Чем занимается социальная философия? Каков ее предмет? Социальная философия изучает человека и мир, который он создает и в котором живет. В этот мир входят язык и наука, право и этика, нравы и манеры, средства и способы человеческой деятельности и организации (начиная с простейших орудий труда и кончая совершенными информационными технологиями).

Все социальные и гуманитарные науки (история и социология, языкознание и теория культуры) занимаются взаимодействиями людей и продуктами этих взаимодействий. Специфика социальной философии состоит в том, чтобы выявить в реальном социально-историческом бытии, т.е. в нашей жизни, в нашем сознании те силы, которые не поддаются наглядному описанию и тем не менее играют таинственную и существенную роль в том, как складываются наши жизни и наши исторические судьбы. Человек ощущает, что окутан невидимыми нитями, которые связывают его свободу, но без которых эта свобода вряд ли может проявиться. Эти силы задают порядок существования, которому подчиняется каждый человек. В истории люди по-разному стремились этот порядок обозначить, дать ему имя: космические силы, боги или Бог. Сегодня этот порядок все чаще обозначают словом «общество».

Предметом изучения в социальной философии являются не поддающиеся наглядному описанию (значит, не фиксируемые эмпирически) элементы, которые мы обозначим как социальные связи. Социальная философия — размышление об обществе как системой вне- и надындивидуальных форм, связей и отношений, которые человек создает своей деятельностью вместе с другими людьми.

Однако «невидимость» социальных связей, отношений, форм относительна. Эти невидимые отношения и формы даны нам в косвенных, непрямых, опосредованных выражениях. Невидимое представлено в видимом: в вещах, поступках, человеческом языке и теле, в тех способах организации и учреждениях, без которых люди не могут жить вместе.

Что бы мы в жизни ни делали, какие бы поступки ни совершали, мы действуем не совсем так, как нам этого хочется. Часто мы поступаем «как надо». Это не значит, что мы действуем только согласно строгим правилам и послушно выполняем их под страхом наказания. Происходящее, скорее, можно представить по аналогии с тем, как люди пользуются языком. Мы выражаем свои мысли на языке, но не мы сами этот язык придумали. Еще один пример: мы идем по своим делам, но идем по улице, направление которой не сами определили.

Социальные связи создают сами люди (чаще всего не специально). Это — продукт совместной человеческой деятельности. В то же время они существуют независимо от деятельности людей. Человек как бы опутан сетями общественных связей и отношений. Иногда сети мягки, и человеку кажется, что их нет. Иногда они ощущаются как жесткие, и тогда общество кажется тюрьмой. Именно поэтому индивида и общество легко противопоставить как две сущности, чуждые друг другу,

«Сети» могут ощущаться как отдельные от человека и внешние ему. Мы полагаем норму объективной реальностью, которой следует только подчиняться (или нарушать ее). Мы не задумываемся о том, что нормы создают люди. Порой реальное социальное бытие и жизнь человеческую считают «неправильными» только потому, что они не соответствуют представлению об идеальном обществе.

Те, кто занимаются социальной философией, постоянно размышляют над проблемой связи человека и общества. Каждое новое поколение исследователей предлагает свое решение этой проблемы. Общество не может существовать без людей, его составляющих. В то же время оно само представляет собой реальность особого рода, которая отлична, во-первых, от реальности природной, а во-вторых, от реальности, воплощенной в живых индивидах. Более того, исследование социальной реальности позволяет говорить о закономерностях общественно-исторического развития.

Существуют два подхода к проблеме «человек и общество». Первый основан на представлениях о человеке, как ансамбле социальных отношений: общество производит тех людей, которые ему нужны. Такой подход имеет под собой практические основания, тем более что большинство людей зависимостью от общества не тяготятся и не слишком страдают от его власти. Люди желают именно того, чего ждет от них общество. Они охотно подчиняются социальным правилам, воспринимая социальный мир как легитимный (узаконенный). Данный подход отличается детерминизмом Действительно, тогда трудно ответить на вопрос: как общества меняются, как возникают социальные новации? Зачем менять систему, которая целостна и гармонична?

Второй подход базируется на понимании человека как автономного индивида-субъекта, обладающего сознанием и волей, способного к осмысленным поступкам и сознательному выбору, Тогда общество — сумма индивидов-атомов, продукт их сознания и воли. Каждому, однако, известно из собственной практики, что результаты деятельности не совпадают с нашими желаниями. Несовпадение целей и результатов вызвано тем, что общество несводимо к людям (даже группам, людей), его составляющим.

Немецкий философ и социолог Макс Вебер (1864–1920) и французский философ и социолог Эмиль Дюркгейм (1858–1917) представляли названные точки зрения. Для Вебера социальный объект (общество) — результат осмысленного человеческого поведения, для Дюркгейма — аналогия природного объекта, нечто, живущее собственной жизнью, внешней и принудительной по отношению к отдельному человеку. Оба исследователя обратили внимание на действительно значимые черты общества

Ученые издавна испытывали потребность в концепции, примиряющей оба взгляда. В истории одной из первых таких попыток, которая имела место до Вебера и Дюркгейма, была социальная теория К. Маркса, который рассматривал общество как продукт воспроизводства людьми своей жизни. Общество, будучи продуктом человеческой деятельности, составляет целостность, несводимую к «отдельным людям».

В XX в. социальные теории общества разрабатывали другие мыслители, в том числе Норберт Элиас (1897–1988) — один из влиятельных социальных теоретиков XX в. и Пьер Бурдье ( p.1930) — современный французский социолог, философ, антрополог.

Как реализуется примирение этих двух подходов? Задача эта сложная. С одной стороны, «отдельный» человек — след всей коллективной истории, с другой — проживая жизнь, человек сам оставляет в этой истории следы. Общество представляет собой и условие человеческой деятельности, и ее результат,

Люди всегда живут вместе. Даже если человек чувствует себя одиноким, он может общаться с другими людьми, читая книгу, слушая музыку, которые созданы другими. Эти другие могут и не быть ее современниками. Надо сказать, что вне социальных сетей немыслимы и сама свобода, и уединение души, как немыслим свет без темноты. Как избежать губительных противоречий между единичными волями и формами социального структурного детерминизма, между индивидуальным и социальным, которое часто приравнивается к коллективному?

Общество есть феномен исторический. История — способ существования общества. Для того чтобы ответить на поставленный вопрос, следует учитывать две формы представленности истории. Можно сказать, что речь идет о двух взглядах на историю.

Первый — история в ее объективированном состоянии, т.е. вне человека. Эта история — продукт человеческой деятельности, но она отделена от живого единичного человека В результате долгого развития она воплотилась в вещах и машинах, зданиях и книгах, а также в обычаях, праве, во множестве разновидностей норм и институтов, которые служат посредниками в человеческих взаимодействиях.

Второй — история в инкорпорированном состоянии, т.е. в самом человеке. Инкорпорированный — встроенный в тело (от лат, corpus — тело).