Истоки кризиса

Достижение устойчивого социально-экономического развития и в отдельных странах, и в мире в целом сопряжено с большими трудностями, проистекающими из структуры и сущности технократического общества. Несмотря на его трансформацию под влиянием компьютерной революции, оно все еще сохраняет основные черты техногенной цивилизации и потому в том виде, в каком существует сегодня, не устраивает уже не только традиционных критиков такого общества, но и часть бывших последовательных сторонников технического прогресса (так называемых технократических оптимистов).

По мнению многих из них, современная западная цивилизация породила немало губительных для человечества противоречий, так как в ее основе лежит потребительское отношение к природе и ее ресурсам. Такие представления, закрепившиеся и в соответствующей системе ценностей,исторически сформировались в период промышленной, а затем и научно-технической революции и истоками своими уходят в христианское мировоззрение, где человек, подобно Богу на Земле, творит, видоизменяет мир по своему усмотрению, подлаживает его под себя, не слишком считаясь как с возможностями природы, так и со своими собственными -например, к быстрой адаптации. В итоге наступают не только экологический, демографический кризисы, но и духовный, когда прежние мировоззренческие установки приходят в противоречие с изменяющейся под давлением объективных обстоятельств практикой.

К новой системе ценностей

Отсюда -проблема ценностей, поиск новых приоритетов общественного развития и иных мировоззренческих ориентаций становятся главными задачами духовного обновления общества. Сегодня ученые различных стран практически единодушны в том, что человечество сумеет преодолеть экологические и другие глобальные проблемы, но при условии, если будет осуществлен переход к другой цивилизации, построенной на иных ценностях. Они должны базироваться не на антропоцентризме (как это имеет место во всех типах мировоззрения, где по отношению к природе человек и его потребности безусловно поставлены в приоритетное положение), а на биосфероцентризме, акцентирующем внимание на уникальности феномена жизни и необходимости поддержания биосферы в состоянии равновесия. Человек же, как разумное существо и составная часть этой сложнейшей системы, вписанный в нее эволюционно самой природой, должен уже не просто с этим считаться, но и соответственно действовать. У него нет иного пути, кроме как изменить свое видение мира, выработать новую систему ценностей и ориентиры общественного развития, опираясь на принципы гуманизма и коэволюции, т.е. совместного развития природы и общества.

Чтобы мир все увереннее становился на путь взаимодействия и конструктивного сотрудничества между народами, а социально-экономическая деятельность людей не вступала в противоречие с природой, необходимо расширение и углубление научных знаний о современных мировых процессах, а также более глубокое понимание на этой основе людьми своей ответственности за происходящее. Это тем более важно, что современное электронное оборудование и вычислительная техника во много раз увеличивают способность человека просчитывать и предвидеть как конкретные результаты, так и возможные последствия его деятельности. Поэтому наряду с возрастанием роли ученого в управлении общественными и производственными процессами особую актуальность приобретает и вопрос о беспрецедентном повышении его ответственности за решения и рекомендации по техническим проектам, связанным с их возможными экологическими, медицинскими и другими негативными последствиями как для человека, так и для окружающей среды.

В последнее время большое внимание привлекают к себе исследования и практические работы в области генетики, где открываются широкие возможности для генной инженерии, позволяющей клонировать живые организмы, в том числе и человека. Это порождает массу этических и психологических вопросов, так как человек формируется как личность под влиянием генов только процентов на 50, а в остальном он существо социальное, определяемое общественной средой и конкретными условиями жизни.

В этой связи в новейшей философской литературе на первый план опять выходят вопросы гуманизма. Активно разрабатывается термин «научный гуманизм», который выражает настоятельную необходимость коренного изменения человеческой деятельности, ставящей научно-технический прогресс в прямую зависимость от нравственных свойств не только отдельного человека, но и человечества в целом. По этому поводу итальянский общественный деятель и гуманист А. Печчеи заметил: «Только тот прогресс и только такие изменения, которые соответствуют человеческим интересам и находятся в пределах его способностей к адаптации, имеют право на существование и должны поощряться».

Общечеловеческие ценности

Применительно к современным условиям немало говорится и о «новом гуманизме» как о некоем универсальном объединяющем начале. Суть его состоит в утверждении таких норм и принципов бытия, которые отражали бы насущные интересы всех людей планеты и потому воспринимались бы ими как всеобщие ценности. Впервые некоторые из таких ценностей были сформулированы мировыми религиями, в частности христианством, в виде общечеловеческих заповедей.

В более поздние времена исходной точкой отсчета вселенской нравственности и построения общей системы ценностей стал конкретный человек. Наиболее ярко это проявилось в этике Т. Гоббса, П. Гассенди, М. Вольтера, Ж. Ж. Руссо, И. Канта, Г. Гердера и др., провозгласивших возможность и необходимость реализации «золотого правила» нравственности в отношениях между людьми, государствами и народами. Смысл его, во множестве вариантов дошедший до нас, в изложении Вольтера звучит как всеобщий гуманистический призыв: «Обращайся с другими так, как ты хотел бы, чтобы обращались с тобой».

Тогда же, в XVII в., яркий представитель английского свободомыслия Дж. Локк (1632 -1704) заявил о священной неприкосновенности неотъемлемых прав каждого человека, главные из которых -право на жизнь, на свободу и собственность. Несколько позже Декларация независимости США и Великая французская революция, провозгласив свои знаменитые лозунги «свобода», «равенство», «братство», «справедливость»,укрепили веру людей в общечеловеческие ценности.

В полном же виде они были представлены лишь во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., и подтверждены международным Хельсинкским соглашением в 1975 г., став теперь общей нормой, признаваемой мировым сообществом.

Непросто было прийти к осознанию прав отдельного человека, но еще более сложной остается задача создания единой системы общечеловеческих ценностей, где права человека являются лишь частью этой системы. При этом необходимо подчеркнуть сложную взаимозависимость части и целого. Так, признание общечеловеческих ценностей тем или иным сообществом еще не гарантирует безусловного соблюдения им основных прав каждого человека (история изобилует примерами подобного рода), ибо в разных культурах эти права нередко трактуются по-разному. В то же время соблюдение Всеобщей декларации прав человека является сегодня наиболее действенным средством, направленным на поддержание общественной морали, соответствующей современной глобализации.

Личность и общество

Великий гуманист А. Швейцер (1875 -1965), разработавший и последовательно отстаивавший новую, теперь широко известную «этику благоговения перед жизнью», неизменно подчеркивал приоритет этики нравственной личности над этикой общества. Если дефекты этики общества становятся явственными, а оно к тому же начинает оказывать слишком сильное духовное влияние на своих членов, предупреждал он, тогда этика нравственной личности погибает. «Величайшим заблуждением прежнего этического мышления было непонимание и непризнание разноприродности этики нравственной личности и этики, созданной в интересах общества.

Оно всегда полагало, что обе этики можно и должно отлить из одного куска. Это привело к тому, что этика нравственной личности была принесена в жертву этике общества. С этим надо покончить. Надо ясно понять, что они находятся в конфликте друг с другом и конфликт этот не следует смягчать. Или этика нравственной личности доведет этику общества, насколько это возможно, до своего уровня, или она сама будет сведена до уровня этики общества».

Хотя эти строки и были написаны еще в начале 1920-х годов, актуальность их с тех пор нисколько не уменьшилась. Напротив, конфликт личности и общества за это время вышел далеко за рамки этических норм и в немалой степени обусловил появление целого ряда принципиально новых -глобальных проблем, которые, будучи тесно связанными с общественной жизнью, мыслями и чувствами, взглядами и убеждениями людей, сами оказывают влияние на их нравственность.

Подчеркивая прямую зависимость успехов в преодолении глобальных проблем от соблюдения прав каждого человека, наш соотечественник, известный ученый В. А. Энгельгардт, также настаивал на необходимости проявить внимание к «внутренней среде» человеческой личности, к ее более глубоким аспектам, обусловленным изменившейся ситуацией. «Мы стоим перед несомненной угрозой, -отмечал он, -как бы за общим рассмотрением глобальных проблем, касающихся широких масс населения, вплоть до всего человечества в целом, не позабыть об одном, но в конечном счете самом важном. Что является этим «одним»? Это один человек, его личность, индивидуум. О нем мы должны постоянно помнить».

Суммируя все изложенное, можно сказать, что человечество как самоорганизующаяся живая система по большей части методом проб и ошибок, подчас слишком большой ценой и с переменным успехом, но все-таки ищет выходы из кризисных ситуаций, борется за свое существование, стремится к лучшему будущему. При этом современные процессы глобализации и всевозможные проблемы, которые она порождает, не оставляют человечеству иного выбора, как, преодолевая раздробленность и разногласия, идти к своему единству, сохраняя при этом самобытность культур, вековых традиций и особенностей отдельных наций и народов. А такое единение, как следует из сказанного выше, может происходить только на основе признания и соблюдения общечеловеческих ценностей, среди которых центральное место занимают неотъемлемые права человека, разрабатывать и отстаивать которые в первую очередь должна философия.