Социально-экономическое развитие

К концу XVI в. территория России увеличилась почти вдвое по сравнению с серединой века. В нее вошли земли Казанского, Астраханского и Сибирского ханств, Башкирия. Шло освоение плодородных земель на южной окраине страны - Диком поле. Были предприняты попытки выхода к Балтийскому морю.

Население России в конце XVI в. насчитывало 9 млн. человек. Однако его плотность даже в наиболее населенных землях России составляла лишь 1–5 человек на 1 кв. км. В Европе в то же время плотность населения достигала 10–30 жителей на 1 кв. км. Усиливался многонациональный состав населения страны.

Экономика страны носила традиционный характер, основанный на господстве натурального хозяйства.

Боярская вотчина оставалась господствующей формой землевладения. Наиболее крупными вотчинами были вотчины великого князя (царя), митрополита (с 1589 г. патриарха) и монастырей. Бывшие местные князья стали вассалами Государя всея Руси. Их владения превращаются в обычные вотчины («обояривание князей»).

В XVI в. в структуре феодальной собственности на землю произошли важные изменения - заметно возросла доля поместного землевладения. Своеобразной чертой экономического развития средневековой России было территориальное разделение двух форм феодального землевладения, а именно: устойчивое поместно-вотчинное землевладение светских и церковных феодалов в центральных, давно обжитых районах и общинное крестьянское землевладение на малонаселенных окраинах.

Общая тенденция социально-экономического развития страны в XVI в. - укрепление феодально-крепостнических порядков. Экономической основой крепостничества была феодальная собственность на землю в трех ее видах: поместная, вотчинная и государственная. По своему социальному положению крестьяне делились на три группы:

- владельческие крестьяне, которые принадлежали феодалам;

- дворцовые крестьяне, которые находились во владении дворцового ведомства московских великих князей;

- черносошные (позже государственные) крестьяне, которые жили волостными общинами на землях, не принадлежащих какому-либо владельцу, но были обязаны выполнять определенные повинности в пользу государства.

Во второй половине XVI в. происходит значительное сокращение черносошного крестьянства в центре и на северо-западе страны. Значительное их количество осталось лишь на окраинах (север страны, Карелия, Поволжье, Сибирь).

В особом положении находилось население, жившее на осваиваемых землях Дикого поля (на реках Днепр, Дон, Средняя и Нижняя Волга, Яик). Во второй половине XVI в. на южных окраинах России значительную роль стало играть казачество (от тюркского слова «удалец», «вольный человек»). Крестьяне бежали на свободные земли Дикого поля. Там они объединялись в своеобразные военизированные общины; все важнейшие дела решались на казацком кругу. С XVI в. правительство использовало казаков для несения пограничной службы, снабжало их порохом, провиантом, выплачивало им жалование. Такое казачество в отличие от «вольного» получило название «служилого».

К концу XVI в. в России насчитывалось примерно 220 городов. Крупнейшим городом была Москва, население которой составляло около 100 тыс. человек (в Париже и Неаполе в конце XVI в. проживало 200 тыс. человек, в Лондоне, Венеции, Амстердаме, Риме - 100 тыс.). Остальные города России, как правило, имели по 3–8 тыс. человек. В Европе же средний по размеру город XVI в. насчитывал 20–30 тыс. жителей.

В XVI в. в городах развивались ремесла и торговля. В Москве появились первые казенные предприятия - Оружейная палата, Пушечный двор, Суконный двор. По всей стране велось крупное по тем временам комплексное строительство.

По мере расширения торговли из различных слоев общества формировалась богатая прослойка купечества. В Москве были созданы привилегированные купеческие объединения - гости, гостиная и суконная сотни. В правовом отношении они в значительной степени были уравнены с феодальными землевладельцами. За это купечество должно было нести государеву службу, способствуя обеспечению государства доходами.

Крупнейшими купцами XVI в. были Строгановы. Выходцы из поморских крестьян, они начали свою деятельность в XV в. и стали основателями торгово-промышленной династии, которая продолжала свою деятельность до 1917 г. Купцы и промышленники Строгановы оказывали поддержку Ивану Грозному, снабжали его товарами и были его банкирами. Сам же Иван Грозный благосклонно относился к Строгановым, поощрял их деятельность, награждал их грамотами на право владения землями, лесами и другими угодьями на Урале и в других частях России.

В целом анализ социально-экономического развития России в XVI в. показывает, что в стране в это время происходит процесс укрепления традиционной феодальной экономики. Рост мелкотоварного производства в городах и торговли не привели к созданию базы для буржуазного развития.

Внутренняя политика и реформы Ивана Грозного

После смерти в 1533 г. Василия III на великокняжеский престол вступил его трехлетний сын Иван IV. Фактически государством управляла его мать Елена, дочь князя Глинского - выходца из Литвы. При Елене Глинской (1533–1538) был проведен ряд реформ и мероприятий, способствовавших централизации и безопасности государства:

- денежная реформа, установившая единую монетную систему в стране;

- введение единых для всей страны мер длины и объема;

- строительство новых и реорганизация старых крепостей, в том числе Китайгородской стены вокруг московского посада;

- укрепление армии, новые поместные раздачи детям боярским;

- ограничение феодальных иммунитетов (прав вотчинников собирать подати и использовать их на свои нужды);

- предоставление льгот и земель православным переселенцам из Литвы, расселение их по новым городам.

И в годы правления Елены, и после ее смерти (есть предположение, что она была отравлена) не прекращалась борьба за власть между боярскими группировками Бельских, Шуйских, Глинских.

Боярское правление привело к ослаблению центральной власти, а произвол вотчинников вызвал широкое недовольство и открытые выступления в ряде русских городов. Конец 40-х гг. «ознаменовался взрывами народного недовольства (В.Б. Кобрин). Несоответствие между старыми порядками и новыми условиями к тому времени «стало очевидно для всех» (Р.Г. Скрынников).

В 1547 г. Иван IV (родился в 1530 г.) достиг совершеннолетия и венчался на царство, официально приняв титул царя и великого князя «всея Руси». В старой России наиболее сильный независимый правитель назывался «царь». Такой титул русские впервые применили к византийскому императору, а затем к монгольскому хану.

Московский правитель мог претендовать на титул царя по двум причинам. Во-первых, он формально объявил о своей независимости перед своим прежним сюзереном - монгольским царем. Во-вторых, Византийская империя была разрушена турками, и, таким образом, греческий православный мир жил без царя. И к тому же согласно византийской теории «гармонии» церкви и государства христианское общество нуждалось в двух главах - царе и патриархе. Таким образом, великий князь Московский как единственный независимый православный правитель не только имел право, но и был обязан принять титул царя, если он не хотел оставить православное общество без защитника. Иван III и Василий III употребляли этот титул от случая к случаю. Иван IV Грозный был официально коронован царем в 1547 г. Четырнадцатью годами позже Константинопольский патриарх признал титул Ивана и послал ему свое благословение.

Правление Ивана IV продолжалось почти полвека (1533–1584) и было отмечено многими важными событиями. Царь был натурой противоречивой. По мнению Г.В. Вернадского, наделенный большими интеллектуальными способностями, правитель с широким кругозором, он в то же время был вспыльчив, жесток, да и к тому же страдал манией преследования, которая особо развилась в последние двадцать лет его жизни.

Правление Ивана Грозного в исторических исследованиях делят на два периода:

1) конец 40-х – 50-е гг. - крупные внутри- и внешнеполитические успехи, период реформ;

2) 1560–1584 гг. - период опричнины и ее последствий.

Окружением царя - так называемым правительством Избранной рады (1549–1560) - были проведены многочисленные реформы центрального и местного управления. Люди, входившие в Избранную раду, пользовались не только поддержкой, но и симпатией Ивана IV - Алексей Адашев, духовник царя Сильвестр, дьяк Посольского приказа Иван Висковатый, отец и брат Алексея Адашева Федор и Данило Адашевы, родственники жены царя Анастасии бояре Захарьины, друг детства Андрей Курбский, митрополит всея Руси Макарий.

В 1549 г. в Москве впервые был созван Земский собор - совещательный орган при царе, куда входили члены Боярской думы, высшее духовенство, представители служилых людей (впоследствии в Земских соборах участвовали и горожане). На соборе была обсуждена программа преобразований.

Общая тенденция к централизации страны вызвала необходимость издания нового свода законов - Судебника 1550 г. Он упорядочил и дополнил прежний, ограничил права наместников и волостителей. В Судебнике подтверждалось право перехода крестьян в Юрьев день и была увеличена плата за «пожилое». Феодал теперь отвечал за преступления крестьян, что усиливало их личную зависимость от господина. Впервые было введено наказание за взяточничество государственных служащих.

В 1551 г. был созван церковный собор. Ответы собора на сто царских вопросов составили Стоглав - кодекс правовых норм внутренней жизни русского духовенства и его взаимоотношений с обществом и государством.

Кто же был составителем царских вопросов? Одни авторы (пособие под редакцией И.Я. Фроянова) называют Сильвестра, другие (А.В. Карташев) указывают на митрополита Макария при участии протопопа Сильвестра и игумена Троице-Сергиева монастыря Артемия (вскоре был осужден церковным судом и сослан на Соловки как еретик). По мнению А.В. Карташева, «…собор 1551 г. действительно достиг своей универсальной цели: он подверг пересмотру все стороны русской церковной жизни, чтобы очистить ее по возможности от всех ее недостатков».

1) «Стоглав» утвердил ранее принятые решения по канонизации местных угодников и признанию их всероссийскими святыми;

2) запретил новаторство в иконописи;

3) унифицировал порядок исполнения церковных обрядов;

4) наметил открытие в Москве и других городах специальных школ для подготовки священников;

5) осудил пороки в светской и церковной жизни;

6) запретил приглашать на свадьбы скоморохов;

7) монастырям запрещалось ссужать деньги в «рост» и выпрашивать у царя без нужды новые угодья и льготные грамоты;

8) также монастырям запрещалось покупать вотчинные владения «без доклада» царю, у них отнимались земли, принятые у бояр в малолетство Ивана (с 1533 г.).

Еще при Елене Глинской была начата денежная реформа, по которой московский рубль стал основной денежной единицей страны. Право сбора торговых пошлин при Иване IV переходило в руки государства. Население страны было обязано нести тягло - комплекс натуральных и денежных повинностей. В середине XVI в. была установлена единая для всего государства единица взимания налогов - большая соха. В зависимости от плодородия почвы, а также социального положения владельца земли соха составляла 400–600 десятин земли.

Серьезные изменения коснулись и центрального государственного управления. Вместо двух прежних учреждений - Государева дворца и Казны, обладавших различными, переплетавшимися функциями управления, была создана целая система специализированных приказов. Еще до реформ середины XVI в. отдельные отрасли государственного управления, а также управления отдельными территориями стали поручаться («приказываться», как тогда говорили) боярам. Так появились первые приказы - учреждения, ведавшие отраслями государственного управления или отдельными регионами страны. В середине XVI в. существовало уже два десятка приказов. Военными делами руководил Разрядный приказ (ведал поместным войском), Пушкарский (артиллерией), Стрелецкий (стрельцами), Оружейная палата (Арсенал), иностранными делами управлял Посольский приказ, финансами - приказ Большой приход, государственными землями, раздаваемыми дворянам, - Поместный приказ, холопами - Холопский приказ. Были приказы, ведавшие определенными территориями, например приказ Сибирского дворца управлял Сибирью, приказ Казанского дворца - присоединенным Казанским ханством.

Во главе приказа стоял боярин или дьяк - крупный государственный чиновник. Приказы ведали управлением, сбором налогов и судом. С усложнением задач государственного управления росло число приказов. Ко времени петровских преобразований в начале XVIII в. их было около 50. Оформление приказной системы позволило централизовать управление страной.

Большого внимания заслуживают реформы местного управления (попытки ее осуществления предпринимались начиная с 30-х гг. XVI в.), а также военная, проводившиеся одновременно и в тесном переплетении друг с другом. «Самые крупные законодательные меры, - отмечал В.О. Ключевский, - были прямо связаны с этой двойной реформой, земскою и военной».

Поначалу Избранная рада не собиралась радикально менять сложившийся порядок местного управления. Судебник Ивана IV всего лишь уточнил права и обязанности кормленщиков (наместников - в уездах и волостителей - в волостях, которым в их личное распоряжение поступали все средства, собранные сверх необходимых податей в казну, т.е. они «кормились» за счет управления землями).

В 1556 г. кормления были отменены. На местах управление (сыск и суд по особо важным государственным делам) было передано в руки губных старост (губа - округ), избиравшихся из местных дворян, земских старост - из числа зажиточных слоев черносотенного населения там, где не было дворянского землевладения, городовых приказчиков, или «излюбленных голов», - в городах.

Перед центральным правительством приходилось отвечать не только старостам, но и самим мирам, которые наделялись отныне новой ответственностью - мирской порукой за своих выборных управителей (старост и судей). Заменив служилых кормленщиков «мирскими органами правительства», избранная рада пошла по пути усиления государственной централизации.

Важное значение имели военные реформы.

- Ядро армии составляло дворянское ополчение. Под Москвой была посажена на землю «избранная тысяча» - 1070 провинциальных дворян, которые, по замыслу царя, должны были стать его опорой.

- Впервые было составлено Уложение о службе.

- Вотчинник или помещик мог начинать службу с 15 лет и передавать ее по наследству.

- Со 150 десятин земли и боярин, и дворянин должны были выставлять одного воина и являться на смотры «конно, людно и оружино».

- В 1550 г. вместо отряда пищальников (появившихся в начале XVI в.) создается постоянное стрелецкое войско (на первых порах стрельцов набрали три тысячи человек).

- В армию стали привлекать иностранцев (число которых было незначительно).

- Для несения пограничной службы привлекалось казачество.

Бояре и дворяне, составлявшие ополчение, назывались «служилыми людьми по отечеству», т.е. по происхождению. Другую группу составляли «служилые люди по прибору» (т.е. по набору). Кроме стрельцов, туда входили пушкари (артиллеристы), городская стража, близки к ним были казаки. Тыловые работы (обоз, строительство сооружений) выполняла «посоха» - ополчение из числа черносошных монастырских крестьян и посадских людей.

На время военных походов ограничивалось местничество. В середине XVI в. был составлен официальный справочник - «Государев родословец», упорядочивший местнические споры.

Реформы 50-х гг. XVI в. способствовали укреплению Российского централизованного многонационального государства. Они усилили власть царя, привели к реорганизации местного и центрального управления, укрепили военную мощь страны.

Опричнина (1565–1572)

3 декабря 1564 г. Иван IV с семьей и приближенными внезапно выехал из Москвы. Поселившись в Александровской слободе (около 65 верст от Москвы), примерно через месяц царь прислал в столицу с гонцом две грамоты. В первой он обвинял церковных иерархов и всех феодалов в измене, а во второй, адресованной посадскому населению Москвы, писал о том, что на него царский гнев не распространяется.

Московский посол вынудил делегацию московских бояр просить царя вернуться на трон. Царь согласился, оговорив себе право казнить и миловать по своему усмотрению. Иван IV поделил все государство на две части: опричнину (от слова «опричь» - кроме), выделяемую ему лично в особый удел, и земщину.

В опричнину царь включил наиболее экономически развитые районы страны: торговые города вдоль судоходных речных путей, основные центры солеварения и стратегически важные форпосты на западных и юго-западных границах. На этих землях поселялись дворяне, вошедшие в особое опричное войско, а бывшие владельцы имений выселялись в земщину.

В опричнине складывались свои, параллельные земским, центральные органы управления: дума и приказы. Земщиной руководило правительство во главе с И.М. Висковатым.

Члены «царева войска» носили монашескую черную одежду, а к седлам приторачивали собольи головы и метлы как знаки преданности царю и готовности вымести любую измену в государстве. Фактически опричное войско представляло собой карательный механизм, сочетавший в себе внешние атрибуты монашеского ордена и обычаи бандитской шайки. На содержание опричников (количество их первоначально составляло 1000 человек, позже возросло в 5–6 раз) Иван Грозный потребовал огромной суммы в 100 тыс. рублей.

Во главе опричнины оказались родственники покойной царицы Анастасии В.М. Юрьев, А.Д. Басманов и брат второй жены царя Ивана (брак заключен в 1561 г.) кабардинской княжны Марии Темрюковны князь М.Т. Черкасский. Среди опричников выделялись князь А.И. Вяземский, боярин Василий Грязной и незнатный дворянин Г.Л. Скуратов-Бельский (Малюта Скуратов), ведавший казнями и пытками.

Причины введения опричнины. Переход к опричнине был обусловлен объективными противоречиями и личными мотивами Ивана IV.

Объективные противоречия (политические и социальные) внутреннего устройства Московского государства:

- отношения монарха и боярской аристократии оставались неупорядоченными и неурегулированными;

- активная военная политика и необходимость в постоянном увеличении численности войска заставляли государство систематически подчинять интересы производителей (крестьян, ремесленников и торговых людей) интересам служилого класса.

«Оба противоречия в своем развитии во второй половине XVI в. создавали государственный кризис» (С.Ф. Платонов).

Личные мотивы царя Ивана IV:

- в 1554 г. ему стало известно о боярских симпатиях к удельному князю Владимиру Андреевичу Старицкому, проявившихся во время его тяжелой болезни в 1553 г. Именно тогда у него впервые зародилось недоверие к Адашеву и Сильвестру;

- в 1557–1558 гг. царь столкнулся с боярской оппозицией курсу на развязывание Ливонской войны. Не нашел он поддержки в этом вопросе и у Избранной рады;

- в 1560 г. Иван IV остро переживал кончину любимой жены Анастасии Романовны. Тогда же произошел его окончательный разрыв с Сильвестром и Адашевым. Заподозренные в неверности, ближайшие советники царя были удалены от двора, а затем направлены в ссылку. Вскоре начались преследования и казни бояр, заподозренных в измене (отъезды в Литву);

- настоящий шквал эмоций вызвал у царя побег воеводы князя Андрея Курбского в Литву (в 1564 г.). После этого гонения на бояр были ужесточены.

По мнению Р.Г. Скрынникова, опричнина, представляя собой систему внутриполитических мер преимущественно репрессивного характера, «не была чем-то единым на протяжении семи лет». М.М. Шумилов выделяет следующие ее проявления:

1) в самом начале опричного правления (в 1565 г.) в казанскую ссылку было отправлено около 100 из 282 княжат с одновременной конфискацией их родовых вотчин;

2) затем наступил черед бояр и земских дворян (только по «делу» боярина И.П. Федорова в 1568 г. было казнено около 500 человек);

3) в 1569 г. была уничтожена вся семья Старицких;

4) в самом конце 1569 г. Малютой Скуратовым был задушен Филипп Колычев, лишенный митрополичьего сана за публичное осуждение опричнины и царского произвола;

5) в начале 1570 г. Иван Грозный учинил Новгородский погром (число его жертв по некоторым подсчетам достигло 10–15 тыс. человек);

6) вслед за этим страшные расправы ожидали Москву, где летом 1570 г. были казнены десятки незнатных чиновников земских приказов (дьяков и подьячих) и лиц других званий, в том числе думный дьяк И.М. Висковатый, более 20 лет руководивший внешней политикой России;

7) замыкали кровавый список непосредственные создатели опричнины - отец и сын Басмановы, князь Афанасий Вяземский, Михаил Черкасский.

Большинство историков полагает, что осенью 1572 г. царь отменил опричнину. Однако казни «заговорщиков» не прекратились. В 1575 г. Иван IV попытался вернуться к опричниным порядкам. Он вновь закрепил за собой «удел», предоставив право формально управлять страной крещеному татарскому хану Симеону Бекбулатовичу, титуловавшемуся «великим князем всея Руси». Княжение Симеона продолжалось менее года, затем Иван IV вновь вернулся на трон. Массовый террор прекратился. Однако, поскольку беззакония, «переборы людишек» продолжались до самой смерти Ивана Грозного (даже в 1582 г. был убит царевич Иван - сын Ивана IV), некоторые ученые (С.М. Соловьев, С.Ф. Платонов и др.) рассматривали опричнину в хронологических рамках 1565–1584 гг.

Рассматривая итоги опричного правления, важно понять его влияние на все стороны общественной жизни: политическую, социальную, экономическую и духовную.

Во-первых, за годы опричнины страна значительно продвинулась вперед по пути централизации : ослабло влияние титулованного московского боярства; со смертью Владимира Старицкого исчезло последнее удельное княжество; с низложением митрополита Филиппа Колычева нарушались прежние отношения государства и церкви; с разгромом Новгорода окончательно подрывалась общественная самодеятельность «третьего сословия».

Во-вторых, опричнина наряду с Ливонской войной вызвала экономический кризис в стране. Села центра и северо-запада, где побывали «опричные экспедиции», обезлюдели. Многие крестьяне либо были убиты, либо бежали в Литву, на Дон или новые восточные земли, либо их вывезли в свои поместья опричники. Большинство владельцев вотчин и поместий было разорено. По кадастровым земельным книгам, на Псковщине и Новгородчине 90% сельскохозяйственных земель не возделывалось. В Московском уезде, по писцовым книгам, обрабатывалось лишь 15% пашни.

В-третьих, следствием сокращения посевных площадей стал голод. По свидетельству современника, люди убивали друг друга за кусок хлеба. Общие потери населения от террора, чумы и голода составили 500 тыс. человек (население России в целом составляло 7–9 млн жителей).

В-четвертых, опричнина, разорив крестьян и стимулировав их бегство, послужила одной из причин принятия первых закрепостительных актов. В 1581 г. был издан указ «о заповедных летах», в которых запрещались переходы крестьян. Помещики, потеряв часть людей, пытались получить большой оброк с оставшихся.

В-пятых, были подорваны резервы России в целом. Еще в 1565 г. Иван Грозный взял с земщины себе «на подъем» 100 тыс. рублей. По тем временам на эти деньги можно было купить 5 млн пудов ржи или 100 тыс. рабочих лошадей.

Оценка опричнины в отечественной исторической науке

В исторической науке ведутся многолетние споры о смысле и цели опричнины.

Начиная с Андрея Курбского, написавшего после своего бегства в Литву «Историю о великом князе Московском» (1573), и авторов «Хронографа» (начало XVII в.) многие русские историки - Н.М. Карамзин, В.О. Ключевский и др. - придерживались концепции «двух Иванов»: «доброго, нарочитого» правителя в 40–50-е гг. XVI в. и злобного тирана в 60–80-е гг. (этот взгляд не противоречит событиям). Опричнина трактовалась как прихоть полубезумного деспота, лишенная (или почти лишенная) государственного смысла.

В середине XIX в. в русской историографии ведущим направлением стала так называемая государственная школа. Ее представители, и прежде всего основоположник «государственников» С.М. Соловьев, рассматривали исторический процесс с точки зрения становления государственности. Все, что способствовало упрочению государства, признавалось положительным, так как в государственной власти Соловьев и его последователи видели движущую силу истории.

Деятельность Грозного, по мысли Соловьева, сводилась к замене старых «родовых, семейных начал» новыми, «государственными», и Иван IV в этом преуспел. Однако Соловьев осуждал жестокость Ивана Грозного. «Не произнесет историк, - писал он, - слово оправдания такому человеку».

Последователи Соловьева отбрасывали моральные оценки личностей XVI в. как «ненаучные» и «неисторические» и оправдывали опричные репрессии как необходимые, по их мнению, для становления великого государства. Так, по мнению К.Д. Кавелина, «опричнина - учреждение, оклеветанное современниками и непонятное потомству», имела государственный смысл.

Выдающийся историк конца XIX – начала ХХ в. С.Ф. Платонов считал, что содержанием царствования Ивана IV являлась борьба царя и дворянства с главным тормозом на пути централизации - боярством. Реформ 50-х гг. XVI в. было недостаточно, и потребовалось организованное в масштабах страны насилие - опричнина.

Этот взгляд развивали все отечественные историки 20–50-х гг. ХХ в. - М.Н. Покровский, И.И. Смирнов, С.В. Бахрушин, а в последующие годы - В.К. Корецкий, Р.Г. Скрынников и др.

Крупные бояре-вотчинники рассматривались как сторонники «удельной системы», т.е. раздробленности. Царь, опиравшийся на мелких и средних феодалов-помещиков - боярских детей и дворян, олицетворял централизаторские тенденции. Опричнина была тем шагом, который ослаблял экономические и политические позиции боярства, укрепляя положение мелких и средних служилых людей, царскую власть и в итоге завершил централизацию России.

В 30–50-е гг. данная теория оставалась господствующей, так как импонировала лично Сталину. Подчеркивая прогрессивный характер опричнины, фигуры Ивана Грозного, Сталин тем самым не только оправдывал свой собственный террор, но и определенным образом внедрял в массовое сознание культ мудрого, но строгого вождя, беспощадно сметающего на своем «правильном» пути многочисленных и коварных изменников.

Ученый Г.Н. Бибиков, изучая проблему опричнины, выяснил, что в опричнину вошли не боярские вотчинные земли, что было бы логично предположить, а уезды, заселенные преимущественно рядовыми служилыми людьми.

Исследования С.Б. Веселовского, А.А. Зимина, В.Б. Кобрина и других историков показали, что опричнина не изменила структуру феодального землевладения в России. Более того, А.А. Зимин в книге «Опричнина Ивана Грозного» опроверг тезисы о том, что опричный террор был направлен против бояр - противников централизации страны, и о прогрессивности опричнины.

С.М. Каштанов подчеркнул роль опричнины в утверждении крепостного права.

В 70–80-е гг. В.Б. Кобрин в ряде работ доказал, что боярство не являлось аристократической оппозицией централизаторским силам. В отличие от западноевропейских графов, герцогов и прочих крупных феодалов русские бояре не имели замков и компактно расположенных в одной местности владений. Принадлежавшие им деревни были разбросаны по 5–6 уездам, и возврат к удельному сепаратизму серьезно угрожал бы хозяйственным интересам бояр.

Кобрин также заметил, что все централизаторские реформы XV–XVI вв. совершались по «приговору Боярской думы», т.е. были разработаны монархом в союзе с верхами боярства. Следовательно, и политически боярство было заинтересовано в централизации.

И наконец, вопрос о направленности опричного террора. В XVI в. помещиками и вотчинниками являлись как бояре, так и дети боярские и дворяне. Изучив земельные владения опричнины и земщины, Кобрин пришел к выводу, что они мало чем различались. Причем массовых выселений бояр, даже объявленных в указах Ивана IV, не осуществлялось. Во главе опричнины, в частности опричнины Боярской думы, стояли также бояре. По подсчетам историка С.Б. Веселовского, на одного казненного боярина приходилось 3–4 казненных родовых дворянина, а на одного «служилого по отечеству» - с десяток простолюдинов. В конечном счете опричнина выродилась в бессмысленную войну Ивана Грозного со своим народом.

По мнению Т.В. Черниковой, современные психиатры видят в Иване Грозном психически больного человека, параноика, страдающего манией преследования. Но только почему-то во всей Европе во времена становления единых государств на престолах сидели мнительные тираны - Эрик XIV (Швеция), Людовик XI (Франция), Филипп II (Испания), Генрих VIII (Англия). Они, конечно, не отправили в могилу столько людей, сколько Иван Грозный, но в изощренности пыток и казней ему не уступали. Людовик XI, к примеру, расставлял в окрестностях своих резиденций капканы на крупного зверя, в которые попадались исключительно люди. Его вельможи кончали жизнь в оправленных железом деревянных клетках, где можно было сидеть лишь на корточках, причем заботливые тюремщики по указу короля усиленно кормили жертвы, гадая, заполнит ли их скрюченное тело все пространство клетки.

В новейшей историографии превалируют негативные оценки личности и политики Ивана Грозного для развития России, ее политических судеб. Однако исследователь В.Ф. Патракова отмечает, что в контексте общероссийского развития деспотизм Ивана IV мало чем отличался от деспотизма европейских дворов, а количество жертв опричного террора было на порядок меньше жертв религиозных преследований в Европе XVI в.

В целом опричнину можно рассматривать как форсированную централизацию (но в таких формах, которые нельзя признать прогрессивными), предпринятую без достаточных экономических и социальных предпосылок, а потому вылившуюся в массовый террор. Это не была антибоярская политика. Скорее, это был конфликт внутри всего господствующего сословия, спровоцированный Иваном IV с целью укрепления своей власти (разделил сословие на две части и натравил их друг на друга).

Внешняя политика

Основные задачи внешней политики России в XVI в.: на западе - борьба за выход к Балтийскому морю, на юго-востоке и востоке - борьба с Казанским и Астраханским ханствами и начало освоения Сибири, на юге - защита страны от набегов крымского хана.

Татарские ханы совершали грабительские набеги на русские земли. На территориях Казанского и Астраханского ханств в неволе были тысячи русских людей, захваченных во время набегов. Жестоко эксплуатировалось местное население - чуваши, марийцы, удмурты, мордва, татары. По территориям ханств пролегал Волжский путь, но Волга не могла использоваться русскими людьми на всем своем протяжении. Привлекали русских помещиков и плодородные малозаселенные земли этих краев.

Сначала Иван Грозный предпринял дипломатические шаги, направленные на подчинение Казанского ханства, но они не принесли удачи. В 1552 г. 100-тысячное войско российского царя осадило Казань. Оно было лучше вооружено, чем татарское. Артиллерия Ивана IV имела 150 крупных пушек. Использовав подкоп и бочки с порохом, русские взорвали стены Казани. Казанское ханство признало себя побежденным. Народы Среднего Поволжья вошли в состав Российского государства. В 1556 г. Иван Грозный завоевал Астраханское ханство. С этого периода все Поволжье являлось территорией России. Свободный Волжский торговый путь значительно улучшил условия торговли с Востоком.

В середине XVI в. в состав России вошли Башкирия, Чувашия, Кабарда. Присоединение Казанского и Астраханского ханств открывало новые перспективы, становился возможным доступ к бассейнам великих сибирских рек. Сибирский хан Едигер еще в 1556 г. признал вассальную зависимость от Москвы, но сменивший его хан Кучум отказался признать власть Москвы (угнетал местных жителей, убил русского посла).

Купцы Строгановы, имевшие от царя грамоту с пожалованием земель к востоку от Урала, по разрешению Москвы наняли большой отряд казаков для борьбы с ханом Кучумом. Предводителем отряда стал казацкий атаман Ермак. В 1581 г. отряд Ермака нанес войскам Кучума поражение, а через год занял столицу Сибирского ханства Кашлык.

Армия Кучума, состоявшая из татар, остяков и вогулов, разбежалась. Хан ушел в степь. Окрестное население признало власть Ермака, принеся ему дань. Но местные князья не порвали окончательно отношения с Кучумом. Нередко происходили столкновения с населением. Войско Ермака поредело. Мало что изменило прибытие в конце 1584 г. 500 казаков Ивана Глухова и отряда князя Семена Болховского.

В августе 1585 г. Ермак, ночевавший в одном из острогов на Иртыше, был окружен. Казаки не выставили охрану. От них сбежал пленный татарин, который и привел неприятеля. Татары напали на спящих, началась резня. Ермак пытался доплыть до противоположного берега Иртыша, но тяжелая кольчуга - подарок царя - утащила его на дно.

Окончательно Кучум был разбит в 1598 г., и Западная Сибирь была присоединена к Российскому государству (ее столицей стал Тобольск). На присоединенных территориях утвердились общероссийские законы. Началось освоение Сибири русскими промышленниками, крестьянами и ремесленниками.

Внешнеполитические действия России на Западе - борьба за выход к Балтийскому морю, за прибалтийские земли, захваченные Ливонским орденом. Многие прибалтийские земли издавна принадлежали Новгородской Руси. Берега реки Невы и Финского залива входили раньше в состав земель Великого Новгорода. В 1558 г . русские войска двинулись на Запад, началась Ливонская война, продолжавшаяся до 1583 г . Правители Ливонского ордена препятствовали связям Российского государства с западноевропейскими странами.

Этапы Ливонской войны:

1) 1558–1561 гг. - русские войска завершили разгром Ливонского ордена, взяли Нарву, Тарту (Дерпт), подошли к Таллину (Ревелю) и Риге;

2) 1561–1578 гг. - война с Ливонией превратилась для России в войну против Польши, Литвы, Швеции, Дании. Военные действия приобрели затяжной характер. Российские войска вели борьбу с переменным успехом, заняв летом 1577 г. ряд прибалтийских крепостей. Однако положение было осложнено:

- ослаблением хозяйства страны в результате разорения опричниками;

- изменением отношения к русским войскам местного населения в результате военных набегов;

- переходом на сторону врага князя Курбского, одного из самых видных русских военачальников, знавших к тому же военные планы Ивана Грозного;

- опустошительными набегами на русские земли крымских татар;

3) 1578–1583 гг. - оборонительные действия России. В 1569 г. произошло объединение Польши и Литвы в единое государство - Речь Посполитую. Избранный на престол Стефан Баторий перешел в наступление; с 1579 г. русские войска вели оборонительные бои. В 1579 г. был взят Полоцк, в 1581 г. - Великие Луки, поляки осадили Псков. Началась героическая оборона Пскова (возглавлял ее воевода И.П. Шуйский), продолжавшаяся пять месяцев. Мужество защитников города побудило Стефана Батория отказаться от дальнейшей осады.

Ливонская война завершилась подписанием невыгодных для России Ям-Запольского (с Польшей) и Плюсского (со Швецией) перемирий. Русским пришлось отказаться от завоеванных земель и городов. Земли Прибалтики были захвачены Польшей и Швецией. Война истощила силы России. Главная задача - завоевание выхода к Балтийскому морю - решена не была.

Оценивая внешнюю политику России в XVI в. - завоевание Казанского (1552) и Астраханского (1556) ханств, Ливонскую войну (1558–1583), начало колонизации Сибири, создание оборонительной черты Московского государства, защищавшей от разорительных набегов, главным образом со стороны Крымского ханства, важно иметь в виду, что наибольших внешнеполитических успехов страна добилась в первый период правления Ивана Грозного (50–60-е гг.).

Кроме того, необходимо подчеркнуть и то, что военная политика России обусловливалась не только ее естественными в своей основе стремлениями отстоять молодую государственность, обезопасить границы, преодолеть синдром более чем двухсотлетнего ига, выйти, наконец, к Балтийскому морю, но также и экспансионистскими и захватническими устремлениями, порождаемыми самой логикой формирования централизованного государства и интересами военно-служилого класса.

Особенности политического развития Московского государства в XVI в.

В отличие от Европы, где сложились национальные централизованные государства, объединение русских земель в Московское государство еще не означало слияния их в единое политическое и экономическое целое.

На протяжении XVI в. шел сложный и противоречивый процесс централизации, изживания удельной системы.

В изучении особенностей политического развития русского государства в XVI в. можно выделить несколько наиболее дискуссионных проблем.

В отечественной и зарубежной литературе отсутствует единое мнение по определению государственной формы, утвердившейся в России. Одни авторы характеризуют эту форму как сословно-представительную монархию, другие - как сословную.

Некоторые определяют политическую систему России XVI в. как самодержавие, понимая под ним деспотическую форму абсолютизма и даже восточного деспотизма.

На ход дискуссии оказывают влияние следующие обстоятельства:

- во-первых, демонизация в оценке личности и политики Ивана Грозного, начало которой положил Н.М. Карамзин;

- во-вторых, неясность понятий «самодержавие», «абсолютизм», «восточная деспотия», их соотношения.

Формально-юридическое, или чисто рациональное, определение этих понятий не учитывает характерной для средневекового мировосприятия традиционности власти, что оказывало влияние на сущность и форму государственности. Самодержавие XVI в. - это русская национальная форма православной сословной государственности, оцерковленного государства, которая не может быть отождествлена ни с разновидностями восточного деспотизма, ни с европейским абсолютизмом, во всяком случае до реформ Петра I (В.Ф. Патракова).

М.М. Шумилов обратил внимание на то, что в характеристике русского самодержавия мнения авторов расходятся. Так, согласно Р. Пайпсу, самодержавный строй в России сформировался под влиянием Золотой Орды. Американский историк полагает, что поскольку на протяжении веков хан был абсолютным господином над русскими князьями, то и «его могущество и величие почти полностью стерли из памяти образ византийского василевса». Последний являл собой нечто весьма отдаленное, легенду; ни один из удельных князей не бывал в Константинополе, зато многим из них была очень хорошо известна дорога в Сарай.

Именно в Сарае имели князья возможность вплотную лицезреть власть, «с которой нельзя входить в соглашение, которой надо подчиняться безусловно». Здесь они научились облагать налогами дворы и торговые сделки, вести дипломатические отношения, управлять курьерской службой и расправляться с непокорными подданными.

С.Г. Пушкарев полагал, что политический строй Русского государства сложился под влиянием византийской церковно-политической культуры, а власть московских великих князей (Ивана III, Василия III) и царей (за исключением Ивана IV) была неограниченной лишь формально. «Вообще же московский государь был - не формально, а морально - ограничен старыми обычаями и традициями, в особенности церковными. Московский государь не мог и не хотел делать того, что «не повелось».

В зависимости от ответа на вопрос о сущности монархической власти в России историки по-разному высказываются и относительно политической роли Боярской думы. Так, по мнению Р. Пайпса, Дума, не обладая ни законодательной, ни исполнительной властью, выполняла лишь функции регистрационного учреждения, утверждавшего решения царя. «У Думы, - по его словам, - не было ряда важнейших особенностей, которые отличают учреждения, обладающие настоящей политической властью. Состав ее был крайне непостоянен… Регулярного расписания заседаний не было. Протоколов дискуссий не велось, и единственным свидетельством участия Думы в выработке решений служит формула, записанная в тексте многих указов: «Царь указал, а бояре приговорили». У Думы не было четко оговоренной сферы деятельности».

В XVI в. Дума превратилась в постоянное правительственное учреждение, где думские люди выступали не только советниками царя по вопросам законодательства и управления, не только участвовали в выработке решений, зачастую дискутируя, а иногда возражая царю, но также управляли центральными приказами, исполняли особые поручения по делам центральной и местной администрации (В.О. Ключевский).

Другая грань вопроса о сущности российской государственности XVI в. - деятельность земских соборов 1549–1550, 1566 и 1598 гг., изучение их формирования, функций и взаимоотношений с царем.

Попытки решить эту проблему в духе европоцентристских концепций, господствующих в историографии, дают полярные, порой взаимоисключающие точки зрения исследователей. Земские соборы в России не имели постоянного состава, четко определенных функций в отличие от сословно-представительных органов власти европейских стран. Если парламент в Англии, генеральные штаты во Франции и другие сословно-представительные органы возникали как противовес королевской власти и были, как правило, в оппозиции к ней, то Земские соборы никогда не вступали в конфликт с царем.

В исторических исследованиях нередко высказывается мнение о сословно-представительной природе Земских соборов (С.Г. Горяйнов, И.А. Исаев и др.). Однако М.М. Шумилов считает, что, по всей видимости, Земские соборы XVI в. не были ни народными, ни сословно-представительными учреждениями и ни совещательными органами при царе. В отличие от соответствующих учреждений Западной Европы они не вмешивались в государственное управление, не испрашивали для себя каких-либо политических прав, не выполняли даже совещательных функций. Участники первых Земских соборов не были выборными представителями. В их составе преобладали назначаемые или призываемые самим правительством представители высшего столичного дворянства и купечества. Хотя в работе Земского собора 1598 г. в отличие от предыдущих участвовали и выборные представители, ручавшиеся за свои миры, однако преобладали по-прежнему не они, а представители самого правительства: разностепенные носители власти, должностные лица, управленцы, «агенты военных и финансовых учреждений» (В.О. Ключевский). Все они созывались на соборы не для того, чтобы заявить правительству о нуждах и желаниях своих избирателей, и не для обсуждения общественно значимых вопросов, и не с целью наделения правительства какими-либо полномочиями. В их компетенции были ответы на вопросы, а сами они должны были вернуться домой ответственными исполнителями соборных обязательств (фактически правительственных решений).

Тем не менее трудно согласиться с мнением некоторых зарубежных и отечественных историков о неразвитости Земских соборов. По мнению В.Ф. Патраковой, если на Западе формируется идея разделения властей, то в России развивается идея соборности власти на основе ее духовной, православной общности. В идеале в Соборах достигалось духовно-мистическое единение царей и народа (в том числе и через взаимное покаяние), что соответствовало православным представлениям о власти.

Таким образом, в XVI в. Россия превратилась в государство с самодержавно-политическим устройством. Единоличным носителем государственной власти, ее главой был московский великий князь (царь). В его руках сосредоточилась вся полнота власти законодательной, исполнительной и судебной. Все правительственные действия совершались от его имени и по его именным указам.

В XVI в. в России происходит зарождение империи и имперской политики (Р.Г. Скрынников). Практически все историки видят в опричнине один из факторов, подготовивших Смуту начала XVII в.