В сознании большинства творчество связывается с сугубо личностным процессом, несводимым ни к каким схемам и стандартам деятельности. Зачастую его рассматривают как некий божественный дар, которым непостижимым образом владеют особые люди, гении.

В творчестве все загадочно и непредсказуемо, оно врывается в обыденную жизнь как вихрь, сокрушая старые стандарты, повергая ставших ненужными, отжившими свой век идолов, которым мы безропотно служили. Перед лицом гениальности тускнеют лики кумиров, которым мы привычно поклонялись, и суетность, ничтожность нашего повседневного бытия предстает в своей обнаженной неприглядности. Ответ на извечный философский вопрос, как вообще возможно творчество,пытались дать психологи и педагоги, социологи и историки, философы и искусствоведы, однако им удается лишь приоткрыть завесу над тайной творчества. Тем не менее творчество может быть относительно адекватно объяснено на основании результатов, продуктов творческого труда ;ему может быть дана процессуальная характеристика, как особого качества деятельности; ответ на вопрос о природе творчества следует искать также и в психологическом строе, способностях,мировоззрении, нравственных установках творцов.

Новизна результатов

Важнейшая особенность творчества -достижение принципиально нового социально значимого, ценного результата, который имеет длящееся историческое значение. Н. А. Бердяев отмечал, что творчество всегда есть прирост, прибавление, созидание нового, не бывшего ранее в мире. Хотя творческий акт человека нуждается в материале природы, он не может целиком определяться тем, что уже имеется в природе, в продукте творчества есть новизна, не обусловленная материалом. Своеобразие, оригинальность, нестандартность, присущие творчеству, сопоставимы с масштабом самобытности его создателя, преодолевающего ограниченность исходного материала. В силу его новизны, непредсказуемости результат творчества заранее запланировать невозможно. И проблема творчества есть проблема того, возможно ли новое, небывшее. Русский философ отмечает и другую проблему творчества -трагическое несоответствие между творческим горением, творческим огнем, в котором зарождается творческий замысел, и холодом «законнической» реализации творчества, обусловленной необходимостью подчиняться приемам, правилам, технологии деятельности. Бердяев характеризует творчество как великую неудачу, поскольку даже в совершенных продуктах оно не всегда соответствует творческому замыслу. Это говорит об огромных притязаниях творца, о глубоко личном, интимном аспекте творчества, которое всегда есть поиск самовыражения одаренной творческой личности. Богатство ее возможностей, как правило, оказывается несопоставимым с относительной ограниченностью творческого результата.

О деятельности творческой и нетворческой

Одной из сложных проблем является вопрос о критериях, позволяющих определять те виды деятельности, которые можно считать творческими. Традиционно творчеством считается занятие искусством, наукой, философией. В этом смысле вполне типичным является утверждение Л. Фейербаха : «Искусство, религия, философия или наука составляют проявление или раскрытие подлинной человеческой сущности».Отсюда следует, что творчество -удел избранных, особо одаренных людей. С подобной точкой зрения трудно согласиться. И психологи, и философы различных мировоззренческих ориентаций не разделяли подобный взгляд на творчество. Н. А. Бердяев, размышляя о рабстве и свободе человека, подчеркивал элитарный, аристократический характер творчества, объясняя это тем, что творчество культуры во всех сферах стремится к совершенству, к достижению высшего качества. Так происходит и в познании, и в искусстве, и в выработке душевного благородства, и в культуре человеческих чувств. Он полагал, что истина,красота, правда, любовь не зависят от количества, это качества. В свою очередь, аристократический принцип отбора образует элиту, духовную аристократию. Однако Бердяев подчеркивал, что культурная элита не может оставаться замкнутой в себе, изолированной, самоутверждающейся без опасности удаления от истоков жизни, иссякания творчества, вырождения и умирания. Всякий групповой аристократизм неизбежно вырождается и иссыхает. Подобно тому как не может творчество культурных ценностей сразу быть распространено на бескачественную массу человечества, так же не может не происходить процесс демократизации культуры... Подлинный духовный аристократизм связан с сознанием служения, а не с сознанием своей привилегированности. Еще более радикальную оценку демократического начала в творчестве давали русские религиозные мыслители. Они полагали, что в творчестве проявляется богочеловеческая природа человека, поскольку Бог-Творец, создавший людей по образу и подобию своему, наградил их и своим творческим гением. Поэтому творчество является призванием каждого человека, который есть орудие Божьих свершений и предназначений. Поэтому творчество возможно в любом виде деятельности.

С. Л. Франк,русский философ в изгнании, подчеркивал, что всякий человек есть хоть в малой степени или потенциальной форме творец. Всюду, где цель деятельности рождается из глубины человеческого духа, имеет место творчество. Всякий ремесленник, работающий с любовью и вкусом, вкладывающий в работу свою личность, творит в этом смысле по вдохновению, и различие между ремесленником и художником относительно. Даже самый скромный, обыденный человек кроме простого, извне предписанного выполнения своих обязанностей вносит в свою работу элемент чутья, импровизации, догадки, справляется с индивидуальным положением каким-то новым, небывалым, рождающимся из его души способом и в этом смысле является творцом. Особенно актуально звучит его утверждение, что «всякий человек, вносящий отпечаток своей личности в окружающую его среду, всякая жена и мать, вносящая свой собственный нравственный стиль в жизнь семьи, свой эстетический стиль в домашнюю обстановку, всякий воспитатель детей есть уже творец».

Представляют особый интерес следующие рассуждения Н. А. Бердяева, многократно обращавшегося к проблеме творчества. Человек, подчеркивает русский мыслитель, не сам виновник своего дара и своего гения. Он получил его от Бога и потому чувствует себя в руке Божьей, орудием Божьего дела в мире… Поэтому гений чувствует, что он действует как бы не сам, что он одержим Богом, что есть орудие Божьих свершений и предназначений. Но, подчеркивает далее Бердяев, гениальной может быть любовь мужчины к женщине, матери к ребенку, гениальной может быть забота о ближних, гениальной может быть внутренняя интуиция людей, не выражающаяся ни в каких продуктах, гениальным может быть мучение над вопросом о смысле жизни и искание правды жизни.

Действительно, творчество не ограничивается рамками искусства, науки, философии и духовной деятельности вообще. Оно может иметь место и в таких, казалось бы, прозаических формах деятельности, как производственная, политическая, управленческая или семейно-бытовая. Творчеством может быть обучение и воспитание детей, общение, возделывание сада или выращивание комнатных растений и т.п. Но бывает так, что в самых, казалось бы, творческих видах деятельности, таких как искусство или наука, может иметь место засилье рутины и бескрылого шаблона.

Творческая личность

К внутренним предпосылкам творчества традиционно относят способности личности и мотивы деятельности. Эти слагаемые едины: творческие способности составляют фундамент успеха, но свою реализацию они получают через мотивацию. Способность к творчеству характеризуется множеством качеств. Творческая личность отличается глубиной своего интеллекта, независимостью суждений и оригинальностью мышления, способностью предвосхищения, гибкостью и силой воображения и интуиции, настойчивостью и упорством в труде, критицизмом и отсутствием конформности, высокими этическими качествами. Творческие способности позволяют человеку увидеть проблему там, где ситуация представляется тривиальной, «беспроблемной»; отсюда -появление новой мотивации, которая становится внутренним побудительным мотивом, потребностью в деятельности, независимо от поставленной первоначально задачи. Творца отличает именно эта способность получить неожиданный и значительный результат, превосходящий узкоутилитарные рамки ограниченного масштаба, зачастую сопровождающаяся переходом в смежные области деятельности.

Наиболее распространенная характеристика творческой личности дается в понятиях: «способный», «талантливый», «гениальный». Названные атрибуты покоятся на природных задатках, степень развития которых (а оно достигается лишь благодаря активной деятельности) объясняет значимость творческого результата. Способность позволяет более успешно в сравнении с другими справляться с определенного рода задачами. Талант предполагает достижение нового, самобытного результата, а гениальность проявляется в длящемся, эпохальном и положительном влиянии личности и ее творческих достижений на развитие культуры. Бердяев утверждал, что гениальность есть целостное качество человеческой личности, а не специальный дар, и она свидетельствует о том, что человек прорывается к первоисточнику, что творческий процесс в нем первороден, а не определен социальными наслоениями. Однако гениальность как дар должна быть дополнена мастерством, способностью реализации замысла в материале. Соединение гениальной натуры и первородного творческого процесса, прорывающегося к первоисточникам, с очень большим даром, талантом реализации творчества в продуктах и образует гения.

По существу, Бердяев указывает на одно из важнейших противоречий творческого процесса -необходимость синтеза продуктивной, новаторской и рутинной, репродуктивной его сторон. Творчество, отмеченное гениальностью личности творца, необходимо включает в себя простейшие моменты рутинной деятельности. У них общие слагаемые: целесообразная деятельность, предмет, средства, результат. И рутинная, и творческая деятельность мотивированы стремлением достичь запланированного практически полезного результата. Поэтому можно считать, что творчество принципиально не отличается от любой продуктивной человеческой деятельности, созидающей качественно новые материальные и духовные ценности, преобразующие природный и социальный мир в соответствии с целями и потребностями человека на основе объективных законов действительности. Однако названное определение не выявляет специфику творчества, его видовые отличия от продуктивной деятельности как таковой.

Характерной особенностью творчества является эмоциональная активация, выраженность положительных эмоциональных состояний, сопровождающих процесс творчества. Высочайший эмоциональный подъем стимулирует напряженный поиск решения задач и обусловливает в конечном счете моменты инсайта (озарения), когда как при вспышке молнии высвечивается искомый результат, возникает принципиально новая идея, разрешающая труднейшие вопросы. В психологии инсайт определяется как внезапное и невыводимое из прошлого опыта понимание существенных отношений и структуры ситуации в целом, посредством которого достигается осмысленное решение проблемы. Эмоциональное возбуждение сообщает импульс и активизирует способности синтезирования, анализа, обобщения, сопряженные со сложной динамикой оценок, невыразимых в слове смыслов, предвосхищений, «предгипотез», изменения первоначальных установок и возникновения новых познавательных потребностей.

Психологи видят специфику творческой деятельности в изменении мотивации, возникновении нового побуждения, которое они рассматривают как чрезвычайно важную и ценную особенность творчества. Ведь творчество предполагает способность личности к ломке сложившихся стереотипов, индивидуальному видению стандартной ситуации, обусловливающему выход за рамки первоначально поставленной задачи и средств ее разрешения. Интеллектуальный потенциал, волевые качества личности, такие как самостоятельность, активность, последовательность и другие, -необходимые субъективные условия творчества. Но привести этот потенциал в движение может лишь мощная мотивация. Это должно быть внутреннее побуждение, свободное от внешней необходимости, потребность в деятельности как самоцели. Поскольку деятельность является естественным состоянием человека, постольку реально возможно возникновение потребности в ней как самоцели, независимо от практически полезного результата. Такая потребность может формироваться в процессе любой утилитарной, рутинной деятельности, которая для личности становится ценной сама по себе.

Творчество как труд и игра

Самоценный характер творчества сближает его с игрой. Ведь стремление к игре определяют не внешние, а внутренние бескорыстные мотивы личности, ее интимные побуждения, связанные с наслаждением от игровой деятельности как таковой. Механизмы творческой и игровой деятельности, на наш взгляд, общие. Как уже было показано, игра представляет собой специфический аспект неигровой «серьезной» деятельности. Любая деятельность может быть порождением противоположных потребностей: потребности в достижении утилитарного результата и потребности в деятельности как таковой. Творчество принадлежит к такой деятельности, которая может в большей или меньшей степени мотивироваться и тем, и другим.

Обратимся к примерам. Мы знаем, что мотивация к учебе у студентов может быть различной: одни хотят получить профессию и сосредоточивают свои интересы вокруг так называемых профилирующих предметов. Другие учатся «ради диплома» и с трудом заставляют себя взяться за учебник, чтобы «сдать и забыть», третьи получают удовольствие от самого процесса познания. Именно последние могут быть рассмотрены как реальный резерв творческих личностей, прежде всего в науке.

Но и познавательная деятельность ученого может быть либо ограничена заранее определенными целями, подчинена внешней по отношению к науке утилитарной задаче, либо быть порождением внутреннего порядка, потребностью в познавательной деятельности как таковой. В этом случае познание переживается как бескорыстная игра творческих сил, доставляющая человеку наслаждение самой деятельностью. Стимулом познавательной активности зачастую является самостоятельное обнаружение проблемной ситуации, которая всеми остальными воспринимается как нечто, не заслуживающее внимания. Важнейшим признаком интеллектуальной активности, связанной с творчеством, и является эта не стимулированная извне деятельность. Творчество несводимо к простому целеполаганию, превосходит пределы того запланированного результата, достижение которого явилось лишь пусковым механизмом творчества, не более. В целом можно утверждать, что рутинная деятельность ориентирована на результат и оценку, творческая деятельность ценна сама по себе и ориентирована на процесс и самооценку.

Аналогичным образом может быть охарактеризована любая деятельность. Несомненно, например, что производственная деятельность человека, в частности физический труд, подчинена решению социально значимых задач, удовлетворению материальных потребностей людей. В трудовой деятельности личность должна подчинить игру своих порывов и сил внешней цели, предмету и продукту своего труда. Но производительный труд может быть и свободным от внешней необходимости проявлением потребности в труде. Такой труд эмоционально возвышает человека, доставляет ему радость. В творческом труде, который создает нечто объективно значимое и вместе с тем новое, привнесенное личностью, оригинальное, объективная и личностная значимость деятельности могут максимально совпасть. В этом случае находит себе простор игра творческих сил личности. Конечно, труд, включающий в себя игру, не перестает быть трудом. Но игровой момент, свойственный творческому труду, активизирует мышление, создавая зону свободных ассоциаций между усвоенным личностью опытом предшествующих поколений и ее собственным, между жесткими правилами деятельности и их конкретным применением в данный момент, между непосредственно достигаемой утилитарной целью и личностной мотивацией, неизмеримо превосходящей первоначальную цель.

Подчеркнем: творчество и игра имеют общий психологический механизм, но их социальная природа различна.Существенное отличие творчества от игры -создание социально значимого продукта, которое немыслимо без самоотверженного труда, требующего максимального напряжения сил человека, полной самоотдачи, самоограничения. Никакое внешнее принуждение не способно заставить человека трудиться творчески. Только игровой аспект как условие самоценного наслаждения деятельностью как таковой, независимо от утилитарного результата, создает предпосылки подлинной самореализации личности. Мера представленности целесообразного и самоценного, практически полезного и внеутилитарного, труда и игры в деятельности человека индивидуальна. Уникален и вклад каждого результата творческой деятельности в общечеловеческую культуру.

Только совпадение объективной и личностной значимости творческой деятельности обусловливает общечеловеческое и длящееся значение его результатов. Подлинное творчество обнаруживает высшее проявление социальности личности, ее обращенности к потребностям общественного развития. Творец в своем творчестве забывает о своей личности и о себе, отвлекается от себя, утверждает Бердяев. Творчество носит напряженно-личный характер, и вместе с тем оно есть забвение личности. Творчество всегда предполагает жертву. Творчество всегда есть самопреодоление, выход из пределов своего замкнутого личного бытия. Творец забывает о спасении, он думает о ценностях сверхчеловеческих.

В заключение можно еще раз напомнить, что творчество -это не только создание предметов культуры, но и организация жизни любого человека.Поскольку возникают трудности в рациональном объяснении творчества, которое не может быть охарактеризовано в виде некоторого набора рационально зафиксированных правил, постольку в творчестве человек должен опираться на собственную индивидуальность, благодаря которой только и возможно создание нового, небывалого. Поэтому быть самим собой, реализовать свой потенциал -призвание и предназначение каждого человека. Творчество побуждает человека к самопознанию, которое неизбежно завершается самосовершенствованием, творением себя как творца. Но оставаясь самим собой, человек должен проявлять свою причастность к общечеловеческому в самом высоком смысле этого слова, быть человеком, которому ничто человеческое не чуждо. Творчество захватывает человека целиком, вовлекает все его силы и побуждает отдать их любимому делу, ставшему смыслом его жизни. Человек всегда открыт миру, превышающему его возможности. И это создает неограниченные возможности раскрытия новых способов взаимодействия с ним.