правительству пришлось решать трудные задачи. Страна была разорена, истощена. По градам и весям бродили шайки разбойников и интервентов. Один из таких польских отрядов, еще до приезда в Москву Михаила Романова (он тогда находился в костромском Ипатьевском монастыре), действовал в Костромском и соседних уездах. Поляки появились в одной из деревень Романовых, схватили старосту Ивана Сусанина и потребовали, чтобы он показал им дорогу туда, где находился его молодой барин. Сусанин завел их в дебри и, погибнув сам под саблями врагов, погубил отряд. Подвиг костромского крестьянина сыграл свою роль не только в спасении Михаила Федоровича, но и в предотвращении новой смуты в стране в случае гибели молодого Романова.

Московские власти повсюду посылают воинские отряды, они постепенно освобождают страну от шаек. Поход в Россию, предпринятый подросшим королевичем Владиславом осенью 1618 г., окончился неудачей. 1 декабря того же года в деревне Деулино, около Троице-Сергиева монастыря, заключили перемирие на 14,5 лет. Военные действия прекращались, Польша оставляла за собой Смоленск и обширные земли на западе России.

Ранее, 27 февраля 1617 г., по Столбовскому договору установили мир между Россией и Швецией. Швеции передавались земли по южному и восточному берегам Финского залива с городами Ивангород, Ям, Копорье, Орешек. Россия потеряла выход к Балтийскому морю.

Задачу «умирания» отношений с соседними странами удалось, наконец, решить. Оставались дела внутренние, прежде всего продолжавшиеся волнения и восстания обиженного люда. «Вольные казаки» в эти годы захватывали Чебоксары, Цивильск и другие города в Поволжье, Вятский уезд и город Котельнич на северо-востоке, осаждали Нижний Новгород и Казань. В Пскове и Астрахани долгие годы вели между собой ожесточенную борьбу «лучшие» и «меньшие» люди. В Пскове в некоторые годы восставшие устанавливали «смердов самовластье», отстраняя от дел воевод, бояр и дворян. В обоих городах действовали самозванцы.

Правительство Романова энергично боролось с восставшими. Применяли как военную силу, причем воевод нередко поддерживали местные жители, уставшие от бесчинств казаков, так и такие способы, как принятие казацких атаманов на службу в качестве помещиков с наделением их землей с крестьянами. Гражданская война подходит к концу. Но ее отголоски, последние раскаты слышали еще несколько лет, до 1617–1618 гг.

Смута, называемая современниками еще и «московским или литовским разорением», закончилась. Она оставила тяжелые последствия. Многие города и селения лежали в развалинах. Россия потеряла немало своих сыновей и дочерей. Разорены были сельское хозяйство, ремесла, угасла торговая жизнь. Русские люди возвращались на пепелища, приступали, как исстари повелось, к святому делу - возрождали свои жилища и пашни, мастерские и торговые лавки.

Смутное время сильно ослабило Россию, ее народ, но одновременно показало его силу.

Первые Романовы

Царь Михаил Федорович

Михаил Федорович Романов взошел на престол юношей неполных 17 лет. Вельможи видели в Михаиле Федоровиче, с его робостью и хилым здоровьем, добротою и простотою, своего рода второе издание царя Федора Ивановича и рассчитывали на его «повадливость». Так и пошло при дворе, но до поры до времени, точнее же - до возвращения царева отца из польского плена в 1619 г.Умный, властный, даровитый Филарет, ставший патриархом, правил не только своим духовным ведомством, но и вместе с сыном всем государством Российским. Его официально называли, как и царя, «великим государем», в грамотах имена царя и патриарха стояли рядом.

Михаил Романов как царь устроил, кажется, всех, так как выбрали, по словам историка В.О. Ключевского, «не способнейшего, а удобнейшего». Делами по управлению государством, помимо царя и патриарха, занимались, как издавна велось, угодные им лица из бояр и иных вельмож - родственники, свойственники, фавориты из числа знатных семей - Романовых, Шереметевых, Черкасских, Стрешневых и иных.

Царь испытал личные потрясения. Когда ему исполнилось 20 лет, он на смотре невест выбрал М.И. Хлопову, дочь незнатного дворянина, ему полюбившуюся. Но матушка, старица Марфа (в девичестве - Ксения Ивановна Шестова, дочь костромского дворянина, тоже незнатного), не дала ему благословения. В сентябре 1624 г.он женился на княжне М.В. Долгорукой, неохотно, впрочем, его чувство к первой избраннице не остыло. Но молодая царица вскоре заболела и умерла. Год спустя монарх вступил во второй брак - с Е.Л. Стрешневой, от нее имел сына Алексея, будущего царя, и дочерей Ирину, Анну, Татьяну, помимо детей, умерших в раннем возрасте. Скончался Михаил Федорович в ночь на 13 июля 1645 г.в возрасте 49 лет.

Царь Алексей Михайлович

Недолго жил и его сын и преемник царь Алексей Михайлович (родился 19 марта 1629 г., умер 29 января 1676 г.). Получив трон по праву наследования, он был твердо уверен в богоизбранности своей власти. Алексей, как и отец, отличался мягкостью, кротостью характера, но мог проявлять и вспыльчивость, гневливость. Современники рисуют его внешность - полнота, даже тучность фигуры, низкий лоб и белое лицо, пухлые и румяные щеки, русые волосы и красивая борода, наконец, мягкий взгляд. Его «гораздо тихий» нрав, благочестие и богобоязненность, любовь к церковному пению и соколиной охоте сочетались со склонностью к нововведениям, знаниям.

В первые годы правления Алексея Михайловича большую роль в государственных делах играл его «дядька» (воспитатель) боярин Б.И. Морозов, ставший свояком царя (они были женаты на родных сестрах), и родственники по первой жене - Милославские.

Алексей Михайлович пережил бурную эпоху «бунтов» и войн, сближение и разлад с патриархом Никоном. При нем расширялись владения России и на востоке, в Сибири, и на западе, проводилась активная дипломатическая деятельность.

Немало было сделано и в области внутренней политики. Проводился курс на централизацию управления, укрепление самодержавия. Отставание страны от передовых европейских стран диктовало необходимость приглашения иностранных специалистов по мануфактурному производству, военному делу, вызывало первые опыты, попытки преобразований (заведение школ, полки нового строя и др.).

В своих дворцовых владениях царь был рачительным хозяином, строго следил за тем, чтобы его крепостные крестьяне имели исправное хозяйство и исполняли свои обязанности, вносили всякие платежи. От первой жены М.И. Милославской Алексей Михайлович имел 13 детей; от второй - Н.К. Нарышкиной - троих детей. Многие из них рано умирали. Трое его сыновей стали царями (Федор, Иван и Петр), дочь Софья - регентшей при малолетних царях-братьях (Иване и Петре).

Царская власть

Хотя Михаил Романов стал царем по воле Земского собора - органа сословного представительства, его, как и предшественников, быстро начали рассматривать как богоизбранного государя, получившего власть от «прародителей своих» представителей династии Рюриковичей. Избрание первого Романова стали осмысливать как проявление божественной воли. Эти идеи высказывались в официальных документах и летописных сводах, публицистических и исторических сочинениях в течение всего столетия.

В тех редких случаях, когда царь являлся народу, он поражал тех, кто его видел, своим великолепием - богатыми одеждами и каретами, разодетой свитой и многочисленной охраной. Иностранных дипломатов, которых царь принимал в Грановитой палате Кремля, удивляли торжественный и таинственный московский церемониал, великолепие и богатство помещения с его роскошным убранством, важность и строгость обычаев, больше же всего - сам царь, неподвижный и недосягаемый, «аки Бог в горних пределах», его пышный, нескончаемый титул. Его полагалось произносить полностью, без малейшего пропуска, чтобы (не дай бог!) не допустить умаления чести государевой, а тем самым государственной, российской.

Боярская дума

Считалось, что царь правит страной вместе с Боярской думой. В нее входили представители четырех думных чинов: бояре, окольничие, думные дворяне и думные дьяки. В первый чин, самый важный и престижный, назначались царями лица из представителей фамилий Рюриковичей и Гедиминовичей, т.е. потомков правящих домов Древней Руси (Воротынские, Мстиславские и др.) и Великого княжества Литовского (Голицыны, Куракины и др.), а также старых московских боярских родов (Романовы, Морозовы, Салтыковы, Шереметевы, Шеины и др.). Все они были выходцами из почти 60 наиболее древних и знатных семей.

В XVIIв. немалое число людей вошло в состав Думы благодаря родству с царями по женской линии: Стрешневы при царе Михаиле, Милославские и Нарышкины при его сыне и внуках. Такую же роль играл фавор при дворе - так возвысились, например, при Алексее Михайловиче А.С. Матвеев и Л.Л. Ордин-Нащокин.

Число членов Боярской думы менялось. В конце 70-х гг. XVIIв. в ней было 97 человек: 42 боярина, 27 окольничих, 19 думных дворян и 9 думных дьяков. Аристократический характер Думы сохранялся, но все же не оставался неизменным - туда попадало все большее количество дворян и дьяков.

Царь заседал с Думой во дворце или, в случае отъезда в подмосковные села и монастыри, вне столицы, поскольку думные чины его сопровождали. Обычно Дума собиралась не в полном составе: кто-то служил воеводой в городах и полках, кто-то выезжал в составе посольств за рубеж. Думское сидение начиналось с восходом (летом) или до восхода (зимой) солнца и с перерывами продолжалось иногда до позднего вечера. Обычно по указанию царя обсуждали и решали наиболее важные государственные дела: объявление войны, заключение мира, сбор чрезвычайных налогов, принятие нового закона и т.д., спорные или сложные вопросы по представлению приказов - министерств XVIIстолетия, по жалобам отдельных лиц. Решение Думы становилось законом или его разъяснением.

Постепенно роль Боярской думы уменьшалась. Наряду с ней существовала при царе так называемая ближняя или тайная дума. В нее царь включал не всех бояр, а лишь некоторых - по своему личному усмотрению, иногда и не членов «большой» Думы.

Несмотря на ослабление роли Думы в государстве во второй половине XVIIстолетия, она по-прежнему вместе с царем руководила страной. Окончательное ее падение относится ко времени правления Петра I.

Земские соборы

В еще большей мере изменилась роль Земских соборов. Они стали органом представительства дворян и посадских людей. В начале XVIIв. в условиях социальных потрясений, иностранных вторжений, ослабления государственной власти их значение сильно возросло.

И в годы Смуты, и в начале правления царя Михаила центральная власть остро нуждалась в поддержке «всей земли». Земские соборы, по существу, превратились в орган распорядительной власти, в котором большую, даже решающую роль играли представители дворянства и посадских людей. Собор свои функции, такие важные и нужные для страны, выполнял с соизволения и по указаниям верховной власти, которая была сильно озабочена тем, чтобы после страшного разорения побыстрее «землю устроить».

Земские соборы при царе Михаиле созывали часто, чуть ли не ежегодно. Первое; время они по-своему выражали волю «всей земли». Но позднее, когда возвратился из польского плена патриарх Филарет, отец царя, когда образовалось постоянное правительство, роль соборных депутатов стала сводиться к возбуждению ходатайств перед верховной властью, которая принимала соответствующие решения, становившиеся законами.

Земский собор с самого начала был обречен на роль послушного орудия в руках самодержавия. Во-первых, большая часть населения, прежде всего крепостные крестьяне, была отстранена от представительства на соборах. Во-вторых, созывались они лишь тогда, когда в них нуждалась верховная власть.

В первой половине XVIIв. Земские соборы рассматривали вопросы войны и мира, сбора экстренных налогов и отношений с соседними странами. После 1653 г., когда Земский собор вынес решение о принятии Малороссии в российское подданство, деятельность этого сословно-представительного учреждения, по сути дела, прекращается. Правительство иногда созывало лишь выборных от какого-либо одного сословия, и эти комиссии рассматривали по его поручению некоторые вопросы. Формирующаяся абсолютная монархия уже не нуждалась в подобном органе управления. Тот же процесс упадка представительных органов происходил тогда почти во всех европейских странах. Главной опорой власти выступали бюрократия и армия.

Центральное управление

В области управления правительство шло по пути бюрократической централизации. В XVIIв. приказная система стала гораздо более разветвленной и громоздкой, чем в предыдущем столетии. С расширением территории, усложнением и оживлением государственной, хозяйственной жизни число центральных ведомств быстро росло. Существовало до 80 приказов, но постоянных - вдвое меньше; остальные возникали по мере надобности и, просуществовав год-другой, исчезали.

Между приказами отсутствовало четкое разделение функций. Одни ведали какой-либо отраслью управления в масштабе всей страны. Другие могли заниматься теми же делами на определенной территории. Запутанность в приказном управлении сильно мешала делу.

Приказы, с одной стороны, полностью подчинялись царю и Боярской думе, не имели никакой самостоятельности в решении дел, с другой - давили, как пресс, на органы местного, особенно выборного, управления.

Первое место среди приказов принадлежало Разрядному приказу, или Разряду. Он «разряжал», «наряжал», т.е. распределял, назначал, служилых людей по отечеству - дворян - на службу по военному, гражданскому и придворному ведомствам. Разряд вел списки всех дворян по городам с уездами, так называемые десятни.

Поместный приказведал поместными и вотчинными землями центра Европейской России, где располагались основные земельные владения феодалов - поместья, которыми они владели на условном праве (после прекращения службы эта земля возвращалась в царскую казну), и вотчины (безусловные, наследственные владения). Если Разряд определял поместный «оклад» дворянина - размер его земельного владения, то Поместный приказ выделял реальную «дачу» из наличного земельного фонда.

Ямской приказобеспечивал организацию ямской гоньбы - почтовой связи для нужд государства.

Три приказа ведали финансами. Приказ Большого прихода собирал через своих представителей на местах таможенные доходы, наблюдал за мерами длины и веса. Приказ Новой четверти, или Новая четь, ведал кабацкими сборами в Москве и южных городах, вел борьбу с незаконной продажей вина и табака. Приказ Большой казны имел широкие полномочия: в его подчинении были казенная промышленность и торговля, сами торговцы - гости, торговые люди Гостиной и Суконной сотен; наконец, Денежный двор, т.е. чеканка монеты.

Некоторые приказы ведали судебными делами. Разбойный, занимавшийся уголовным делопроизводством, разбирал дела об убийствах, разбоях, кражах по всей стране, кроме Москвы; Земский ведал уголовными делами, а также осуществлял полицейские функции в столице.

В Челобитном приказе судились начальники, дьяки, подьячие, сторожа самих приказов. Этот же приказ выступал в роли высшей апелляционной инстанции по судебным делам всех остальных приказов. Приказ как бы стоял над другими учреждениями. Сходные, но более широкие функции имел Приказ тайных дел, контролировавший деятельность всех государственных учреждений, послов, воевод. Ему же подчинялось все хозяйство царской семьи. Существовал он, правда, недолго - с 1654 г.до смерти Алексея Михайловича (1676).

Компетенция нескольких приказов носила областной характер. Всем Поволжьем, землями бывших Казанского и Астраханского ханств управлял Приказ Казанского дворца. Он же ведал землями Сибири. В 1637 г.для управления Сибирью учредили специальный Сибирский приказ. В него поступал ясак.

Особое место занимала группа дворцовых приказов, ведавших обслуживанием царского семейства и двора.

Внешнеполитические функции были прерогативой Посольского приказа. Он ведал сношениями с иностранными государствами, отправлял туда посольства, принимал иностранные посольства, вел Дела с иностранными купцами, в том числе и судебные. Он же собирал со всей страны налоги на выкуп пленных - полоняничные Деньги.

Обороной государства, а это тоже функция внешнеполитического характера, занималась группа военных приказов, одновременно имевших и некоторые внутриполитические функции. Разрядный приказ, главный из них, руководил военными операциями. Другие приказы - Стрелецкий, Пушкарский, Иноземский, Рейтарский и Казачий - ведали специальными родами войск.

Единства в распределении дел между приказами не существовало. Вся эта громоздкая махина с трудом поддавалась контролю верховной власти. Выход она искала в организации приказов, поставленных над всеми другими приказами: Тайного, Челобитного и т.д., в передаче управления рядом приказов (например, Посольского и соединенными с ним учреждениями) в руки одного начальника, обычно боярина.

Темные стороны приказного строя - неразбериха в компетенции, мелочная опека сверху и столь же мелочное давление самих приказов на местные органы управления, знаменитая московская волокита и взяточничество - вызывали недовольство подданных, нередко поднимавших восстания, направленные, среди прочего, и против приказных злоупотреблений.

Местное управление

Основной территориально-административной единицей России был уезд. Образование уездов восходило к временам, когда в единое государство включались отдельные княжества и их уделы. Из них и выросли уезды, различавшиеся и размерами, и численностью населения. Они делились на станы и волости.

Еще в середине XVIв. в уездах вместо наместников и волостелей появились земские избы во главе с земскими старостами. Их избирали местные крестьяне и посадские люди из своей среды. Старосты управляли посадами и волостями, собирали налоги, вели суд по гражданским делам. Уголовные дела рассматривали губные старосты, сидевшие в губных избах, их избирали из своей среды местные дворяне.

Но уже к концу XVIв. в ряде пограничных городов и уездов, где требовалась сильная власть, появились воеводы, и не только в роли военачальников, но и главных администраторов и судей как по гражданским, так и по уголовным делам. Воевода отвечал за поступление всех сборов, выполнение казенных служб, всяких повинностей, имел полицейские функции. С начала XVIIв. воеводская власть постепенно и довольно быстро распространяется на всю страну, подчиняя и вытесняя органы самоуправления.

Соборное уложение 1649 г.

После Смуты оживилась законодательная деятельность. С воцарением Михаила Федоровича многое нужно было восстанавливать, переделывать или делать заново. Один современник в связи с этим довольно точно заметил: «Царство внове строитися начат».

После Судебника 1550 г.было издано много указов и приговоров высших властей. И когда в ходе городских восстаний 1648 г.дворяне и посадские люди поставили вопрос об упорядочении управления, в том числе и о составлении нового свода законов, в распоряжении властей, согласившихся с этим требованием, оказался обширный материал из «новоуказных статей».

Составление свода поручили комиссии из пяти человек (бояре князь Одоевский (глава комиссии) и князь Прозоровский, окольничий князь Волконский, дьяки Грибоедов и Леонтьев). «Приказ князя Одоевского» и составил новое Уложение. В январе 1649 г. его утвердили на Земском соборе, потом отпечатали в московской типографии и разослали по учреждениям всей страны. Соборное уложение состояло из 25 глав и 967 статей.

Соборное уложение 1649 г.стало заметным шагом вперед в развитии отечественного законодательства. Прежде всего оно говорило о дворянстве, защищало его интересы; трактовало и вопросы, связанные с положением других сословий: помещичьих и черносошных крестьян, посадских людей, холопов, стрельцов, казаков и прочих.

Уложение удовлетворило прежде всего требования дворян и посадских людей. Глава XI«Суд о крестьянех» детально трактовала вопрос о крестьянской крепости. Сыск беглых крестьян стал бессрочным, говорилось о штрафе за укрывательство беглых, о праве помещика и вотчинника на имущество крестьянина, которое шло на уплату долгов несостоятельных владельцев, о праве дворян фактически на куплю и продажу крестьян и др.

Уложение исходило из монопольного сословного права феодалов на землю и крестьян. Но оно предусматривало и их обязанность служить с поместий и вотчин ; за уклонение от службы грозила конфискация половины поместья, битье кнутом, за измену - смертная казнь и полная конфискация имущества.

Дляпосадских людей Уложение закрепляло ихмонопольное (исключительное) право на занятие торгово-ремесленной деятельностью.

Важное место в Уложении заняли вопросы охраны чести и здоровья царя, царской власти, представителей «государева двора» и Церкви. Оно вводит в связи с этим понятие государственного преступления.

В целом Соборное уложение стояло на защите интересов самодержавной монархии, верхов общества, узаконив окончательное оформление крепостничества и тенденции перехода к абсолютизму вгосударственно-политической жизни России.

Суд и армия

Высшими судебными инстанциями были царь и Боярская дума. Основная масса судебных дел решалась в приказах, а также воеводами, помещиками и вотчинниками. Характерно, что органы государственной власти и управления ведали судом. Суд отличался самовластием приказных, местных начальников, волокитой и мздоимством. Наряду с состязательным процессом (выслушивание показаний истца и ответчика) все большее распространение получал сыскной процесс с его доносами и арестами, очными ставками и пытками.

Русское войско состояло в XVIIв. из служилых людей по отечеству (бояре и дворяне), служилых людей по призыву (стрельцы, городовые казаки, пушкари и др.), нерусских народов (башкир, татар и др.). Дворяне являлись на службу в города и полки дважды в году или в военные походы вместе со своими вооруженными слугами. Приборные служилые люди комплектовались из вольных людей, родственников самих стрельцов и др.

В военное время из податных сословий собирали даточных и посошных людей для вспомогательных работ в войске и участия в военных действиях.

Общая численность ратников, к концу XVIв. составлявшая 100 тысяч человек, в годы Смуты и после нее сильно уменьшилась, ее удалось восстановить только к началу 30-х гг. XVIIв.

С 1630 г. началось создание полков нового строя - солдатских, рейтарских, драгунских из добровольцев, в том числе иностранных наемников. Два десятилетия спустя в полки нового строя стали набирать людей из крестьян и посадских людей. Роль дворянской поместной конницы постепенно падала. И наоборот, возрастала роль солдат и стрельцов. Например, в 1651 г.в русской армии насчитывалось 37,5 тысячи дворян; тридцать лет спустя (1680) - только 15,8 тысячи. Численность же солдат резко возросла.

«Священство» и «царство»

Русская церковь по-прежнему играла немалую роль в жизни страны. Она, с одной стороны, поддерживала светскую, царскую власть, с другой - нередко противостояла ей. Церковные иерархи скопили в течение столетий значительные богатства - земли, деньги и прочие ценности. На них с интересом поглядывали и казна, и дворяне. К тому же церковь, опираясь на свои экономическую силу и духовный авторитет, пыталась оказывать влияние на государственные дела. Со времени принятия христианства на Руси снова и снова всплывал вопрос: что выше - «священство» или «царство», т.е. духовная или светская власть?

Патриарх Филарет

Правда, с началом новой династии этот вопрос временно потерял актуальность, поскольку царь и патриарх были сыном и отцом. Представитель древнего рода московских бояр Филарет в миру звался Федором Никитичем Романовым и был племянником первой русской царицы Анастасии Романовны, двоюродным братом царя Федора Ивановича. Хорошее по тому времени образование (знал, например, латынь) и начитанность, веселый нрав и красивая внешность, добрая слава отца и тетки при дворе и в народе сделали его довольно рано человеком известным, популярным. С середины 1580-х гг., в возрасте примерно 30 лет, он упоминался как боярин, служил в воеводах, вел переговоры с послами. При Годунове Федора Никитича сослали в Антониев-Сийский монастырь под Холмогорами (1601) и постригли в монахи. С воцарением Лжедмитрия его вернули в Москву, он получил сан митрополита ростовского; при втором самозванце в Тушине - патриарха. Законный патриарх Гермоген выражал тогда сочувствие Филарету, считая его, и с полным на то основанием, пленником и жертвой «воров» - тушинцев.

После сведения с царского престола В.И. Шуйского и начала «семибоярщины» Филарет был в числе тех, кто приглашал польского королевича Владислава на русский престол. В составе «великого посольства» он участвовал в переговорах об этом под Смоленском с польским королем Сигизмундом III. Но тот решил сам стать царем. Филарет и другие послы не согласились с таким оборотом дела, и их увезли в Речь Посполитую как пленников. Лишь после Деулинского перемирия 1618 г.его вместе с другими пленными отпустили на родину, и Филарет занял патриаршее место, пустовавшее с 1612 г., когда умер в заключении Гермоген.

Филарет сразу включился в дела, и не столько по церковному ведомству, сколько по управлению государством. По его инициативе приняли важные решения: провели учет земельного фонда, чтобы упорядочить взимание налогов, наладили судопроизводство с целью уменьшить произвол властей в центре и на местах, уменьшили податные привилегии монастырей. В церковной жизни Филарет выступал против насилия и мздоимства, нравственной распущенности и вольнодумства, в церкви стало больше порядка и спокойствия. Человек крутой, властолюбивый и «опальчивый», он, по словам современника, «владителен таков был, яко и самому царю боятися его»; он «всякими царскими и ратными делами ведал», был честен, «несребролюбив».

Среди прочих инициатив Филарета - начало Смоленской войны с Польшей. В разгар ее он скончался, не дожив два-три года до 80 лет. Два десятилетия спустя русская церковь вступила в эпоху бурных потрясений.

Церковная реформа

К середине XVIIв. выяснилось, что в русских богослужебных книгах, которые переписывались из столетия в столетие, накопилось много описок, искажений, изменений. Это и не удивительно: переписчики, используя тексты ветхих рукописей, не все могли прочитать, кое-что дописывали по памяти, домысливали, поправляли и тем самым нередко искажали смысл переписанного.

То же происходило в церковных обрядах. Многие знающие литургию люди осуждали многогласие во время церковных служб. Эти службы шли долго и утомительно, и священники пошли по пути весьма своеобразному: читали сами свою молитву, в это же время дьячок читал свою, а хор пел псалмы. Одновременное чтение и пение наполняли церковь шумом, разноголосицей. Прихожане не могли ничего разобрать, выражали недовольство. А иные, пользуясь сумятицей, переговаривались о мирских делах и заботах, перемигивались, и всякое благочиние шло насмарку.

Обычай креститься двумя перстами, шедший от отцов и дедов, согласно утверждению многих, тоже был ошибочным, греховным: нужно-де класть крест тремя перстами.

Одни говорили, что нужно исправить богослужебные книги и обряды, примеряясь к старым, древнерусским образцам, решениям Стоглавого собора (1551), утвердившего незыблемость обрядов русской церкви. Другие считали, что в самих старинных русских рукописях много описок и ошибок, посему образцами могут служить только греческие оригиналы, с которых когда-то, во времена Древней Руси, делались русские переводы.

Справщики (редакторы) Печатного двора, знатоки богослужебных текстов, доказывали, что исправление книг по греческим подлинникам - дело не простое, не всякому доступное. Его нужно поручить очень образованным людям, сведущим в богословии, знатокам греческого и славянского языков, например, из Киево-Могилянской коллегии (училища). С ними соглашались молодой царь Алексей Михайлович, патриарх Иосиф и некоторые видные бояре.

В конце 40-х гг. XVIIв. из Киева прибыли ученые монахи Епифаний Славинецкий, Арсений Сатановский и Дамаскин Птицкии. Они посмотрели русские книги, «ужасошася», и засели за благое дело - исправление книг, смущающих людей православных, вводящих их в искушение и грех.

Тогда же в Москве сложился кружок «ревнителей древлего благочестия». Они тоже кручинились по поводу неисправностей книг и обрядов, а также разгульной жизни части монашеской братии. Возмущали их и сохранившиеся от древности языческие суеверия.

Кружок «ревнителей» возглавил Стефан Вонифатьев - духовник царя Алексея Михайловича, протопоп Благовещенского собора в Кремле. В кружок входили окольничий Федор Михайлович Ртищев - царский любимец, человек ласковый, тихий, умный и просвещенный, Никон - архимандрит столичного Новоспасского монастыря, Иван Неронов - протопоп Казанского собора, земляк Никона, дьякон Благовещенского собора Федор, а также провинциальные пастыри, протопопы Аввакум из Юрьевца-Поволжского, Даниил из Костромы, Логгин из Мурома и прочие.

Все они были людьми незаурядными, энергичными; Никон, Неронов, Аввакум являлись прирожденными ораторами, послушать их проповеди стекались не только толпы простых прихожан, но и знатные люди, бояре, приходил даже сам царь. Большинство «ревнителей» считали, что богослужебные книги и обряды надо исправлять по старым русским рукописям и решениям Стоглавого собора. Только Вонифатьев и Ртищев соглашались привлечь греческие рукописи.

Однако при изучении русских рукописных книг выяснилось, что в них нет одинаковых текстов, немало описок, ошибок, исправлений, малопонятных слов, терминов. Власти решили обратиться к греческим оригиналам и ученым-монахам.

Никон и Аввакум

Всю работу возглавил Никон, в свое время крестьянин, потом священник Нижегородского уезда, монах Соловецкого монастыря, игумен Кожеозерского монастыря в Поморье. Фанатичная вера, большой ум, решительный характер, слова оратора, проповедника, впадавшего в состояние экстаза, вдохновения, к тому же чудотворца, провидца и целителя сделали его имя известным, и не только в церковных кругах. На него обратил внимание Алексей Михайлович.

В 1646 г.Никон приехал в Москву. Состоялась его встреча с царем, после чего началось быстрое возвышение: он стал архимандритом Новоспасского монастыря, затем митрополитом Новгорода Великого, в 1652 г., после смерти Иосифа,- патриархом московским и всея Руси.

Алексей Михайлович, возложивший надежды на сильного духом и телом Никона, поручил ему проведение реформы в церкви, которая, как он не без оснований полагал, не всем придется по нраву. Никон быстро забыл своих друзей из кружка «ревнителей», их, и свое в том числе, недоверие к ученым-грекам и киевлянам и перешел на грекофильские позиции. Новый патриарх в 1653 г.разослал память по всем церквам: отныне земные поклоны заменить поясными, а двоеперстие - троеперстием.

Тем временем ученые-богословы заново перевели с греческого богослужебные книги. От старых книг они отличались немногими уточнениями, исправлениями. Например, вместо «певцы» в новых стояло слово «песнопевцы», «вечного» - «бесконечного», «молюся» - «прошу» и т.д. Ничего существенного новые книги, которые по повелению Никона отпечатали и рассылали по церквам, не вносили, основы православия, догматы религии остались неприкосновенными. Вводились только уточнения, единообразие.

Проведение реформы началось, и Никон вложил в это свои недюжинные способности, железную волю, фанатизм, нетерпимость к инакомыслящим. Но он столкнулся с противником, равным себе. Против него выступили бывшие соратники и друзья по кружку «ревнителей древлего благочестия». Возглавил их протопоп Аввакум, во всем похожий на Никона, - человек страстный и горячий, фанатичный и нетерпимый.

«Ревнители» писали царю, но тот не откликался. Но они не прекратили свои проповеди и призывы сохранить «древлее благочестие» и даже усилили их, стали обращаться к широким слоям верующих столицы, а потом и других городов, уездов. Аввакум яростно спорил с Никоном, обличал во весь голос его сторонников: «А что, государь-царь, как бы ты мне дал волю, я бы их, что Илия пророк, всех перепластал во един день. Перво бы Никона - того собаку разсекли бы начетверо, а потом бы никониян тех».

Но власть-то была у Никона. Да какая! Необъятная! Не довольствуясь положением духовного владыки, он вмешивался в мирские дела: во время отлучек царя возглавлял все правительственные дела, повелевал боярами, оскорблял их. Как и Филарета, его именовали «великим государем».

Своих оппонентов - Аввакума, Неронова и прочих Никон отправил в ссылку или отдал «под начал» в монастыри. Весной 1654 г.созвали церковный собор, и он одобрил принятые патриархом нововведения.

Затем последовали другие перемены: слово «аллилуйя» стали произносить не дважды, а трижды; двигаться вокруг аналоя стали не по солнцу («посолонь»), а против солнца. Внесли изменения в церковную и монашескую одежду. В 1656 г.на очередном соборе всех сторонников старых русских обрядов отлучили от церкви.

Споры «ревнителей древлего благочестия» и никониан касались обрядовой, внешней стороны церковной жизни, не затрагивая сути православия. Но фанатизм спорящих, их неуступчивость делали свое дело. С обеих сторон сыпались обвинения и проклятия, брань и угрозы.

Сторону «ревнителей» приняли некоторые знатные и богатые бояре, церковные иерархи, крестьяне и посадские люди. В Москве происходили выступления противников реформ Никона. Одно время «ревнители» надеялись, что их поддержит Алексей Михайлович. Тот поначалу стоял в стороне от церковной реформы, но сочувствовал ей, поддерживал патриарха. Вскоре Аввакум в нем разочаровался, перестал считать «благочестивейшим и православнейшим» царем.

Падение Никона. Преследование раскольников

Через некоторое время непомерные гордость и властолюбие Никона столкнули его не только со светскими и духовными вельможами, которыми он помыкал, но и с царем.