Противовесом силам распада и разделения была и постоянно существовавшая внешняя опасность для русских земель со стороны половцев. С одной стороны, соперничавшие князья привлекали половцев в качестве союзников, и те разоряли русские земли, с другой - в общерусском сознании постоянно жила идея единения сил в борьбе с внешним врагом, сохранялся идеал князя - радетеля за Русскую землю. Поэтому князья иногда объединяли свои силы для совместных действий против кочевников. Однако эти союзы оставались непрочными, между их участниками продолжалась борьба.

Среди полутора десятков княжеств, которые образовались в XIIв. на территории Руси, наиболее крупными были: Киевское с центром в Киеве, Черниговское и Северское с центрами в Чернигове и Новгороде-Северском, Новгородское с центром в Новгороде, Галицко-Волынское с центром в Галиче и Владимире-Волынском, Владимире-Суздальское с центром во Владимире-на-Клязьме.

Каждое из них занимало обширные земли, ядром которых были не только исторические территории еще старых, племенных княжений, но и новые территориальные приобретения, новые города, которые выросли в землях этих княжеств за последние десятилетия.

Закрепление отдельных территорий-земель за определенными ветвями Киевского княжеского рода было объективным процессом. Киев стал первым среди равных княжеств-государств. Вскоре другие земли догнали и даже опередили его в своем развитии. На месте Древнерусского государства - Киевской Руси сложились полтора десятка самостоятельных княжеств и земель, границы которых сформировались в рамках Киевской державы как рубежи уделов, волостей, где правили местные династии (отдельные ветви княжеского рода).

Титулом великого князя величали теперь не только киевских, но и князей других русских земель. Процесс дробления привел к тому, что образовавшиеся новые земли и княжества в свою очередь делились на более мелкие уделы. Политическая раздробленность не означала разрыва связей между русскими землями, не вела к их культурной разобщенности. Об этом свидетельствуют единая религия и церковная организация, единый язык, действовавшие во всех землях правовые нормы «Русской правды», осознание людьми общей исторической судьбы.

В результате дробления в качестве самостоятельных выделились земли и княжества, названия которым дали стольные города: Киевская, Черниговская, Переяславская, Муромская, Рязанская, Ростово-Суздальская, Смоленская, Галицкая, Владимиро-Волынская, Полоцкая, Турово-Пинская, Тмутараканская, Новгородская, позднее Псковская земли. В каждой из земель правила своя династия - одна из ветвей Рюриковичей. Сыновья князя и бояре-наместники управляли местными уделами. Междоусобицы как внутри отдельных ветвей князей Рюрикова дома, так и между отдельными землями во многом определяют политическую историю периода феодальной раздробленности.

Киевское княжество

Киевское княжество хотя и утратило свое значение политического центра русских земель, но по-прежнему считалось первым среди других княжеств. Киев сохранил свою историческую славу «матери русских городов». Оставался он и церковным центром русских земель. Киевское княжество было средоточием наиболее плодородных земель на Руси. Здесь располагалось наибольшее количество крупных вотчинных хозяйств и находилось наибольшее количество пахотных земель. В самом Киеве и городах Киевской земли трудились тысячи ремесленников, чьи изделия славились не только на Руси, но и далеко за ее пределами.

Смерть Мстислава Великого в 1132 г. и последующая борьба за киевский престол стали поворотным пунктом в истории Киева. Именно в 30–40-е гг. XIIв. он безвозвратно потерял контроль над Ростово-Суздальской землей, где правил энергичный и властолюбивый младший сын Владимира Мономаха Юрий Долгорукий, над Новгородом и Смоленском, боярство которых само начало подбирать себе князей.

Для Киевской земли остались в прошлом большая европейская политика, Дальние походы. Теперь внешняя политика Киева ограничивается двумя направлениями. Продолжается прежняя изнуряющая борьба с половцами. Новым сильным противником становится Владимиро-Суздальское княжество.

Половецкую опасность киевским князьям удавалось сдерживать, опираясь на помощь других княжеств, которые сами страдали от половецких набегов. Однако справиться с северо-восточным соседом было гораздо труднее. Юрий Долгорукий и его сын Андрей Боголюбский не раз совершали походы на Киев, несколько раз брали его штурмом и подвергали погромам. Победители грабили город, жгли церкви, убивали жителей и уводили их в плен. Как говорил летописец, были тогда «на всех людях стон и тоска, печаль неутешная и слезы непрестанные».

Однако в мирные годы Киев продолжал жить полнокровной жизнью столицы крупного княжества. Здесь сохранились прекрасные дворцы и храмы, сюда, в монастыри, прежде всего в Киево-Печерский монастырь, или лавру (от греческого слова «лаура» - большой монастырь), сходились паломники со всей Руси. В Киеве писалась и общерусская летопись.

В истории Киевского княжества были периоды, когда оно при сильном и умелом правителе достигало определенных успехов и частично возвращало себе прежний авторитет. Так произошло в конце XIIв. при внуке Олега Черниговского Святославе Всеволодовиче, герое «Слова о полку Игореве». Святослав делил власть в княжестве с правнуком Владимира Мономаха Рюриком Ростиславичем, братом смоленского князя. Так киевские бояре иногда объединяли на престоле представителей враждующих княжеских группировок и избегали очередной междоусобицы. Когда Святослав умер, соправителем Рюрика стал Роман Мстиславич, князь волынский, праправнук Владимира Мономаха.

Через некоторое время соправители начали борьбу между собой. В ходе борьбы враждующих сторон Киев несколько раз переходил из рук в руки. В ходе войны Рюрик сжег Подол, разграбил Софийский собор и Десятинную церковь - русские святыни. Союзные ему половцы грабили Киевскую землю, уводили людей в плен, в монастырях изрубили старых монахов, а «юных черниц, жен и дочерей киевлян увели в свои становища». Но затем Роман захватил Рюрика в плен и постриг его в монахи.

Чернигово-Северское княжество

Чернигов был одним из крупнейших русских городов. Здесь сформировалось мощное боярство, опиравшееся на вотчинное землевладение. Здесь был свой епископ, в городе возвышались величественные храмы, появились монастыри. У черниговских князей были сильные, искушенные в боях дружины. Торговые связи черниговских купцов простирались по всей Руси и за ее пределами. Они торговали даже на рынках Лондона. В состав Черниговского княжества входило немало крупных и известных городов. Среди них - Новгород-Северский (т.е. новый город, основанный в земле северян), Путивль, Любеч, Рыльск, Курск, Стародуб, Тмутаракань. Позднее стали известны города Брянск, Козельск, Мосальск, Воротынск, Мценск. В состав Черниговского княжества первоначально входили Муром и Рязань, но уже с конца XIв. они обособились, а затем стали центрами самостоятельных княжеств. В 40–50-е гг. XIIв. Северская земля во главе с Новгородом также частично обособилась от Чернигова.

Особые отношения сложились у Черниговского княжества с половцами. Олег Святославович, ставший родоначальником династии черниговских князей, дружил споловцами, и они нередко помогали ему в борьбе с Владимиром Мономахом. Летописцы XIIв. не раз ставили в вину Олегу связь с половцами, хотя дружеские даже союзные отношения с ними (как и войны) были характерны для политики многих русских князей. Дело было не только в личных симпатиях Олега и его потомков. Черниговское княжество издавна включало в свой состав земли вплоть до Таманского полуострова, которые затем стали местом половецких кочевий. Степь, половцы были традиционными соседями черниговских князей, и те традиционно не столько воевали, сколько дружили со своими соседями.

После смерти Олега, а затем и его братьев власть в Чернигове перешла в руки Всеволода Ольговича, другие сыновья Олега «сидели» в иных городах Черниговского княжества. Тогда-то в Северской земле утвердился Святослав Ольгович, отец князя Игоря, героя «Слова о полку Игореве».

В течение всей второй половины XIIв. черниговские князья активно боролись с потомками Мономаха за киевский престол. В 80-е гг. XIIв. сын Всеволода Святослав занял киевский престол, сохранив за собой титул великого князя черниговского. Именно к этому времени относится поход северского князя Игоря на половцев в 1185 г.

Галицко-Волынское княжество

В Юго-Западной Руси, на границе с Польшей и Венгрией в предгорьях Карпат, поблизости от Византии, Балкан, дунайского торгового пути, сформировалось Галицко-Волынское княжество.

Здесь со времени единого Древнерусского государства появились крупные и богатые города: Владимир-Волынский, Галич, Перемышль, Луцк, Холм, Дорогобуж, Нервен, Бужеск и другие. Это были хорошо укрепленные центры с мощными детинцами, каменными зданиями и храмами. В этих городах сформировалась прослойка богатых горожан. В Галицко-Волынской земле сложилось богатое боярство, располагавшее обширными землями. Бояре опирались на своих многочисленных дружинников и со временем стали соперничать с князьями. Непросто было управлять таким краем князьям. Поначалу здесь княжили Ростислав Владимирович, внук Ярослава Мудрого, и его дети - Ростиславичи. Затем к ним присоединились другие внуки Ярослава Мудрого, и среди них молодой Владимир Мономах.

Владимир Мономах, уже став великим князем, властной рукой держал за собой Волынскую землю, не давая Ростиславичам стать ее полными хозяевами. Позже началась борьба между потомками Мономаха и Ростиславичами.

В середине XIIв. от Волынского княжества отделилось Галицкое княжество с центром в Галиче, молодом, богатом торговом и промышленном городе. Богатые верхи города и боярство имели здесь особенно большую силу. Борьба князей между собой, а также противостояние княжеской власти и боярских группировок, в котором активное участие приняло городское население, и привели к длительным и тяжелым смутам в Галицкой земле.

И все же именно Галицко-Волынская земля раньше, чем другие русские княжества, стала выходить из состояния политической неразберихи, и княжеская власть, опираясь на поддержку городского населения, попыталась унять своеволие боярских группировок.

Большой мощи достигло Галицкое княжество в 60–80-е гг. XIIв., во времена правнука Ростислава Ярослава, который имел прозвище Осмомысл.

Он был женат на дочери Юрия Долгорукого, а потому всегда имел поддержку со стороны могучих ростово-суздальских князей. Ярослав Осмомысл, опираясь на младшую дружину, отчаянно боролся со своевольными боярами. Он испытал на этом пути немалые трудности, побывал в изгнании и даже оказывался в темнице. Но в конце концов ему удалось сокрушить противников и усилить авторитет княжеской власти. При нем начались централизация княжества и прекращение внутренних усобиц. Княжество славилось своим богатством, развитыми международными связями, особенно с Венгрией, Польшей, Византией. Про Ярослава Осмомысла автор «Слова о полку Игореве» говорит, что он «подпер своими железными полками» горы Угорские, т.е. Карпаты.

В Волынском княжестве власть прочно находилась в руках потомков Владимира Мономаха. Со временем княжество раздробилось на отдельные мелкие владения - уделы. Но к концу XIIв. в этом княжестве, как и в других крупных княжествах, стало просматриваться стремление к объединению земель, к централизации власти в одних руках.

Особенно ярко это проявилось при князе Романе Мстиславиче, праправнуке Владимира Мономаха. Опираясь, как и Ярослав Осмомысл, на горожан, младшую дружину, он противостоял своеволию боярских группировок, властной рукой подчинял себе удельных князьков. При нем Волынское княжество превратилось в сильное и относительно единое государство. Теперь Роман Мстиславич стал претендовать на власть во всей Южной Руси.

Роман Мстиславич воспользовался смутой в Галиче после смерти Ярослава Осмомысла в 1187 г. и попытался овладеть им. Вначале ему это удалось, и он одержал верх над сыном Осмомысла, но в междоусобную борьбу вмешалась Венгрия, захватив Галич. И только в самом конце XIIв. Роман Мстиславич окончательно объединил под своей властью Галич и Волынь и образовал единое Галицко-Волынское княжество.

Через несколько лет он овладел и киевским престолом и присоединил к своим владениям Киевское княжество. Так выросло новое огромное государство, равное по территории Германской империи.

После гибели Романа Мстиславича в 1205 г. его политику продолжил сын Даниил Романович. Но ему пришлось много пережить, прежде чем он утвердился на троне отца.

Когда умер Роман Мстиславич, Даниилу было всего четыре года. Этим воспользовались бояре и выгнали его с матерью из Галича. Несколько лет длилась междоусобная борьба, княжество вновь раздробилось на уделы, Венгрия опять захватила Галич. И только повзрослев и собрав мощную дружину, Даниил смог постоять за себя. В 1221 г. он сумел захватить престол на Волыни, а в 1234 г. стал и галицким князем.

Вновь Галицко-Волынская земля превратилась в сильное и единое европейское государство. Даниил Галицкий был видным и опытным государственным деятелем. Он прослыл смелым и талантливым полководцем. О его личной храбрости в боях ходили легенды. С его мнением считались другие правители Европы, посольства к нему слал папа римский, предлагая королевскую корону за переход в католичество. Но опасные соседи Галицко-Волынской Руси Венгрия и Польша в сговоре с местными боярами постоянно пытались ослабить власть Даниила и помешать централизации Юго-Западной Руси.

Господин Великий Новгород

Господин Великий Новгород, как называли его современники, занимал особое место среди других Русских княжеств. Как центр славянских земель в северо-западном углу Руси, Новгород к концу IXв. становится соперником Киева. Он победил Киев, но после перенесения столицы единой Руси на юг киевские князья стали посылать в Новгород своих наместников, как правило, старших сыновей.

И все-таки Новгород сохранил свое особое положение, княжеская власть не укоренилась здесь, как в других городах Руси. Причиной тому был весь строй жизни древнего Новгорода. Город с самого начала вырос в первую очередь как торговый и ремесленный центр. Он располагался на знаменитом пути «из варяг в греки».

Отсюда шли пути в Южную Прибалтику, в немецкие земли, в Скандинавию. Через озеро Ильмень и реку Мету пролегал путь на Волгу, а оттуда - в страны Востока.

Новгородцам было чем торговать. Они вывозили прежде всего пушнину, которую добывали в северных лесах. Ремесленники Новгорода поставляли на внутренний и зарубежный рынок свои изделия. Славился Новгород мастерами кузнечного и гончарного дела, золотых и серебряных дел, оружейниками, плотниками, кожевенниками. Улицы и «концы» (районы) города зачастую носили названия ремесленных профессий: Плотницкий конец, улицы Кузнецкая, Гончарная, Щитная. В Новгороде ранее, чем в других городах Руси, появились объединения крупных купцов, Богатые торговцы имели не только речные и морские суда, но и склады, амбары. Они строили богатые каменные дома, церкви. В Новгород приходило немало иноземных купцов. Здесь располагались «Немецкий» и «Готский» дворы, что указывало на тесные торговые связи города с немецкими землями. В торговлю включались в Новгороде не только купцы, ремесленники, но и бояре, представители церкви.

Уверенное хозяйственное развитие Новгорода во многом объяснялось не только выгодными природными и географическими условиями, но и тем, что он долгое время не знал серьезной внешней опасности. Ни печенеги, ни половцы не доходили до здешних мест. Немецкие рыцари появились здесь позднее. Это создавало благоприятные условия для развития края.

Большую силу в Новгороде со временем получили крупные бояре-землевладельцы. Именно их земельные владения, леса, рыбные угодья давали основную торговую продукцию - пушнину, мед, воск, рыбу, другие продукты земли, леса, воды. Именно бояре и крупные купцы нередко организовывали дальние экспедиции ушкуйников, речных и морских, в целях овладения новыми промысловыми землями, добычи пушнины. Интересы боярства, купечества, церкви сплетались воедино, вот почему верхушка города, так называемая аристократия , опираясь на свои несметные богатства, играла такую большую роль в политической жизни Новгорода.

Аристократия в политической жизни вела за собой ремесленников, прочий люд. Новгород выступал единым фронтом против политического давления то со стороны Киева, то со стороны Ростово-Суздальского княжества. Здесь все новгородцы были заодно, защищая свое особое положение в русских землях, свой суверенитет. Но во внутренней жизни города такого единства не было: нередки были ожесточенные столкновения интересов простых горожан и городской верхушки, что выливалось в открытые выступления, восстания против боярства, богатого купечества, ростовщиков. Не раз врывались восставшие горожане и на архиепископский двор. Городская аристократия также не представляла собой единого целого. Соперничали между собой отдельные боярские и купеческие группировки. Они боролись за земли, доходы, привилегии, за то, чтобы поставить во главе города своего ставленника-князя, посадника или тысяцкого.

Подобные же порядки складывались и в других крупных городах Новгородской земли - Пскове, Ладоге, Изборске, где были свои сильные боярско-купеческие кланы, своя ремесленная и работная масса населения. Каждый из этих городов, являясь частью Новгородского княжества, в то же время претендовал на относительную самостоятельность.

Новгород соперничал с Киевом не только в смысле хозяйственном, торговом, но и по части внешнего облика города. Здесь рано на левом берегу Волхова, на взгорье, появился свой кремль, обнесенный каменной стеной, в отличие от многих других русских детинцев, огороженных деревянно-земляными укреплениями. Сын Ярослава Мудрого Владимир выстроил здесь Софийский собор, который соперничал по красоте и величественности с киевской Софией. Напротив кремля располагался торг, где обычно проходило городское вече - сход всех политически активных новгородцев. На вече решались многие важные вопросы жизни города: выбирались городские власти, обсуждались кандидатуры приглашаемых князей, определялась военная политика Новгорода.

Между левобережным и правобережным Новгородом был выстроен мост через Волхов, который играл важную роль в жизни города. Здесь нередко происходили кулачные бои между различными враждующими группировками. Отсюда по приговору городских властей сбрасывали в глубины Волхова осужденных на смерть преступников.

Новгород был для своего времени городом высокой культуры быта. Он был вымощен деревянными мостовыми, власти внимательно следили за порядком и чистотой городских улиц. Признаком высокой культуры горожан служит повсеместная грамотность, проявлявшаяся в том, что многие новгородцы владели искусством письма на берестяных грамотах, которые в изобилии археологи находят при раскопке древних новгородских жилищ. Берестяными грамотами обменивались не только бояре, купцы, но и простые горожане. Это были долговые расписки и просьбы о займах, записки к женам, челобитные грамоты, завещания, любовные письма и даже стихи.

По мере ослабления власти киевских князей, развития политического сепаратизма Новгород становился все более независимым от Киева. Особенно ярко это проявилось после смерти Мстислава Великого. В Новгороде тогда «сидел» его сын Всеволод. Когда он выехал из Новгорода и попытался неудачно добыть себе более почетный в княжеской семье престол Переяславля, новгородцы не пустили его обратно. Но город нуждался в князе - для командования войском, для обороны владений. Считая, видимо, что Всеволод Мстиславич получил хороший урок, бояре вернули его назад, но Всеволод вновь попытался, опираясь на Новгород, ввязаться в междукняжескую борьбу за власть. Он втянул Новгород в противоборство с Суздалем, которое закончилось поражением новгородской рати. Это переполнило чашу терпения новгородцев. Против князя выступили бояре и «черные люди»; не поддержали его ни Церковь, ни купечество, которое он ущемлял в правах. В 1136 г.Всеволод с семьей по приговору веча, в котором приняли участие представители от Пскова и Ладоги, был заключен под стражу. Затем его выслали из города, обвинив в том, что он «не блюдет смерд», т.е. не выражает интересов простых людей, плохо руководил войском во время войны с суздальцами и первым бежал с поля боя, втянул Новгород в борьбу на юге.

После событий 1136 г. к власти в Новгороде окончательно пришла городская аристократия - крупное боярство, богатое купечество, архиепископ. Город стал своеобразной аристократической республикой, где несколько крупных боярских и купеческих семей, посадник, тысяцкий, архиепископ определяли всю политику. Вече приглашало князей в качестве военных руководителей и верховных судей. Неугодные князья изгонялись. Иногда в течение года сменялось несколько князей.

Со временем Новгород в своих хозяйственных связях все менее ориентировался на юг, теснее становились его связи с южнобалтийским миром, скандинавскими и немецкими землями. Среди русских земель наиболее прочные связи Новгород сохранял со своими соседями: Полоцким, Смоленским и Ростово-Суздальским княжествами.

Владимиро-Суздальская земля

Северо-Восточная Русь в течение долгих веков была одним из самых глухих углов восточнославянских земель. Славяне-вятичи появились здесь лишь в VIII–IXвв. продвинувшись сюда с юго-запада. С запада сюда проникали кривичи. До этого здесь обитали угрофинские, а западнее - балтские племена. Здесь пролегала старинная торговая дорога из Новгорода на Волгу; следом за торговцами шли поселенцы.

Почему же славяне заселяли эти, казалось, забытые Богом места? В междуречье Оки, Волги, Клязьмы было немало пригородных для земледелия пахотных земель. На сотни километров простирались здесь великолепные заливные луга. Умеренный климат давал возможность развивать и земледелие, и скотоводство. Густые леса были богаты пушниной, здесь в изобилии росли ягоды, грибы, издавна процветало бортничество, что давало столь ценимые в то время мед и воск. Широкие и спокойно текущие реки, полноводные и глубокие озера изобиловали рыбой. При упорном и систематическом труде эта земля могла вполне накормить, напоить, обуть, согреть человека, дать ему материал для постройки домов, и люди настойчиво осваивали эти неприветливые места.

К тому же Северо-Восточная Русь почти не знала иноземных нашествий. Сюда не доходили волны яростных набегов степняков. Сюда не доставал меч завоевателей с запада. Жизнь здесь текла не так ярко и динамично, как в Поднепровье, но зато спокойно и основательно. Позднее Владимиро-Суздальская Русь, хотя и принимала активное участие в междоусобных битвах XIIв., сама редко становилась ареной кровопролитных схваток. Чаще ее князья водили свои дружины на юг.

Все это содействовало тому, что пусть и в замедленном ритме, но жизнь здесь развивалась, осваивались новые земли, строились и богатели города; зарождалось вотчинное землевладение. В XIв. здесь уже стояли крупные городские центры - Ростов, Суздаль, Ярославль. Владимир Мономах основал названный в его честь Владимир-на-Клязьме и Переяславль.

Возвышаться Северо-Восточная Русь стала при Владимире Мономахе. Сюда он попал на княжение в возрасте 12 лет, посланный отцом Всеволодом Ярославичем. С тех пор Ростово-Суздальская земля прочно вошла в состав «отчины» Мономаховичей. В пору трудных испытаний, в пору жестоких поражений дети и внуки Мономаха знали, что здесь они всегда найдут помощь, поддержку. Здесь они смогут набраться новых сил для жестоких политических схваток со своими соперниками. Сюда в свое время Владимир Мономах послал на княжение одного из своих младших сыновей - Юрия.

Юрий Долгорукий

По мере мужания Юрия, по мере того как уходили из жизни старшие князья, голос ростово-суздальского князя звучал на Руси все громче, а его претензии на первенство в общерусских делах становились все основательнее. И дело было не только в его неуемной жажде власти, стремлении к этому первенству, за что он и получил прозвище Долгорукий, но и в экономическом, политическом, культурном обособлении огромного края, который все более стремился жить по своей воле. Особенно это относилось к большим и богатым северо-восточным городам. Если «старые» города - Ростов и особенно Суздаль - были, кроме того, сильны своими боярскими группировками и там князья все более чувствовали себя неуютно, то в новых городах - Владимире, Ярославле - они опирались на растущие городские сословия, верхушку купечества, ремесленников, на зависимых от себя землевладельцев, получавших землю за службу у князя.

В середине XIIв. усилиями в основном Юрия Долгорукого Ростово-Суздальское княжество из далекой окраины, которая прежде посылала свои дружины на подмогу киевскому князю, превратилось в обширное независимое княжество, которое проводило активную политику.

Юрий Долгорукий неустанно воевал с Волжской Булгарией, которая в пору ухудшения отношений пыталась остановить русскую торговлю на волжском пути. Вел он противоборство с Новгородом за влияние на пограничные земли. Уже в XIIв. зародилось соперничество Северо-Восточной Руси и Новгорода, которое позднее вылилось в острую борьбу Новгородской аристократической республики с поднимающейся Москвой. В течение долгих лет Юрий Долгорукий упорно боролся также за овладение киевским престолом.

Участвуя в усобицах, Юрий имел союзника в лице черниговского князя Святослава Ольговича. Однажды оба князя-союзника встретились для переговоров и для дружеского пира в пограничном суздальском городке Москве. Юрий Долгорукий пригласил туда своего союзника и написал ему: «Приди ко мне, брате, в Москов». 4 апреля 1147 г. они встретились в Москве. Так в исторических источниках впервые была упомянута Москва. Но не только с этим городом связана деятельность Юрия Долгорукого. Он построил ряд других городов и крепостей. Среди них - Звенигород, Дмитров, Юрьев-Польской, Кснятин и др.

В 50-е гг. XIIв. Юрий Долгорукий овладел киевским престолом, но вскоре умер в Киеве - в 1157 г.

Юрий Долгорукий был одним из первых крупных государственных деятелей Северо-Восточной Руси, при котором этот край прочно занял ведущее место среди других русских земель.

Андрей Боголюбский

После смерти Юрия на престол в Ростово-Суздальском княжестве вступил его сын Андрей, рожденный от половецкой княжны, первой жены Юрия.

Андрей Юрьевич родился около 1120 г., когда еще был жив его дед Владимир Мономах. В юности Андрей совершил с отцом не один военный поход и прослыл смелым воином и умелым военачальником. Он любил начинать битву сам, врубаться в ряды врагов. О его личном мужестве ходили легенды. До 30 лет князь жил в основном на севере. Отец отдал ему в удел город Владимир-на-Клязьме, и именно там провел Андрей свои детские и юношеские годы. Все его помыслы были связаны с этим краем. Еще при жизни отца, который после овладения Киевом наказал ему жить рядом в Вышгороде, независимый Андрей Юрьевич против воли отца уехал в свой родной Владимир.

Узнав о смерти Юрия Долгорукого, бояре Ростова и Суздаля избрали своим князем Андрея, стремясь утвердить у себя собственного князя и прекратить порядок, при котором великие князья киевские посылали в эти земли на княжение то одного, то другого из своих сыновей.

Однако Андрей сразу же спутал все их расчеты. Он сразу же выгнал из других ростово-суздальских городов своих сводных братьев - сыновей Юрия Долгорукого от других жен, удалил от дел старых бояр Юрия Долгорукого, распустил его поседевшую в боях дружину. Летописец отметил, что Андрей стремился стать «самовластцем» в Северо-Восточной Руси.

На кого же опирался Андрей Юрьевич в этой борьбе? Прежде всего на города и нарождавшееся дворянство. Подобные стремления проявили в это время и властелины некоторых других русских княжеств, например Роман Мстиславич, а потом его сын Даниил в Галицко-Волынской земле. Укреплялась тогда королевская власть во Франции, Англии, где дворяне и городское население также поддерживали королей и выступали против своеволия крупных землевладельцев. Таким образом, действия Андрея Боголюбского лежали в общем русле политического развития европейских стран. Свою резиденцию он перенес в молодой город Владимир; близ города в селе Боголюбове он построил великолепный белокаменный дворец, отчего и получил прозвище Боголюбский. С этого времени и можно называть Северо-Восточную Русь Владимиро-Суздальской.

В 1169 г. вместе со своими союзниками Андрей Боголюбский взял штурмом Киев и отдал город на разграбление. Уже этим он показал все свое небрежение по отношению к прежней русской столице. Андрей не оставил город за собой, а отдал его одному из своих братьев, а сам вернулся во Владимир. Позднее Андрей предпринял еще один поход на Киев, но неудачно. Воевал он, как и Юрий Долгорукий, с Волжской Булгарией.

Действия Андрея Боголюбского вызывали все большее раздражение среди ростово-суздальского боярства. Их чаша терпения оказалась переполненной, когда по приказу князя был казнен родственник его жены, боярин Степан Кучка, чьи владения находились в районе Москвы, которая тогда называлась также Кучково. К князю отошли и владения боярина.

Родственники казненного организовали заговор против Андрея Боголюбского, в него были вовлечены его жена и ближайшие слуги князя. Заговорщики выкрали из спальни правителя его меч, и в ночь на 29 июня 1174 г.вошли во дворец, выломали дверь в княжеские покои и ворвались в них. Андрей отчаянно сопротивлялся, несколько раз сбрасывал с себя врагов, но их было много и они были хорошо вооружены. Они нанесли ему несколько ударов мечами, саблями, кололи его копьями. Решив, что князь убит, заговорщики покинули спальню и уже выходили из хором, когда вдруг услышали стоны. Андрей Боголюбский очнулся, встал и из последних сил направился в сени, а оттуда стал спускаться вниз, но силы оставили его и он присел внизу лестницы. Здесь и обнаружили его вернувшиеся противники. Они тут же прикончили князя мечами.

Утром весть об убийстве Андрея Боголюбского облетела стольный город. Во Владимире, Боголюбове и окрестных селах начались волнения. Народ поднялся против княжеских посадников, сборщиков налогов; нападениям подверглись и дворы богатых землевладельцев и горожан. Лишь через несколько дней бунт утих.

Расцвет Владимиро-Суздальской Руси при Всеволоде Большое Гнездо

Гибель Андрея Боголюбского не остановила процесса централизации Владимиро-Суздальской Руси. Когда боярство Ростова и Суздаля попыталось посадить на престол племянников Андрея и управлять за их спиной княжеством, поднялись «меньшие люди» Владимира, Суздаля, Переяславля, других городов и пригласили на владимиро-суздальский престол Михаила - брата Андрея Боголюбского. Его конечная победа в борьбе с племянниками означала победу городов и поражение бояр.

Когда в 1176 г. Михаил умер, его дело взял в свои руки вновь поддержанный городами третий сын Юрия Долгорукого - Всеволод Юрьевич.

В 1176 г. он, разгромив своих противников в открытом бою близ города Юрьева, овладел владимиро-суздальским престолом. Мятежные бояре были схвачены и заточены в тюрьму, их владения отошли к князю. Поддержавшая противников Всеволода Рязань была захвачена, а рязанский князь попал в плен. Всеволод получил прозвище Большое Гнездо, так как имел восемь сыновей и восемь внуков, не считая потомства женского пола. В своей борьбе с боярством Всеволод Большое Гнездо опирался не только на города, но и на мужающее с каждым годом дворянство, которое выступает в источниках под именем «отроков», «мечников», «вирников», «гридей», «меньшей дружины». Оно служило князю за землю, доходы, другие милости. Эта категория населения существовала и прежде, но теперь она становится все более многочисленной и влиятельной. Они несли всю основную государственную службу: в войске, суде, посольских делах, сборе податей и налогов, расправе, дворцовых делах, управлении княжеским хозяйством.

Укрепив свои позиции внутри княжества, Всеволод стал оказывать все большее влияние на дела Руси: вмешивался в дела Новгорода, овладел землями на Киевщине, подчинил полностью своему влиянию Рязанское княжество. Он успешно противоборствовал Волжской Булгарии.

Всеволода Юрьевича уже называли великим князем владимирским, в крупных городах Владимиро-Суздальского княжества в качестве наместников «сидели» его многочисленные сыновья.

Тяжело заболев в 1212 г., Всеволод Большое Гнездо завещал престол старшему сыну Константину, «сидевшему» в то время в Ростове. Но Константин, уже крепко связавший свою судьбу с ростовским боярством, попросил отца оставить его в этом городе, а сам престол перенести туда из Владимира. Это могло нарушить всю политическую ситуацию в княжестве. Больной Всеволод пришел в ярость. При поддержке собрания представителей городов и церкви он передал престол второму по старшинству сыну Юрию и наказал ему оставаться во Владимире и отсюда управлять всей Северо-Восточной Русью.

Вскоре Всеволод умер в возрасте 64 лет, «просидев» на великокняжеском престоле 37 лет. Его преемнику Юрию не сразу удалось взять верх над старшим братом. Последовала новая междоусобица, продлившаяся 6 лет, и только в 1218 г., после смерти Константина, Юрий Всеволодович сумел овладеть владимирским престолом. Тем самым была окончательно нарушена старая традиция наследования власти по старшинству, отныне воля великого князя - «единодержавца» стала сильней, чем была «старина».

Северо-Восточная Русь сделала еще один шаг к централизации власти. Правда, в борьбе за власть Юрий вынужден был заключать соглашения со своими братьями. Владимиро-Суздальская Русь распалась на ряд уделов, где сидели дети Всеволода. Но процесс централизации был уже необратим. Монголо-татарское нашествие нарушило это естественное развитие политической жизни на Руси.