Следует заметить, что интерес к человеку со времен античности то возрастал, то на некоторое время ослабевал, но никогда при этом не иссякал, не сводился к нулю. И теперь, как и прежде, вопрос: «Что есть человек?» остается одним из наиболее важных во всей мировой философии, продолжая занимать лучшие умы человечества и все еще не имея однозначного ответа и законченных решений, тем более таких, которые получили бы общее признание.

Примечательно, что каждый раз, когда человек оказывался в центре внимания, его снова и снова как бы открывали заново, пытаясь по-новому, в новом ракурсе и в новых исторических условиях переосмыслить его сущность. В итоге без преувеличения можно сказать, что в философии нет предмета более сложного и противоречивого, чем человек, в оценке которого обнаруживаются всевозможные позиции -от радужных и оптимистических до наивных и преисполненных пессимизма.

Человека трактуют и как безграничный микрокосм -уникальное и вполне совершенное существо, наделенное всеми добродетелями, и как ошибку природы, обреченную на гибель по причине несовершенства и порочности человеческой натуры, и как творение Бога, и как продукт деятельности других людей.

Так, по определению К. Маркса (1818 -1883), «сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений», -утверждал этот мыслитель, принципиально расходясь во взглядах с видными представителями французского Просвещения, в частности, с Ж. Ламетри (1709 -1751), рассматривавшим человека с механистических позиций, о чем ярко свидетельствует даже название его основного труда «Человек-машина».

Совсем иной подход у другого знаменитого французского философа - Р. Декарта (1596 -1650), который считал, что «человек есть мыслящая вещь».

«Человек -не статический центр мира, как он долго полагал, а ось и вершина эволюции, что много прекраснее», -говорил французский философ и теолог П. Т. де Шарден (1881 -1955).

Человек есть существо ущербное, это «халтура природы», противоречил ему А. Шопенгауэр (1788 -1860).

С этим не соглашался Ж. П. Сартр (1905 -1980), полагая, что человек устремлен в будущее и таким образом сам творит самого себя. «Человек -это будущее человека», -утверждал он.

Таким образом, за две с половиной тысячи лет истории философии человека наделили таким количеством эпитетов, дали ему столько синонимов, сколько не имеет ни один другой объект философского анализа:

  • «разумное существо»;
  • «политическое животное»;
  • «венец природы»;
  • «тупик жизни»;
  • «ложный шаг жизни»;
  • «животное, создающее орудия труда»;
  • «существо, обладающее самосознанием»;
  • «существо моральное и свободное» и т. д. и т.п.

Причину такого разброса мнений следует искать прежде всего в природе самого человека, тайна которого принадлежит, несомненно, к разряду «вечных проблем», к которым философия возвращалась и будет возвращаться снова и снова в силу характера и специфики своего предмета. Важнейшим здесь является вопрос о происхождении человека, задающий определенную направленность всем дальнейшим рассуждениям в этой области. И если отвлечься от многочисленных вариаций на тему о том, как и откуда появился человек, и выделить наиболее существенные из них, то с определенной долей условности их можно свести к двум основным концепциям -естественного и сверхприродного происхождения человека.