Особое место занимает игра в ритуальном поведении, предполагающем включение стандартизованных действий условного характера, несущих информацию о принадлежности лица или группы к определенной этнической, религиозной или профессиональной общности.

Ритуал и этикет предполагают выполнение действий вполне символического характера. Многие из них первоначально служили в качестве средства информирования собеседника о своих намерениях. Например, рукопожатие означало, что в руке нет оружия. В дальнейшем это стало символическим жестом вежливости, первоначальный смысл которого был утрачен. Специалисты относят ритуалы к разновидности поведения с косвенным целеполаганием. Так, в религиозном культе, свадебной церемонии и т.п. событиях практическая цель отсутствует, и все поведение сводится к игре, т.е. к выполнению самого ритуала, при этом смысл отдельных действий для участников может быть неизвестен, но невыполнение их может быть источником конфликтов. Косвенное целеполагание выявляется и в демонстративном поведении, где фактическая цель скрыта, но связана с действиями личности знаковым отношением (т.е. в своих действиях субъект стремится выразить нечто большее, чем то, что «лежит на поверхности», непосредственно воспринимается). Сюда же относится и актерское демонстративное поведение, когда актер создает художественный образ, решающий «задачу», «сверх-задачу» и «сверх-сверх-задачу» режиссера. Косвенное целеполагание имеет место в процессе обучения и воспитания, когда учитель надевает на себя маску, соответствующую воспитательной задаче. В речевом поведении мы повседневно сталкиваемся с передачей некоторого текста, в котором содержится иная информация (подтекст) и которую адресат должен извлечь из его глубинной семантики.

Характерно, что игровые действия ритуального или нормативного плана, несущие значимую информационную нагрузку, занимают в иерархии ценностей несравненно более важное место, чем непосредственно достигаемая цель. Например, этикетные формы поведения сами по себе не преследуют никакой утилитарной цели, но никакая практическая задача, предполагающая участие в ее решении других лиц, не может быть удовлетворительно выполнена, если тот, кто добивается ее решения, пренебрегает элементарными правилами этикета.

Игра присутствует в поведении и как некоторый идеальный план, модель, когда возможные жизненные ситуации мысленно «проигрываются», прежде чем воплотиться в реальных действиях. Таким образом, игровой аспект так или иначе представлен в поведении человека, накладывая определенную печать на его «серьезную» деятельность и сознание. Собственно игра является формой воспроизведения реальности, а неигровая деятельность зачастую существует в форме игры. Это объясняет ту свободу, которую проявляет личность при переходе от «серьезных» к игровым формам поведения.

Широкая представленность игрового начала в многообразных формах деятельности дает возможность понять и ту роль, которая принадлежит игре в процессе социализации личности. На ранних этапах развития человеческого общества игра была универсальным средством трансляции знаний, формирования навыков трудовой деятельности у детей, сохранения традиций. В дальнейшем игра распространилась на всю толщу культуры, сохранив свою значимость практически во всех видах деятельности. Игра органично вписывается в структуру психики человека, оказывая свое специфическое влияние на его сознание и деятельность.